Страница:20 месяцев в действующей армии (1877—1878). Том 1 (Крестовский 1879).djvu/240

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

наружнымъ вагоннымъ приступкамъ въ купе́, гдѣ находились слѣдовавшіе съ батареею офицеры. Доложивъ о грозящей бѣдѣ, онъ, вмѣстѣ съ однимъ изъ офицеровъ и еще съ другимъ фейерверкеромъ, пробрался опять на платформу къ горящему ящику. Здѣсь, втроемъ, они принялись тушить пожаръ, накидывая на огонь принесенныя съ собою пальто и одѣяла. Огонь ослабѣлъ, но не прекратился, такъ какъ сильное движеніе воздуха отъ полнаго хода локомотива постоянно его поддерживало. Къ счастью, вспомнили, что у капитана поставленъ самоваръ, фейерверкеръ отправился за нимъ въ офицерскій вагонъ и, съ ежеминутнымъ рискомъ слетѣть съ приступки отъ малѣйшаго неосторожнаго шага или случайнаго вагоннаго толчка, притащилъ кипящій самоваръ на платформу; тогда стали заливать огонь кипяткомъ изъ крана, тотчасъ же покрывая заливаемыя мѣста одѣялами и платьемъ. Самоваръ былъ не великъ, и потому слѣдовало разсчитать такъ, чтобы воды хватило на всю горящую площадь ящика. Къ счастью, это удалось, и поѣздъ былъ спасенъ отъ неминуемаго взрыва. Ящичная стѣнка не догорѣла до гранатъ только на ½ дюйма. Слѣдуетъ замѣтить, что не смотря на сигналы и крики, машинистъ не остановилъ локомотива, отговорившись потомъ, что ничего не видѣлъ и не слышалъ. Румынскіе желѣзнодорожники сваливаютъ пожаръ на искру; можетъ быть оно и такъ, но странно, что ящикъ загорѣлся не сверху, какъ естественнѣе всего было бы загорѣться отъ случайной искры, если уже допустить такую возможность, а съ исподу, куда искрѣ довольно мудрено залетѣть, но еще мудренѣе — не потухнувъ, продержаться на столько, чтобы успѣть зажечь толстыя, окрашенныя доски. Дѣло это предано «волѣ Божіей».

Общественная, или точнѣе сказать — уличная жизнь въ Плоештахъ довольно развита. Городокъ, благодаря множеству садовъ и огороженныхъ пустырей, широко разметался по открытой равнинѣ, которая къ сѣверу, въ 87-ми километрахъ отъ Плоештовъ упирается въ Карпатскія горы, блистающія въ ясные дни своими снѣжными вершинами, очень хорошо видными изъ Плоештовъ. Городокъ производитъ какое-то смѣшанное — полуевропейское, полуазіятское впечатлѣніе; впрочемъ въ центральной его части сосредоточено нѣсколько небольшихъ домовъ очень изящной архитектуры. Лучшіе изъ этихъ домовъ тѣ,