Страница:20 месяцев в действующей армии (1877—1878). Том 1 (Крестовский 1879).djvu/212

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

унтеръ-офицерамъ — по 240 франковъ въ годъ, капраламъ — по 180 и рядовымъ — по 144. Лента этого ордена алая съ голубою каймою; самые знаки ордена имѣютъ видъ греческаго креста подъ синею эмалью, съ золотымъ бордюромъ, и украшены лучами и княжескою золотою короною. Для военныхъ подъ короною находится два скрещенныхъ между собою обнаженныхъ меча. Въ срединѣ креста сдѣланъ лавровый вѣнокъ изъ зеленой эмали, перевитый золотыми лентами, а внутри вѣнка на красной эмали изображены вязью двѣ буквы С, подъ которыми поставлена цифра I (Карлъ I) подъ маленькою короною. На оборотѣ, внутри ободка изъ синей эмали, изображенъ золотой орелъ и девизъ «In fide virtus».

Весь Бухарестъ теперь ликуетъ: ярмарка, самая веселая изъ всѣхъ существующихъ въ Румыніи, посѣщеніе русскихъ гостей — все это одно къ одному скопилось вмѣстѣ, съ 10-го по 12-е мая, и придало Бухаресту самый оживленный праздничный характеръ.

Ярмарка эта имѣетъ нѣсколько такихъ особенностей, что о ней сто̀итъ разсказать подробнѣе. Начинается она обыкновенно съ 9-го мая, въ день, посвященный св. Николаю Чудотворцу, и продолжается цѣлую недѣлю. Весь Бухарестъ — и плебейскій и фешенебельный — стремится ежедневно на ярмарочную площадь, на гулянье. Вереницы каретъ, колясокъ, ландо, нетычанокъ и бричекъ тянутся гусемъ между густыми толпами народа. Музыка гремитъ въ десяти, въ двадцати мѣстахъ разомъ и все разное; бухаютъ турецкіе барабаны, звякаютъ металлическія тарелки, визжатъ цыганскія скрипки и дудки, тромбоны рѣжутъ ухо своимъ усерднымъ, но не всегда стройнымъ аккомпаниментомъ, — все это, вмѣстѣ съ шумомъ игрушечныхъ трещетокъ и кри-кри, свистомъ глиняныхъ уточекъ, звономъ бубенчиковъ и колокольчиковъ, пѣснями и возгласами народной массы, представляетъ хаосъ невозможныхъ музыкальныхъ диссонансовъ; но все это дышетъ такимъ веселіемъ, такою жаждой жизни, которая сказывается и въ этихъ диссонансахъ, и въ яркой пестротѣ нарядовъ, и въ этомъ неугомонномъ движеніи съ ранняго утра до поздней ночи, и все это вмѣстѣ съ тѣмъ такъ красиво и оригинально, что невольно подкупаетъ въ свою пользу посторонняго зрителя, заставляя и его немножко увлекаться столь кипучею жизнью. Если вы