Страница:Элиза Брайтвин. Дружба с природой. В русском изложении Дм. Кайгородова, 1897.djvu/26

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена
26
Дружба с природой

многія птицы должны преждевременно умирать отъ недостатка въ пищѣ, тогда какъ мы такъ легко могли бы оказать имъ въ этомъ случаѣ нашу помощь. А какъ щедро отплатятъ онѣ намъ за это весной — своими милыми пѣснями и своимъ довѣрчивымъ къ намъ отношеніемъ!

Не слѣдуетъ, однако, думать, что птицы только зимой нуждаются въ нашей добротѣ и помощи. Иногда и лѣтомъ, во время продолжительныхъ засухъ, также можетъ являться сильная нужда въ пищѣ, въ особенности у насѣкомоядныхъ птицъ. Въ этомъ убѣдилъ меня слѣдующій случай. Однажды, въ началѣ іюня, прилетѣла ко мнѣ на окно самочка чернаго дрозда, — видимо, въ самомъ печальномъ и озабоченномъ настроеніи. Она терпѣливо чего-то ждала и лишь время-отъ-времени тихонько постукивала клювомъ въ оконное стекло. Я не могла себѣ представить, что ей было нужно; однако, на удачу, выбросила за окно горсть намоченной въ водѣ и слегка отжатой булки. Бѣдная птица тотчасъ же бросилась на нее, съ истинно-вороньею жадностью, торопливо проглотила нѣсколько кусковъ и затѣмъ, наполнивъ ею ротъ, насколько было возможно, полетѣла къ своимъ птенцамъ. Нѣсколько разъ возвращалась она вновь и снова исчезала со своею «дѣтскою кашицей» во рту. Вскорѣ объявились также и сѣрые дрозды, малиновки, воробьи, — цѣлая стая пернатаго народца, и вели себя точно такъ же, какъ и та самочка чернаго дрозда: всѣ разносили, по разнымъ направленіямъ, въ своихъ биткомъ набитыхъ клювахъ, мягкую пищу для своихъ птенцовъ.

Этотъ случай убѣдилъ меня въ томъ, что именно въ тѣ продолжительные, ясные, сухіе дни начала лѣта, которыми такъ наслаждаемся мы, люди, — именно въ эти-то дни, бѣдныя птицы бѣдствуютъ, не находя въ пересохшихъ канавахъ, прудахъ и болотахъ, а также на высохшихъ лугахъ, достаточнаго количества пищи для своихъ подрастающихъ въ гнѣздахъ птенцовъ. Теперь для меня стала понятна нѣмая просьба самочки чернаго дрозда у моего закрытаго окна: умоляющимъ взглядомъ своихъ большихъ черныхъ глазъ и своимъ жалобнымъ «цирканьемъ» она хотѣла мнѣ сказать:

— «Я знаю, что ты о насъ заботишься; я узнала это прошлою зимой, когда ты спасала насъ отъ голода, давая намъ пищу. Теперь же я нахожусь въ гораздо большей еще нуждѣ: мои дѣтки кричатъ отъ голода, но земля такъ высохла и затвердѣла, что я нигдѣ не могу найти ни одного червячка. Помоги мнѣ и моимъ малюткамъ, и мы, когда снова наступятъ пасмурные дни, будемъ пѣть тебѣ наши лучшія пѣсни, чтобы тебя веселить…» «Поняла ли она меня? Вѣдь я все это уже столько разъ говорила, и теперь хотѣла только еще разъ попытаться, прежде чѣмъ умрутъ мои дѣтки… Да, она выходитъ изъ комнаты, — я подожду… О, она возвращается и несетъ какъ разъ то, что нужно моимъ дѣткамъ — мягкую пищу! Какъ будутъ они радоваться, какъ будутъ они широко раскрывать свои ротики!.. Надѣюсь, что добрая женщина поняла, какъ я ей отъ глубины души благодарна»…

Любовь имѣетъ свой особенный языкъ и даетъ себя понять различными знаками; и я увѣрена, что измученное сердечко бѣдной птицы хотѣло именно такъ выразить мнѣ наполнявшія его чувства.

