Страница:20 месяцев в действующей армии (1877—1878). Том 1 (Крестовский 1879).djvu/157

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

проснувшейся и дѣйствующей силы, которая обязываетъ тебя, какъ русскаго человѣка, какъ сына своего отечества, — «не посрамить земли русской» и лечь костьми за нея и за братій, какъ тысячу лѣтъ назадъ умѣли ложиться русскіе предки на томъ же широкомъ и синемъ Дунаѣ, на тѣхъ же крутыхъ и лѣсистыхъ Балканахъ? — Богъ-вѣсть, что̀ это за чувство и что̀ за мысли шевельнулись у каждаго, но только при словахъ: «сейчасъ будетъ граница» ясно почувствовалось всѣми нѣчто особенное, нѣчто не лишенное даже торжественности. Всѣ серьозно переглянулись, всѣ невольно смолкли, — каждый на мгновеніе ушелъ въ глубь самого себя… Тихо… только поѣздъ мѣрно гремитъ, приближаясь къ крутобережному, не широкому и мутно катящему желтыя волны Пруту.

Одинъ изъ нашихъ спутниковъ поручилъ своему сосѣду глядѣть въ окно и не прозѣвать границы: «чуть только будемъ по серединѣ моста, на самой, значитъ, чертѣ, ты сейчасъ же кричи намъ «граница»!

И вслѣдъ за тѣмъ онъ розлилъ всѣмъ намъ по дорожнымъ стаканамъ и чаркамъ двѣ-три бутылки дешеваго бѣлаго винограднаго вина — своего, русскаго вина, — которое мы купили на станціи въ Унгенахъ, нарочно затѣмъ, чтобы «вспрыснуть границу» — и всѣ мы, съ обнаженными головами вставъ со своихъ мѣстъ, ждали условнаго сигнала.

— Граница! громко раздалось изъ окошка.

— Господи благослови и помоги честному дѣлу въ часъ добрый! благоговѣйно крестясь, произнесъ лихой казакъ кавказецъ, съ тремя солдатскими Георгіями на могучей груди.

Вслѣдъ за нимъ всѣ молча тоже перекрестились.

— Ура, ребята! За Царя, за Россію! Ура!!

— Уррра-а! подхватилъ весь вагонъ съ поднятыми стаканами, — «уррра-а-а!» раздавалось и изъ всѣхъ другихъ вагоновъ, шедшихъ въ одномъ и томъ же поѣздѣ. Съ этимъ кликомъ мы переѣхали пограничную черту русскаго государства.

— Прощай, дорогая!.. Прощай! До свиданья! невольно вырывались сердечныя восклицанія у многихъ, которые изъ окошекъ глядѣли на покинутую Россію.

По ту сторону моста часовой-доробанецъ взялъ ружье «на-краулъ» и отдалъ русскимъ гостямъ воинскую почесть. Это былъ первый нерусскій воинъ, увидѣнный нами на чужой