Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 1.djvu/490

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана


Шведскимъ Наслѣднымъ Принцемъ свиданіе, на которомъ положено было прочное основаніе существующему донынѣ между обоими государствами согласію, и границы наши ограждены были царственнымъ словомъ. По возвращеніи Государя въ С. Петербургъ, извѣстіе о блистательной битвѣ Бородинской, полученное въ самый Александровъ день, восхитило радостію сердце Государя и подданныхъ; но какая мрачная ночь наступила вслѣдъ за этимъ мгновеннымъ блескомъ! Наполеонъ вошелъ въ Москву. Древняя Русская столица испытала участь Амстердама, Вѣны, Берлина, Лиссабона, Мадрида. Европа ждала и отъ этого торжества Наполеонова тѣхъ же послѣдствій, которыя ознаменовали покореніе другихъ столицъ ея; но Александръ, твердостію въ грозномъ опытѣ, и благочестивымъ упованіемъ на помощь Вышняго, разстроилъ всѣ замыслы и расчеты враговъ своихъ. Умилительно вспомнить теперь тѣ достопамятныя слова, которыми Императоръ, не царскимъ манифестомъ, но скромнымъ объявленіемъ, возвѣщалъ о потерѣ Москвы: «Непріятель Сентября 3-го числа вступилъ въ Москву, но да не унываетъ отъ сего великій народъ Россійскій. Напротивъ, да поклянется всякъ и каждый воекппѣть новымъ духомъ мужества, твердости и несомнѣнной надежды, что всякое наносимое намъ врагами зло и вредъ обратятся напослѣдокъ на главу ихъ. — При бѣдственномъ состояніи всего рода человѣческаго, не прославится ли тотъ народъ, который, перенеся всѣ неизбѣжныя съ войною разоренія, наконецъ терпѣливостыо и мужествомъ своимъ достигнетъ до того, что не токмо пріобрѣтетъ самъ себѣ прочное и ненарушимое спокойствіе, но и другимъ Державамъ доставитъ оное, и даже тѣмъ самымъ, которыя противъ воли своей съ нимъ воюютъ!»

Потомство сравнитъ дерзкое предсказаніе неистоваго завоевателя съ этимъ смиреннымъ предчувствіемъ благочестиваго Даря, и рѣшитъ, на которой сторонѣ были истинное величіе, мудрость и знаніе настоящей минуты. Провндѣніе уже рѣшило. Москва воспылала надъ главою рушнтеля царствъ. Онъ обратился къ Александру съ предложеніемъ мира и дружбы. Не получивъ отвѣта, бросился на Русское войско, обновленное числомъ, сплою и духомъ, и встрѣтивъ препону въ намѣреніи своемъ прорваться на югъ Россіи, принужденъ быль начать свое бѣдственное отступленіе по дорогъ, истощенной и опустошенной имъ самимъ. Русскіе шли за Французами по пятамъ, не давали имъ отдыху, отрѣзывали всѣ сообщенія и пособія, становились на пути ихъ, и брали ихъ цѣлыми отрядами. ІІрнБерезпнѣ стѣснили Наполеона въ одно время, съ сѣвера Витгенштейнъ, сь югозапада Чичаговъ, съ востока Кутузовъ: счастіе и въ этотъ разъ помогло своему баловню. Онъ переправился черезъ Березину и лично спасся, но значительная часть его арміи погибла на переправѣ. Остальная выморена была морозомъ, голодомъ и казаками на пути отъ Березины до границы. Но словамъ самихъ Французовъ, вышло изъ Россіи 18,800 Французовъ и Италіянцевъ, и 23,000 Поляковъ и Нѣмцевъ. (Koch, Tableau des révol. II, 384.)

Александръ въ началѣ Декабря мѣсяца отправился къ побѣдоносной арміи, и посреди торжествующихъ сыновъ своихъ, праздновалъ день своего рожденія, а наступленіе Новаго 1813 года ознаменовалъ переходомъ Русской арміи чрезъ границу, для исполненія возвѣщеннаго имъ Россіи и Европѣ. Если бъ намъ предоставлено было сказать, который годъ изъ двадцати пяти славныхъ лѣтъ царствованія Императора Александра есть самый блистательный, мы отвѣчали бы рѣшительно: тысяча восемьсотъ тринадцатый. Въ этомъ году онъ явился тѣмъ, что былъ въ самомъ дѣлѣ: великимъ политикомъ, мудрымъ распорядителемъ, благоразумнымъ и искуснымъ полководцемъ. Кромѣ веденія войны съ величайшимъ воинскимъ геніемъ нашего вѣка, предстояло ему другое, можетъ быть, важнѣйшее дѣло — устранить причину пораженій, претерпѣнныхъ арміями Германскихъ государствъ, состоящими изъ воиновъ храбрыхъ и усердныхъ, имѣющими предводителей искусныхъ и опытныхъ, и безпрестанно подавляемыми врагомъ — отъ недостатка внутренняго единства, отъ совмѣстничества и зависти разнородныхъ частей Германіи. Александръ, своимъ умомъ, сердцемъ и характеромъ, рѣшилъ эту трудную задачу. Послѣдствіемъ сего было дѣло, едва ли слыханное во Всемірной Исторіи: единогласное дѣйствіе войскъ самыхъ разнородныхъ, торжество коалиціи надъ непріятелемъ силь-