Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 1.djvu/508

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана


сынъ Ц. Михаила Ѳеодоровича и супруги его Евдокіи Лукьяновны, родился 10 Марта 1629, вступилъ на престолъ 13 Іюля 1645, умеръ 29 Января 1676. Тридцатилѣтнее правленіе сего Государя, заслужившаго отъ потомства справедливое названіе Мудраго, ознаменовано постояннымъ попеченіемъ о благѣ подданныхъ, кротостію души, силою ума, любовью къ правосудію. Онъ принадлежитъ къ числу тѣхъ рѣдкихъ въ Исторіи государей, которые, умѣя господствовать надъ событіями вѣка и давать имъ направленіе, согласное съ правилами искусной, дальновидной политики, прославляютъ свое царствованіе блестящими дѣлами и сѣютъ для будутцато сѣмена плодотворныя, съ тѣмъ однако различіемъ, что одни для достиженія своей цѣли не разбираютъ средствъ и предаютъ спою память упрекамъ Исторіи, а другіе, совершая дѣла не менѣе трудныя, идутъ путемъ добродѣтели и чести. Ц. Алексѣй Михайловичъ, въ бореніи съ величайшими препятствіями, ничѣмъ не запятпалъ своей славы предъ судомъ потомства, а для Россіи сдѣлалъ такъ много, чтр плоды его дѣяній не могли исчезнуть даже предъ безмѣрнымъ величіемъ сына его, при всеобщемъ преобразованіи отечества, водворившемъ совершенно новый порядокъ вещей. Наслѣдовавъ отъ отца своего Державу, еще непзлечившуюся отъ рапъ, нанесенныхъ ей самозванцами и вѣроломными сосѣдями, безсильную внутри, слабую извнѣ, носившую въ нѣдрахъ своихъ сѣмена неустройствъ, боренія черни, аристократіи, духовенства, съ верховною властію, безъ всякаго вѣса въ политической системѣ западныхъ государствъ, даже безъ надежнаго оплота противъ непріязненныхъ сосѣдей, ожидавшихъ только случая вновь ограбить и унизить ее, мудрый Алексѣй оставилъ своимъ преемникамъ государство сильное, благоустроенное, съ явнымъ перевѣсомъ надъ опаснѣйшею соперницею, Польшею, со всѣми средствами къ господству надъ Европейскимъ сѣверомъ, уважаемое на западѣ, грозное на востокѣ и югѣ. Этой цѣли онъ достигъ благоразуміемъ политики внутренней и внѣшней. Отличительнымъ характеромъ его внутренняго управленія было постоянное развитіе мысли о необходимости вдохнуть органическую жизнь въ нестройный составъ своего государства, приведеніемъ къ единству и согласію нестройныхъ частей его, такъ, чтобы каждая изъ нихъ развивалась въ опредѣленномъ объемѣ, на прочномъ основаніи, сообразно съ духомъ вѣка и народа. Ни одна отрасль гражданской дѣятельности, государственной жизни, не ускользнула отъ его мудраго попеченія: каждой изъ нихъ указывалъ онъ свое мѣсто, давалъ направленіе, опредѣлялъ кругъ дѣйствія. Постоянно слѣдуя системѣ стройнаго единства, онъ не довольствовался, подобно предшественникамъ своимъ, отдѣльными узаконеніями; но всѣ отрасли государственной жизни озирая во всемъ объемѣ, почти для каждой изъ нихъ издавалъ Уставы, т. е., систематическіе своды господствовавшихъ въ то время законовъ, съ присовокупленіемъ новыхъ правилъ, сообразныхъ съ духомъ народа и потребностями вѣка. Всѣ его законы, равно какъ и дѣйствія внутренняго управленія, кромѣ мысли о порядкѣ и единствѣ, отличаются еще другою прекраснѣйшею чертою — правосудіемъ, не разбиравшимъ ни лицъ, ни званій. Въ дѣлахъ внѣшней политики, онъ съ рѣдкимъ искусствомъ умѣлъ пользоваться обстоятельствами, и па семъ поприщѣ далеко превзошелъ всѣхъ своихъ предшественниковъ: былъ смѣлѣе Іоанна III, благоразумнѣе Іоанна IV, честнѣе Бориса Годунова. Во внѣшнихъ своихъ дѣйствіяхъ онъ стремился къ тому, чтобы дать Россіи перевѣсъ надъ Польшею, возвратить утраченныя области древней Россіи, и мало по малу сблизить свое отечество съ Европою; но безъ потрясенія внутренняго порядка, безъ перемѣны народныхъ обычаевъ, коихъ онъ держался крѣпко. Начало сго правленія было бурно: открылись мятежи въ Москвѣ, Новѣгородѣ, Псковѣ; сверхъ того явился самозванецъ, мнимый сынъ Ц. Василія Іоанновича Шуйскаго. Эти мятежи, какъ случайное волненіе черни, озлобленной корыстолюбіемъ царскихъ сановниковъ, вскорѣ утихли и не оставили важныхъ послѣдствій, а самозванецъ, бѣглый писарь Анкудиновъ (см. эту статью), не успѣлъ найти приверженцевъ въ Россіи, уже довольно наученной прежними опытами, и получилъ достойное наказаніе. Царь, не довольствуясь однако же укрощеніемъ неустройствѣ, повелѣлъ, для огражденія безопасности общей и частной, для обузданія своеволія, составить, съ согласія Земскаго Собора, сводъ изъ прежнихъ законовъ гражданскихъ и церковныхъ