Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 3.djvu/504

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
  
— 498 —


отправилъ туда Волгою небольшой отрядъ подъ начальствомъ Крымскаго царевича Нордоулата (см. это), чтобы разгромить беззащитную Орду, или, по крайней мѣрѣ, устрашить Ахмата. Между тѣмъ Русское ополченіе стояло уже на берегахъ Оки подъ предводительствомъ самого Государя. Ахматъ, узнавъ, что берега сіи, къ Рязанскимъ предѣламъ, заняты вездѣ Русскими, прошелъ отъ Дона къ рѣкѣ Угрѣ, надѣясь соединиться тамъ съ Литвою, или вступить въ Русскую землю съ той стороны, откуда его не ожидали. Великій Князь отрядилъ туда сына и брата своего, Андрея Меньшаго, а потомъ и самъ прибылъ туда же. Октября 8, на солнечномь всходѣ, вся сила Татарская пришла къ Угрѣ. Противъ нее стояли сынъ и братъ Iоанновы. Дней пять продолжалась перестрѣлка, послѣ чего Ахматъ, видя, что Русскіе не бѣгутъ, отступилъ за 2 версты отъ рѣки, сталъ на обширныхъ лугахъ, и распустилъ войско свое по Литовской землѣ для собиранія съѣстныхъ припасовъ. По прошествіи нѣсколькихъ дней, Іоаннъ, по совѣту ли нѣкоторыхъ робкихъ бояръ, или самъ не желая отважиться ва брань, слѣдствія которой были неизвѣстны, послалъ къ хану съ мирными предложеніями и дарами; но Татаринъ отвергъ и то и другое, а требовалъ, чтобы Великій Князь, какъ его улусникъ (см. это), предсталъ предъ него лично съ покорностію. Іоаннъ не хотѣлъ унизиться и переговоры кончились. Послѣ сего недѣли съ двѣ прошло въ бездѣйствіи: Русскіе и Татары, боясь, какъ говоритъ лѣтописецъ, одинъ другаго, смотрѣли другь на друга черезъ Угру, которую называли Поясомъ Богоматери, охраняющимъ Московскую землю. Ахматъ пытался переправитъ лучшую свою конницу черезъ Оку; но Русскіе не пустили ея на свой берегъ. Ахматъ бѣсился, грозилъ, говорилъ, что морозы откроютъ ему путь, ждалъ Литвы и зимы. О Литвѣ не было и слуха, а въ исходѣ Октября настали сильные морозы. Въ это время Іоаннъ вдругъ велѣлъ войску своему отступать. Причиною сему лѣтопись показываетъ то, что онъ боялся Татаръ, и слушалъ злыхъ людей, сребролюбцевъ богатыхъ и брюхатыхъ, поворовниковъ Бесерменскихъ. Какь бы то ни было, но приказаніе это навело страхъ на всѣхъ; они не отступали, а бѣжали. Но тутъ сдѣлалось чудо: Татары видя, что Русскіе бѣгутъ, и сами обратили тылъ. Представилось зрѣлище удивительное: два войска, объятыя страшнымъ ужасомъ, бѣжали другь отъ друга, никѣмъ не гонимые. Наконецъ, Русскіе остановились; но Ахматъ ушелъ во свояси, разоривъ въ Литвѣ 12 городовъ за то, что Казимиръ не помогъ ему. Одинъ лѣтописецъ Казанскій удовлетворительно изъясняетъ это Ахматово бѣгство, говоря, что Нордоулатъ, посланный, какъ сказано выше, въ Орду, счастливо исполниль это: взялъ Юртъ-Батыевъ (см. это), множество плѣнныхъ, добычи, и могъ бы совершенно истребить это гнѣздо Русскихъ враговь, если бы не послушался одного своего улана (см. это), представившаго ему, что онъ губитъ своихъ единоплеменниковъ и единовѣрцевъ. Ханъ, свѣдавъ о разореніи улусовъ, поспѣшилъ обратно въ свою эемлю, не взявъ въ Россіи ни одного плѣннаго. Происшествіе на Угрѣ названо Угорщиною, и въ память онаго Митрополитъ уставилъ особенный ежегодный (23 Іюня) праздникъ и крестный ходъ въ Срѣтенскій монастырь. — Ахматъ вышелъ изъ Литвы съ богатою добычею. Князь Шибанскiй, или Тюменьскій, Ивакъ, вздумавъ отнять ее у него, погнался за нимъ съ 16,000 казаковъ, отъ Волги до Малаго Донца, гдѣ Ахматъ, близъ Азова, остановился зимовать, распустивъ своихъ улановъ. Ивакъ подкрался ночью, окружилъ на рассвѣтѣ ханскую вежу (см. это), собственною рукою убилъ спавшаго Ахмата, безъ боя взялъ его орду, женъ, дочерей, богатство, и съ богатою добычею возвратился въ Тюмень, откуда послалъ къ Великому Князю въ Москву объявить, что злодѣй Руси лежитъ въ могилѣ. Но по другимъ извѣстіямъ, Ахмата убилъ шуринъ его, Нагайскiй Мурза Ямгурчей, бывшій съ Ивакомъ. — Со смертію Ахмата Большая Орда однакоже не совсѣмъ еще исчезла: сыновья его удержали въ Волжскихъ степяхъ имя царей; но Россія уже не поклонялась имъ съ сего времени; Татары Шибанскіе и Нагайскіе являются дѣйствующими въ нашей Исторіи и въ сношеніяхъ съ Москвою, не дерзая однако же требовать дани и мыслить, чтобы Русскіе были природными подданными всякаго хана Татарскаго. Ивакъ хвалился, что онъ происходитъ отъ Чингиса, а Ахмата съ братьями называлъ дѣтьми Темиръ-Кутлуя (см. это). Яз.

АХМАТЪ, Ахмедъ, Баскакъ Курской области; имѣя на откупу дань Татарскую, онъ на-