Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 1.djvu/282

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана
  
— 266 —

же основная мысль, одна и та же логика руководствовали ихъ образованіемъ: они развились всѣ изъ одного зародыша, какой бы онъ ни былъ, на различныхъ террасахъ сѣверной оконечности восточной плоской возвышенности; они всѣ сродны между собою, отличаются одинаковою и весьма рѣзкою физіономіею, и образуютъ одну семью, раздѣленную на четыре главнѣйшія отрасли, Маньджурскую, Монгольскую, Турецкую и Финскую, — семью, которую мы назовемъ, общимъ именемъ, Монгольскою, или точнѣе, семьею языковъ Монгольскаго племени. Финны могутъ быть названы западными Монголами: многія ихъ поколѣнiя, напримѣръ Маджары, были еще въ десятомъ вѣкѣ похожи и лицемъ на Монголовъ; Гунны и Аланы по всей вѣроятности, принадлежали къ ихъ же отрасли. Весь этотъ уголъ былъ занятъ въ древности языками плодовитой Монгольской семьи: нынче одна восточная часть его остается въ ихъ владѣніи; въ западную вторглись языки Европейскіе, преимущественно Славянскій, и онъ-то почти истребилъ многочисленные языки Финской отрасли; толькъ слабые ихъ остатки виднѣются еще, раскиданные на обширномъ пространствѣ, подъ именами языковъ Чухонскаго, Лапландскаго, Олонецкаго, Пермскаго, Самоѣдскаго, Остяцкаго, Вогульскаго, Вотяцкаго, Черемыскаго, Мордовскаго, и проч. Финскіе языки, повидимому, въ самомъ началѣ отдѣлились отъ общаго корня, спустились съ террасъ восточной плоской возвышенности, и избрали гнѣздомъ своимъ Уралъ, откуда потомъ разлились по всѣму Сѣверу Европы. Исключая одной Маньджурской, всѣ три остальныя отрасли этой семьи, Финская, Турецкая и отчасти собственная Монгольская, поперемѣнно наводняли Европу своими языками: промежутокъ между Ураломъ и Каспiйскимъ Моремъ служилъ для нихъ естественнымъ отверзстіемъ, черезъ которое они выливались изъ Азіи на нашу часть Свѣта. Можно даже полагать, что и четвертая отрасль, самая восточная, хотя мгновенно посѣтила Европу, потому что съ первыми Монголами, которые проникли до Силезіи и потомъ вдругъ воротились на свою плоскую возвышенность, были навѣрное и поколѣнія Маньджурскія.

Параллельно чертѣ, проложенной оть центра Азіи къ верху Ботническаго Залива, проведемъ другую, отъ сѣвернаго угла Персидскаго Залива къ южной оконечности Англіи. На этой обширной полосѣ обитала прежде другая семья языковъ, раздѣленныхъ на двѣ главныя отрасли и тоже сродныхъ между собою; но замѣтьте, — совсѣмъ другая основная мысль проявляется въ устройствѣ и расположеніи ихъ звуковъ; слова ихъ дѣйствуютъ и движутся совершенно по другой логикѣ, и, что важнѣе, послѣдняя діаметрально противоположна логикѣ языковъ семьи Монгольской. Полоса эта заключаетъ въ себѣ всю Персію, Малую Азію, юговосточную и среднюю Европу. На ней процвѣтали, — въ Азіи разные языки Персской отрасли, Зендъ, Пеглеви, Парси, Мидійскій, Курдскій и многіе другіе, между которыми ваходился гдѣ-то къ югу и Санскритскій; въ Европѣ языки Европейской отрасли, Греческій, Латинскій, Германскій, Славянскій, Гальскій и прочіе. Нынче не подлежитъ сомнѣнію, что обѣ эти отрасли имѣютъ общее начало и, такъ сказать, составляютъ природное слово Кавказскаго племени, распространеннаго по всей полосѣ; но никакъ нельзя допустить, чтобы это слово первоначально вышло изъ Индіи, какъ того хочется ученымъ Индо-Германцамъ потому только, что одинъ изъ языковъ этой семьи, именно Санскритскій, отысканъ недавно въ Индостанѣ. Изображая физическое устройство Азійскаго материка, мы старались освѣтить особенно одинъ важный пунктъ, — преграды, поставленныя самою Природою выходу племенъ изъ Китая и Индіи, на которую предпріимчивые завоеватели могутъ нагрянуть съ сѣвера, но изъ которой нельзя выходить массамъ. Да сверхъ того, подвижныя поколѣнія всегда стремятся сами на полуострова: нѣтъ ни какихъ причинъ, которыя бы вытѣсняли оттуда туземцевъ. Поэтому можно заключнть съ нѣкоторою увѣренностью, что древнѣйшая и естественная граница языковъ Персо-Европейскихъ съ юга суть Гималайскія Горы; что Санскритскій языкъ занесенъ въ Индію съ сѣвера, и что онъ нѣкогда господствовалъ въ ней посредствомъ правительства и вѣры только такъ, какъ потомъ языкъ ново-Персидскій, введенный туда Магометанскими завоевателями. Это предположеніе, о которомъ намѣкалъ уже Абель-Ремюза, тѣмь правдоподобнѣе, что коренные туземные языки Индѣйскаго полуострова по-сю-пору не имѣютъ ни какого сродства съ Санскритскимъ, хотя и