Страница:Элиза Брайтвин. Дружба с природой. В русском изложении Дм. Кайгородова, 1897.djvu/50

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена
50
Дружба с природой


УХОВЕРТКА-МАТЬ.

Я какъ-то читала, что уховертки[1] высиживаютъ свои яйца и ухаживаютъ нѣкоторое время за вылупившимися изъ нихъ личинками. У насѣкомыхъ это встрѣчается очень рѣдко; большинство изъ нихъ обыкновенно не доживаетъ до появления на свѣтъ своего новаго поколѣнія.

Въ одно прекрасное майское утро я долго бродила среди скалъ, каменьевъ, старыхъ древесныхъ пней и зарослей папортниковъ, разыскивая гнѣздо уховертки. Много бѣгало тамъ разныхъ жуковъ, личинокъ и многоножекъ, но уховертокъ не попадалось. Я хотѣла уже покончить мои розыски, какъ вдругъ увидѣла, подъотвернутымъ камнемъ, небольшое углубленіе, величиной съ горошину, въ которомъ лежало штукъ двадцать маленькихъ, круглыхъ, прозрачныхъ яичекъ, величиной съ булавочную головку. Вслѣдъ затѣмъ прибѣжала уховертка и усѣлась на гнездо. Я страшно обрадовалась: наконецъ-то желаніе мое исполнилось — я нашла высиживающую уховертку-мать.

Однако, какимъ бы образомъ могла я лучше всего наблюдать за высиживаніемъ? — Я рѣшила выкопать гнѣздо и, прикрывъ его мхомъ, снести къ себѣ домой. Такъ я и сдѣлала. Придя домой, я помѣстила гнѣздо въ довольно глубокую плоскую чашку, которую затѣмъ прикрыла сѣтчатою проволочною крышкой. Такимъ образомъ я могла отлично слѣдить за всѣмъ тѣмъ, что будетъ происходить въ чашкѣ.

Сначала госпожа уховертка внимательно изслѣдовала и осмотрѣла свое новое жилище, перещупавъ всѣ камешки и кусочки земли своими щупальцами. Осмотрѣвшись, она начала мастерить новое гнѣздышко, прилежно и неутомимо копаясь въ землѣ, пока все не было сдѣлано и налажено, какъ ей хотѣлось. Затѣмъ она начала перетаскивать во рту яички, одно за другимъ, и всѣ ихъ сложила въ новое гнѣздо. Она долго возилась, ворочалась и копошилась, укладывая и переворачивая яички; наконецъ, успокоилась, прикрывъ ихъ своею грудью. Каждую ночь, а иногда и по два раза въ день, выкапывала она новыя ямочки и переносила въ нихъ всѣ свои яички.

Чтобы предупредить сильное высыханіе земли, я опрыскивала ее слегка водой. Когда та или другая капелька падала при этомъ близко отъ гнѣзда, уховертка-мать каждый разъ сильно волновалась: она бѣгала со своими яичками взадъ и впередъ, пока не находила для нихъ вполнѣ сухого мѣстечка. Когда же я совсѣмъ прекратила опрыскиваніе, насѣкомое стало отыскивать самыя сырыя мѣстечки для помѣщенія яицъ и, казалось, охотно даже встрѣтило возобновленное опрыскиваніе, при чемъ само сосало ртомъ воду и ощупывало увлажненную землю своими щупальцами.

Въ теченіе трехъ недѣль была она такимъ образомъ неутомимо занята, при чемъ питалась маленькими кусочками сырого мяса и комнатными мухами. Я въ то время не знала, что уховертки питаются главнымъ образомъ растительною пищей. Что онѣ могутъ переносить также и мясную пищу, это показалъ мой опытъ. Въ первый разъ я дала ей свѣже-пойманную комнатную муху. Она долго ее осматривала, тревожно обѣгая вокругъ неподвижно лежавшаго «чудовища», ощупывала щупальцами, схватывала челюстями и, наконецъ, убѣдившись, что «чудовище» это не способно причинить ей никакого вреда, начала медленно его поѣдать. По прошествіи часа отъ мухи остались одни только крылышки.

  1. Porficula auricularia, Уховёртка — весьма обыкновенное насѣкомое, встрѣчающееся повсюду и въ Россіи.
    Д. К.
Тот же текст в современной орфографии


УХОВЁРТКА-МАТЬ

Я как-то читала, что уховёртки[1] высиживают свои яйца и ухаживают некоторое время за вылупившимися из них личинками. У насекомых это встречается очень редко; большинство из них обыкновенно не доживает до появления на свет своего нового поколения.

В одно прекрасное майское утро я долго бродила среди скал, каменьев, старых древесных пней и зарослей папоротников, разыскивая гнездо уховёртки. Много бегало там разных жуков, личинок и многоножек, но уховёрток не попадалось. Я хотела уже покончить мои розыски, как вдруг увидела, под отвёрнутым камнем, небольшое углубление, величиной с горошину, в котором лежало штук двадцать маленьких, круглых, прозрачных яичек, величиной с булавочную головку. Вслед затем прибежала уховёртка и уселась на гнездо. Я страшно обрадовалась: наконец-то желание моё исполнилось — я нашла высиживающую уховёртку-мать.

Однако, каким бы образом могла я лучше всего наблюдать за высиживанием? — Я решила выкопать гнездо и, прикрыв его мхом, снести к себе домой. Так я и сделала. Придя домой, я поместила гнездо в довольно глубокую плоскую чашку, которую затем прикрыла сетчатою проволочною крышкой. Таким образом я могла отлично следить за всем тем, что будет происходить в чашке.

Сначала госпожа уховёртка внимательно исследовала и осмотрела своё новое жилище, перещупав все камешки и кусочки земли своими щупальцами. Осмотревшись, она начала мастерить новое гнёздышко, прилежно и неутомимо копаясь в земле, пока всё не было сделано и налажено, как ей хотелось. Затем она начала перетаскивать во рту яички, одно за другим, и все их сложила в новое гнездо. Она долго возилась, ворочалась и копошилась, укладывая и переворачивая яички; наконец, успокоилась, прикрыв их своею грудью. Каждую ночь, а иногда и по два раза в день, выкапывала она новые ямочки и переносила в них все свои яички.

Чтобы предупредить сильное высыхание земли, я опрыскивала её слегка водой. Когда та или другая капелька падала при этом близко от гнезда, уховертка-мать каждый раз сильно волновалась: она бегала со своими яичками взад и вперёд, пока не находила для них вполне сухого местечка. Когда же я совсем прекратила опрыскивание, насекомое стало отыскивать самые сырые местечки для помещения яиц и, казалось, охотно даже встретило возобновлённое опрыскивание, причём само сосало ртом воду и ощупывало увлажнённую землю своими щупальцами.

В течение трёх недель была она таким образом неутомимо занята, причём питалась маленькими кусочками сырого мяса и комнатными мухами. Я в то время не знала, что уховёртки питаются главным образом растительною пищей. Что они могут переносить также и мясную пищу, это показал мой опыт. В первый раз я дала ей свежепойманную комнатную муху. Она долго её осматривала, тревожно обегая вокруг неподвижно лежавшего «чудовища», ощупывала щупальцами, схватывала челюстями и, наконец, убедившись, что «чудовище» это не способно причинить ей никакого вреда, начала медленно его поедать. По прошествии часа от мухи остались одни только крылышки.

  1. Porficula auricularia, Уховёртка — весьма обыкновенное насекомое, встречающееся повсюду и в России.
    Д. К.