Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 5.djvu/95

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана


Бухарскаго историка Мухаммедъ-Юсуфа, завелъ такой удивительный порядокъ, что всѣ другіе государи приняли за образецъ его мудрыя распоряженія.

III. Вели-Мухаммедъ-Ханъ (1606—1608). Вступивъ на престолъ, совершенно предался пьянству и разврату; жестокость, тиранство и несправедливость обратили на него ненависть всѣхъ подданныхъ; единственною надеждою были юные сыновья Динъ-Мухаммеда, Имамъ-Кули и Недиръ-Мухаммедъ, также страдавшіе отъ притѣсненія Гюнгюль-Таша, достойнаго клеврета Вели; наконецъ мѣра ихъ терпѣнія исполнилась: Имамъ-Кули вооружился, разбилъ Вели, взялъ его въ плѣнъ, обезглавилъ, и вступилъ на престолъ Узбековъ.

IV. Сеидъ-Имамъ-Кули-Бегадиръ-Ханъ (1608—1644). Молодой государь скоро оправдалъ надежды своихъ подданныхъ, и показалъ себя вполнѣ достойнымъ ихъ выбора. Правосудный, безпристрастный, дѣятельный и благочестивый, всѣ минуты своей жизни онъ посвящалъ благу народа, не любилъ роскоши, но былъ чрезвычайно щедръ, и, соблюдая въ жизни величайшую простоту, все, что ни получалъ въ даръ отъ вельможъ или народа, употреблялъ для ихъ же блага. Предпринявъ походъ (1611) противъ Киргизъ-Кайсаковъ, Каракалпаковъ и Калмыковъ, грабившихъ при его предшественникахъ границы, в часто внутреннія области его владѣнія, онъ нанесъ этимъ хищникамъ нѣсколько сильныхъ пораженій и загналъ ихъ далеко въ горы. Окончивъ экспедицію, онъ совершенно посвятилъ себя тягостнымъ трудамъ правленія; спокойствіе государства только на нѣсколько времени нарушено было бунтомъ Ташкендцевъ, убившихъ его сына Искендера, и опасеніемъ вторженія со стороны Великаго Монгола Шахъ-Джегана: этого однако жъ не случилось. Къ концу жизни Имамъ-Кули ослѣпъ, и уступилъ власть брату своему, Недиръ-Мухаммеду, а самъ отправился въ Мекку, гдѣ и умеръ на 69 году жизни, заслуживъ добротою и правосудіемъ искреннюю любовь народа, который благоденствовалъ подъ его мирнымъ тридцати-осьми-лѣтнимъ правленіемъ.

V. Сеидъ-Недиръ-Мухаммедъ-Бегадиръ-Ханъ (1644—1647). Едва Недиръ вступилъ на престолъ, какъ вмѣсто простоты своего предшественника, завелъ повсюду роскошъ и пышность; это однако жъ продолжалось не много; недовольные визири составили противъ него заговоръ, и подъ кинжаломъ заставили сына Недирова, Абдуль-Азиза, свергнуть отца съ престола. Это случилось въ отсутствіе Недира, который, узнавъ о происшествіи, бѣжалъ въ Балхъ.

VI. Сеидъ-Абдуль-Азизъ-Мухаммедъ-Ханъ (1647—1680). Первымъ дѣломъ Абдуль-Азиза, по вступленіи на престолъ, было стараніе помириться съ отцемъ и извинить передъ нимъ свой поступокъ; но не смотря на всѣ свои усилія, онъ не могъ этого достигнуть, и невольно вовлеченъ былъ въ междоусобія. Раздраженный старикъ непремѣнно хотѣлъ возвратить отнятую у себя власть, и прибѣгнулъ для этого къ помощи Шахъ-Джегана. Великій Монголъ не пропустилъ случая вмѣшаться въ дѣла враговъ своего рода, и сильное Индѣйское войско, вступивъ въ землю Узбековъ подъ видомъ помощи Недиру, вмѣсто того овладѣло Балхомъ. Недиръ поздно увидѣлъ свою ошибку, и едва имѣлъ столько времени, чтобы ускользнуть изъ рукъ ложныхъ союэниковъ и бѣжать въ Персію, гдѣ Шахъ-Аббасъ принялъ его съ честію; два года владѣли Индѣйцы землями Узбековъ по ту сторону Аму; на третій, наконецъ, Абдуль-Азизъ выступилъ противъ нихь, и при помощи жестокой зимы, истребившей большую часть непріятельскаго войска, успѣлъ выгнать ихъ оттуда. Недиръ снова вступилъ во владѣніе Балхомъ, но скоро послѣ того отправился на поклоненіе въ Мекку, и умеръ на пути (1657).

Въ 1665 году владѣтель Ургенджа, воинственный и вмѣстѣ извѣстный своею ученостію Абдуль-Гази-Ханъ съ значительными силами вторгнулся въ Мавераннегръ, опустошая и разоряя всѣ земли на пути. Разбитый войсками Абдуль-Азиза, онъ собралъ новыя силы, и на слѣдующій годъ опять вторгся въ Бухарію, и опять былъ отраженъ съ потерею; это однако жъ не смирило Абуль-Гази, и онъ послѣ того еще осьмнадцать разъ приходилъ разорять эту несчастную землю; даже самая смерть его не прекратила набѣговъ: сынъ и наслѣдникъ его, Ануша-Ханъ, продолжалъ ихъ еще съ большимъ жаромъ и началъ грабить даже подъ самыми стѣнами столицы. Субханъ-Кули, братъ Абдуль-Азизовъ, правившій Балхомъ, изъ зависти къ царственному родственнику своему,