Съ того дня, я никогда не забываю выставлять за окно подходящій для гнѣздовыхъ птенчиковъ кормъ, — въ дни продолжительныхъ засухъ, случающихся въ то время, когда птицы заняты выводомъ птенцовъ. Ужасно подумать, что маленькія, безпомощныя созданія могутъ умереть съ голода въ чудные дни ранняго лѣта, — въ дни


Тот же текст в современной орфографии

многие птицы должны преждевременно умирать от недостатка в пище, тогда как мы так легко могли бы оказать им в этом случае нашу помощь. А как щедро отплатят они нам за это весной — своими милыми песнями и своим доверчивым к нам отношением!

Не следует, однако, думать, что птицы только зимой нуждаются в нашей доброте и помощи. Иногда и летом, во время продолжительных засух, также может являться сильная нужда в пище, в особенности у насекомоядных птиц. В этом убедил меня следующий случай. Однажды, в начале июня, прилетела ко мне на окно самочка чёрного дрозда, — видимо, в самом печальном и озабоченном настроении. Она терпеливо чего-то ждала и лишь время от времени тихонько постукивала клювом в оконное стекло. Я не могла себе представить, что ей было нужно; однако, на удачу, выбросила за окно горсть намоченной в воде и слегка отжатой булки. Бедная птица тотчас же бросилась на неё, с истинно-вороньею жадностью, торопливо проглотила несколько кусков и затем, наполнив ею рот, насколько было возможно, полетела к своим птенцам. Несколько раз возвращалась она вновь и снова исчезала со своею «детскою кашицей» во рту. Вскоре объявились также и серые дрозды, малиновки, воробьи, — целая стая пернатого народца, и вели себя точно так же, как и та самочка чёрного дрозда: все разносили, по разным направлениям, в своих битком набитых клювах, мягкую пищу для своих птенцов.

Этот случай убедил меня в том, что именно в те продолжительные, ясные, сухие дни начала лета, которыми так наслаждаемся мы, люди, — именно в эти-то дни, бедные птицы бедствуют, не находя в пересохших канавах, прудах и болотах, а также на высохших лугах, достаточного количества пищи для своих подрастающих в гнёздах птенцов. Теперь для меня стала понятна немая просьба самочки чёрного дрозда у моего закрытого окна: умоляющим взглядом своих больших чёрных глаз и своим жалобным «цирканьем» она хотела мне сказать:

— «Я знаю, что ты о нас заботишься; я узнала это прошлою зимой, когда ты спасала нас от голода, давая нам пищу. Теперь же я нахожусь в гораздо большей ещё нужде: мои детки кричат от голода, но земля так высохла и затвердела, что я нигде не могу найти ни одного червячка. Помоги мне и моим малюткам, и мы, когда снова наступят пасмурные дни, будем петь тебе наши лучшие песни, чтобы тебя веселить…» «Поняла ли она меня? Ведь я всё это уже столько раз говорила, и теперь хотела только ещё раз попытаться, прежде чем умрут мои детки… Да, она выходит из комнаты, — я подожду… О, она возвращается и несёт как раз то, что нужно моим деткам — мягкую пищу! Как будут они радоваться, как будут они широко раскрывать свои ротики!.. Надеюсь, что добрая женщина поняла, как я ей от глубины души благодарна»…

Любовь имеет свой особенный язык и даёт себя понять различными знаками; и я уверена, что измученное сердечко бедной птицы хотело именно так выразить мне наполнявшие его чувства.

С того дня, я никогда не забываю выставлять за окно подходящий для гнездовых птенчиков корм, — в дни продолжительных засух, случающихся в то время, когда птицы заняты выводом птенцов. Ужасно подумать, что маленькие, беспомощные создания могут умереть с голода в чудные дни раннего лета, — в дни