Страница:20 месяцев в действующей армии (1877—1878). Том 1 (Крестовский 1879).djvu/421

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

собственной «скиѳской» системѣ 1812 года? И въ подтвержденіе такихъ сомнѣній, скептики указываютъ, какъ на доказательство, именно на легкость нашей систовской переправы, гдѣ мы дрались со случайно дневавшими тамъ войсками, не потерявъ даже и тысячи человѣкъ, тогда какъ разсчитывали потерять отъ 20-ти до 30-ти тысячъ. Впрочемъ, до сихъ поръ ничто пока не подтверждаетъ подобныхъ сомнѣній, за исключеніемъ развѣ дошедшихъ сюда въ послѣдніе дни, чрезъ «Румынскій Гавасъ», трехъ-четырехъ телеграммъ агентства Вольфа и иныхъ; первая изъ этихъ телеграммъ, сообщенная изъ Варны, еще 20-го іюня (2-го іюля), извѣщала, что главная квартира русской арміи предполагаетъ двигаться прямо на Тырново; вторая извѣщала о распоряженіи, послѣдовавшемъ изъ Сераскеріата, чтобы всѣ свободныя части турецкихъ войскъ поспѣшили изъ придунайской Болгаріи за Балканы, на линію Софія-Семенли-Трново (узелъ желѣзныхъ дорогъ Ямболи-Адріанопольской и Адріанополь-Филиппопольской; третья, что Сулейману-пашѣ съ 45-ю батальонами велѣно спѣшить отъ границъ Черногоріи, чрезъ Антивари въ Салоники, для дѣйствій въ забалканской Болгаріи и, наконецъ, четвертая, изъ Константинополя, сообщала, что Абдулъ-Керимъ-паша телеграммою поздравляетъ султана съ тѣмъ, что дѣла идутъ отлично и что русскіе, какъ по нотамъ, разыгриваютъ задуманный имъ стратегическій планъ. Но надъ смысломъ этого послѣдняго извѣщенія у насъ, за исключеніемъ скептиковъ, смѣялись весьма многіе, равно какъ сожалѣли и самихъ скептиковъ за ихъ «неумѣстныя сомнѣнія».

Великій Князь Главнокомандующій прибылъ въ Тырново 30-го іюня, въ началѣ двѣнадцатаго часа дня, и былъ встрѣченъ жителями съ такимъ живымъ восторгомъ, который трудно и даже нельзя передать словами. Понятно будетъ, если сказать, что этой минуты — зари своего освобожденія — люди болгарскіе ждали болѣе четырехсотъ лѣтъ и наконецъ дождались! Мужчины, женщины, дѣвушки и дѣти съ радостными слезами кидались въ объятія каждому встрѣчному — русскому. Духовенство, при въѣздѣ въ городъ, вышло къ Великому Князю на встрѣчу съ крестами и хоругвями; все христіанское населеніе города толпилось тутъ же; русскіе и болгарскіе флаги, украшенные миртовыми и оливковыми вѣтвями, развѣвались