Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 2.djvu/299

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
АНД— 295 —АНД

ной Андромеды или щавелеваго дерева вкусомъ похожи на щавель. П. Ѳ. Г.

АНДРОМЕДА, дочь Эѳіопскаго Царя Цефея и Кассіопеи. Гордясь красотою своей дочери, Кассіопея утверждала, что она превосходить не только Нереидъ, но и Юнону. Въ наказаніе за такое хвастовство, Нептунъ наводнилъ владѣнія Цефея, и послалъ морское чудовище Цето (т. е. кита) для ихъ опустошенія. Вопрошенный оракулъ изрекъ, что единственнымъ средствомъ къ спасенію, оставалось отдать Андромеду на съѣденіе звѣрю. Цефей, для блага народа, рѣшился пожертвовать дочерью. Несчастная была прикована къ скалѣ и ожидала уже смерти, но вдругъ явился нежданый избавитель. Персей, одержавъ побѣду надъ Горгонами, возвращался въ то самое время съ головою Медузы, на крылатомъ конѣ Пегасѣ. Чтобъ освободить Андромеду, ему стоило только показать чудовищу эту голову, и оно вмигъ было превращено въ камень. Рука Андромеды послужила наградою его подвига, и счастливый герой увезъ красавицу въ Грецію, гдѣ она родила ему дочь и четырехъ сыновей. По смерти, Андромеда помѣщена въ число созвѣздій вмѣстѣ съ Цефеемъ, Кассіопеею и чудовищемъ Цето, или Химерою.

АНДРОМЕДА, Andromède, (Астр.) сѣверное созвѣздіе, находящееся къ сѣверу отъ Рыбъ, его называютъ иногда по-Латыни Персея, скованная жена, дѣва, принесенная па жертву (Persea, mulier catenata, virgo devota). Арабы изображаютъ на ея мѣстѣ морскую корову, привязанную къ одной изъ рыбъ. Сіе созвѣздіе относятъ къ исторіи Андромеды, которую Цефей, ея отецъ, принужденъ былъ принесть въ жертву морскому чудовищу, чтобы спасти свое государство отъ заразы, и которую спасъ Персей.

АНДРОНИКЪ I, Комнинъ, Императоръ Греческій, внукъ Алексѣя I, родился въ 1110 году. Ему удалось пріобрѣсти благосклонность своего двоюроднаго брата, Мануила Комнина, занимавшаго тогда престолъ Константинопольскій; но сей послѣдній, видя неоднократныя покушенія на его жизнь и тайное сношеніе Андроника съ Турками, заключилъ его въ темницу, гдѣ онъ просидѣлъ 12 лѣтъ. Два раза онъ тщетно покушался уйти изъ заточенія, но третья попытка ему удалась, и онъ удалился въ Россію. Чтобы вновь войти въ милость у Мануила, онъ уговорилъ Бориса, Королевича Венгерскаго[1], вступить въ союзъ съ Греческимъ Императоромъ противъ Венгровъ, и самъ принялъ участіе въ сей войнѣ. Новыя неудовольствія заставили Императора сослать его въ Понтійскій городъ Эное, гдѣ онъ жилъ до смерти Мануила. Склонивъ помощію тайныхъ агентовъ въ свою пользу духъ народа, онъ безъ труда могъ завладѣть Императорскимъ престоломъ. Въѣздъ его въ Константинополь былъ ознаменованъ жестокостями и чрезвычайными безпорядками. Показывая большое почтеніе къ Алексѣю, сыну Мануила, онъ самъ торжественно несъ его на плечахъ въ церковь для коронованія, и вслѣдъ за симъ принудилъ сего молодого государя подписать смертный приговоръ его матери. Византійская чернь, возбужденная его приверженцами, провозгласила его Императоромъ и товарищемъ Алексѣя, который нѣсколько дней спустя былъ умерщвленъ. Андроникъ, развращенный старикъ, сочетался бракомъ съ невѣстою Алексѣя, одиннадцатилѣтнею Агнесою, Принцессою Французскою. Сей


  1. Сочинитель этой статьи (въ Encyclopédie des gens du monde, art. Andronic I) говоритъ : «il persuada au souverain de cette contrée (Россіи) de se joindre à l’Empereur grec contre les Hongrois, etc,» и не упоминая ни о времени, ни о томъ, кто тогда царствовалъ въ Россіи. Вѣроятно, это произошло во время царствованія Ярополка II Владиміровича (1132—1139), но не Великій Князь участвовалъ въ сей войнѣ, а Борисъ — сынъ Коломана, Короля Венгерскаго и Евфиміи, дочери Мономаховой. Сей Борисъ сочетался бракомъ съ родственницею Мануила, Императора Греческаго (Ист. Гос. Росс. II, 180). Онъ воевалъ съ Белою Слѣпымъ, Королемъ Венгерскимъ, при концѣ правленія Ярополка, или около 1139 года, когда Андронику I было 29 лѣтъ отъ роду. Вотъ что Карамзинъ говорить о сей войнѣ: «Еще въ утробѣ матери осужденный на изгнаніе и воспитанный въ нашемъ отечествѣ, Борисъ, возмужавъ, хотѣлъ мечемъ доказать силу наслѣдственныхъ правъ своихъ, и вступилъ въ Венгрію съ Россіянами, его союзниками, и съ Болеславомъ Польскимъ; но въ рѣшительной битвѣ не выдержалъ перваго удара Нѣмцевъ и бѣжалъ какъ малодушный, не умѣвъ воспользоваться благорасположеніемъ многихъ Венгерскихъ бояръ, которые думали, что онъ былъ законный сынъ ихъ государя, и что Коломанъ, единственно по ненависти своей къ Россійской крови, изгналъ супругу, вѣрную и невинную.» (И. Г. Р. II, стр. 189.)