Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 2.djvu/333

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
АНН— 329 —АНН

двѣ Римскія арміи, подъ начальствомъ консуловъ Фламинія и Сервилія, сторожили выступленіе его изъ Аппенинскихъ Горъ; но онъ, обманувъ противниковъ демонстраціями, прошелъ кратчайшимъ путемъ черезъ Клузійскія болота, лежащія у самой подошвы Аппениновъ. Разлитіемъ рѣки Арно (Arnus), болота были покрыты водою, что еще болѣе затрудняло этотъ необыкновенный походъ. Аннибалъ потерялъ въ немъ всѣхъ слоновъ, большую часть лошадей, вьючнаго скота, и самъ лишился глаза. Въ четвертыя сутки онъ достигъ Этруріи, и тотчасъ употребилъ всѣ средства, чтобы принудить противниковъ къ сраженію: истребляя все огнемъ и мечемъ, онъ обнаружилъ намѣреніе итти къ Риму; но узнавъ, что Фламиній его преслѣдуетъ, обратился назадъ, и скрывъ главную часть арміи за возвышеніями, лежащими по сѣверному берегу Тразименскаго Озера и вдоль дороги въ Римъ, заманилъ остальнымъ войскомъ Фламинія въ эту тѣснину. Здѣсь произошла кровопролитная битва, въ которой Фламиній и Римляне претерпѣли ужасное пораженіе (см. Тразименъ). Вслѣдъ за симъ былъ разбитъ и отрядъ Сервилія, шедшій на помощь Фламинію. Обогащенный добычею, Аннибалъ вооружилъ войска свои по образцу Римскихъ, и обойдя Римъ со стороны Адріатическаго Моря, двинулся въ южную Италію, чтобъ и тамъ произвесть возмущеніе противъ Рима. Сенатъ Римскій, устрашенный успѣхами Аннибала, ввѣрилъ спасеніе отечества диктатору. Избранный въ это достоинство Фабій (см. это), будучи убѣжденъ, что нельзя побѣдить Аннибала открытою силою, принялъ систему медленія, какъ вѣрное средство истощить войска Карѳагенскія; ибо они не могли долго удержаться въ странѣ, ими разоренной; а Фабій, избѣгая общаго сраженія, слѣдовалъ за ними повсюду и тѣснилъ со всѣхъ сторонъ. Аннибалъ ввелъ войска свои въ равнину Капуи, въ надеждѣ возбудить жителей противъ Рима и выманить Фабія съ горъ; но, обманутый проводниками, онъ попалъ въ тѣ же сѣти, въ которыхъ погибъ Фламиній. Запертый между Формійскою скалою, Линтернскими песками и прилежащими къ нимъ озерами, онъ спасся только посредствомъ военной хитрости. Однако жъ Римляне были недовольны медленностью Фабія, и какъ Минуцій Феликсъ, его начальникъ конницы (magister equitum), одержалъ надъ непріятелемъ въ маловажныхъ стычкахъ нѣкоторую поверхность, то и дали ему равную съ диктаторомъ власть. Минуцій, желая отличиться, выступилъ противъ Аннибала, близъ Геруніи, попалъ на засаду, и погибъ бы неминуемо, если бъ Фабій не подоспѣлъ къ нему на помощь. Послѣ этого и другіе Римскіе полководцы сдѣлались осторожнѣе, и Аннибалъ съ горестью видѣлъ, какъ войско его истощалось безъ сраженія. Между тѣмъ настало время къ избранію въ Римъ новыхъ консуловъ: выборъ палъ на Варрона и Павла Эмилія. Они выступили въ поле съ 80 т. пѣхоты и 6,000 конницы; столь многочисленной арміи Римъ не выставлялъ съ самаго начала своего существованія. По видимому, тогда оставалось нанести одинъ только ударъ къ довершенію гибели Аннибала: продовольствія оставалось у него едва на 10 дней; Испанское его войско готово было перейти на сторону Римлянъ. Но его спасла опрометчивость Варрона, который, вопреки совѣту Павла Эмилія, напалъ на Аннибала при Каннахъ (см. Канны), и въ слѣдствіе превосходства конницы и искуснѣйшихъ тактическихъ движеній Карѳагенянъ, претерпѣлъ совершенное пораженіе. Побѣда Аннибала распространила страхъ въ самомъ Римѣ, и Карѳагенянамъ, вѣроятно, удалось бы завладѣть имъ, если бъ они пошли къ нему безъ замедленія. Къ общему и удивленію, отважный въ другихъ случаяхъ, Аннибалъ поступилъ здѣсь слишкомъ осторожно: не надѣясь слабыми остатками своего войска покорить Римъ, онъ хотѣлъ прежде усилиться наборомъ новыхъ войскъ въ Италіи, чтобы тѣмъ вѣрнѣе нанести послѣдній рѣшительный ударъ, но въ это время и Римляне успѣли приготовить новыя вооруженія. — Овладѣвъ Компсою (Conza), столицею Гирпинянъ, Аннибалъ занялъ безъ сопротивленія городъ Капуу, и расположился въ немъ на зимнія квартиры. Здѣсь войска его, предавшись нѣгѣ и распутству, лишились прежняго воинственнаго духа; но воспоминаніе о побѣдѣ при Каннахъ было еще такъ сильно, что ни одинъ Римскій отрядъ не смѣлъ показываться въ окрестностяхъ. Однако жъ и Аннибалъ не могъ думать о дальнѣйшихъ успѣхахъ: враги его въ Карѳагенѣ пріобрѣли сильное вліяніе на дѣла общественныя, и Сенатъ, отказавъ Аннибалу въ необходимыхъ деньгахъ и войскахъ, едва согласился послать