Страница:20 месяцев в действующей армии (1877—1878). Том 1 (Крестовский 1879).djvu/466

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


Въ глубокомъ и скорбномъ молчаніи всѣ присутствующіе обнажили свои головы и стали креститься… Не было словъ для выраженія негодованія и скорби; слезы многимъ сжимали грудь и горло; рука невольно хваталась за оружіе, какъ бы порываясь поскорѣе къ отмщенію.

Вскорѣ однако роты наши дошли до края площадки. Здѣсь три крупповскія орудія, у которыхъ позабыли даже вынуть клинья, стояли обращенными не въ нашу сторону, а безъ всякаго направленія. И здѣсь, также какъ на ранѣе пройденныхъ позиціяхъ, все свидѣтельствовало о крайнемъ безпорядкѣ и паникѣ — даже была брошена неоконченная къ передачѣ депеша походнаго телеграфа. Раненые турки валялись въ палаткахъ и въ страхѣ сопротивлялись подбиравшимъ ихъ орловцамъ, которые, по мѣрѣ возможности, старались подать имъ хоть какую нибудь помощь. Тутъ же были распростерты и убитые турки, которые и на площадкѣ, и по крутому скату лежали не убранными, въ перемежку съ нашими обезображенными стрѣлками.

Осмотрѣвшись внимательнѣе, орловцы замѣтили внизу въ долинѣ два лагеря, но за отдаленностью разстоянія невозмож-

    Шипку, отрѣзалъ имъ путь къ отступленію. Когда показался затѣмъ большой бѣлый флагъ, вблизи котораго стояли два офицера, то нельзя было болѣе сомнѣваться, что турки отказываются отъ дальнѣйшаго сопротивленія. Я приблизился къ крайнему изъ медленно отступавшихъ турецкихъ стрѣлковъ и по его рѣчи и жестамъ пришелъ къ заключенію, что мое предположеніе справедливо. Я намѣревался послѣдовать за туркомъ на ретраншаментъ, но меня удержалъ штабный офицеръ стрѣлковой бригады. Одному стрѣлку, который, будучи татариномъ, зналъ турецкій языкъ, поручено было отправиться съ туркомъ и вызвать офицера. Турецкій солдатъ выразилъ свою радость по поводу встрѣчи съ поклонникомъ ислама и отправился со стрѣлкомъ къ тому мѣсту, гдѣ стояли офицеры съ парламентерскимъ флагомъ. Оттуда всѣ двинулись на гору; турки же, находившіеся на брустверѣ, сошли внизъ. Мы приказали стрѣлкамъ стать на всякій случай подъ прикрытіе. Я, одинъ офицеръ и солдатъ, къ штыку котораго привязанъ былъ бѣлый платокъ, стояли на дорогѣ, ведущей на ретраншаментъ, поджидая турецкаго офицера. Вдругъ раздался выстрѣлъ изъ стрѣлковой цѣпи, расположившейся къ сѣверу отъ ретраншамента; затѣмъ послѣдовали два выстрѣла изъ ретраншамента и, наконецъ, по данному сигналу, открытъ былъ сильный ружейный огонь вдоль всей линіи. Наши стрѣлки ринулись впередъ и черезъ полчаса ретраншаментъ былъ въ нашихъ рукахъ. Мы уже не видѣли болѣе солдата-татарина».
    II. «19-го (7-го) іюля, въ 6 часовъ утра, прибылъ къ форпостамъ у деревни Шипки турецкій парламентеръ (капитанъ), привезшій съ собою письмо отъ