Страница:Geroi i dejateli russko tureckoj vojni 1877 1878.pdf/105

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


подлежатъ ни дли кого сомнѣнію, а презрѣніе къ опастности Скобелева вошло даже въ поговорку; но тутъ, въ редутѣ Мирковича, обоимъ генераламъ вмѣстѣ пришлось состязаться другъ передъ другомъ въ отвагѣ или выдержать дуэль храбрости. Условившись свидѣться между собою для переговоровъ о выборѣ мѣста для возведенія новыхъ укрѣпленій на позиціяхъ подъ Плевной, генералы Гурко и Скобелевъ назначили мѣстомъ свиданія для себя редутъ Мирковича и съѣхались тамъ, каждый въ сопровожденіи своихъ ординарцевъ, начальниковъ ввѣренныхъ имъ частей и др., такъ что небольшой редутъ наполнился многочисленною свитой обоихъ генераловъ. Этотъ редутъ расположенъ отъ ближайшаго турецкаго укрѣпленія на разстояніи какихъ-нибудь 800—1,000 саж., и турки до того пристрѣлялись къ нему изъ своихъ орудій, что безъ промаха направляли свои снаряды въ самую середину редута, куда съѣхались на свиданіе два генерала. Въ обыкновенное время турки рѣдко стрѣляютъ въ наши укрѣпленія и первые не открываютъ никогда огня изъ орудій, а только изрѣдка отвѣчаютъ на наши выстрѣлы. На этотъ разъ турки, по обыкновенію, разгуливали по своимъ укрѣпленіямъ, иные работали съ лопатами въ рукахъ, другіе сидѣли кучками на насыпи; турецкій офицеръ внутри укрѣпленія разъѣзжалъ верхомъ на бѣлой лошади… Гурко, разговаривая со Скобелевымъ и замѣтивъ эту sans gène турокъ въ такомъ близкомъ разстояніи отъ нашего редута, обратился къ батарейному командиру съ приказаніемъ: «дать по нимъ залпъ изъ двухъ орудій!» Залпъ былъ данъ, и турки мгновенно попрятались за насыпью; но черезъ минуту снова появились съ лопатами на поверхности укрѣпленія. Но вотъ на ихъ сторонѣ показался бѣлый дымокъ. «Ложись!» раздался крикъ дежурнаго фейерверкера, и все что было въ редутѣ кинулось на землю; остались на ногахъ только два генерала въ позахъ разговаривающихъ между собою людей. Турецкая граната, съ воемъ, шипомъ и свистомъ разрывая воздухъ, влетѣла въ редутъ и зарылась въ землю по самой серединѣ редута; офицеръ артиллеристъ бросился къ мѣсту упавшаго снаряда, разрылъ землю, вынулъ еще горячую отъ полета, но не разорвавшуюся гранату и положилъ ее на землю передъ генералами. Черезъ минуту раздался новый крикъ «ложись!», и новая граната ворвалась въ редутъ и зарылась рядомъ съ первою. Гурко и Скобелевъ вошли на барбетъ и продолжали при второй гранатѣ, также стоя разговаривать и сохранять хладнокровный видъ другъ передъ другомъ. Турки, если отвѣчаютъ на наши выстрѣлы, то выпускаютъ обыкновенно однимъ выстрѣломъ болѣе того, чѣмъ пущено въ нихъ; поэтому надо было ожидать прибытія третьей гранаты, которая при новомъ крикѣ «ложись» и не замедлила удариться въ землю шагахъ въ пяти отъ бесѣдо-

Тот же текст в современной орфографии

подлежат ни дли кого сомнению, а презрение к опасности Скобелева вошло даже в поговорку; но тут, в редуте Мирковича, обоим генералам вместе пришлось состязаться друг перед другом в отваге или выдержать дуэль храбрости. Условившись свидеться между собою для переговоров о выборе места для возведения новых укреплений на позициях под Плевной, генералы Гурко и Скобелев назначили местом свидания для себя редут Мирковича и съехались там, каждый в сопровождении своих ординарцев, начальников вверенных им частей и других, так что небольшой редут наполнился многочисленною свитой обоих генералов. Этот редут расположен от ближайшего турецкого укрепления на расстоянии каких-нибудь восьмисот — тысячи сажен, и турки до того пристрелялись к нему из своих орудий, что без промаха направляли свои снаряды в самую середину редута, куда съехались на свидание два генерала. В обыкновенное время турки редко стреляют в наши укрепления и первые не открывают никогда огня из орудий, а только изредка отвечают на наши выстрелы. На этот раз турки, по обыкновению, разгуливали по своим укреплениям, иные работали с лопатами в руках, другие сидели кучками на насыпи; турецкий офицер внутри укрепления разъезжал верхом на белой лошади… Гурко, разговаривая со Скобелевым и заметив эту sans gène турок в таком близком расстоянии от нашего редута, обратился к батарейному командиру с приказанием: «Дать по ним залп из двух орудий!» Залп был дан, и турки мгновенно попрятались за насыпью; но через минуту снова появились с лопатами на поверхности укрепления. Но вот на их стороне показался белый дымок. «Ложись!» — раздался крик дежурного фейерверкера, и все, что было в редуте, кинулось на землю; остались на ногах только два генерала в позах разговаривающих между собою людей. Турецкая граната, с воем, шипом и свистом разрывая воздух, влетела в редут и зарылась в землю по самой середине редута; офицер-артиллерист бросился к месту упавшего снаряда, разрыл землю, вынул еще горячую от полета, но не разорвавшуюся гранату и положил ее на землю перед генералами. Через минуту раздался новый крик «ложись!», и новая граната ворвалась в редут и зарылась рядом с первою. Гурко и Скобелев вошли на барбет и продолжали при второй гранате, также стоя, разговаривать и сохранять хладнокровный вид друг перед другом. Турки, если отвечают на наши выстрелы, то выпускают обыкновенно одним выстрелом более того, чем пущено в них; поэтому надо было ожидать прибытия третьей гранаты, которая при новом крике «ложись» и не замедлила удариться в землю шагах в пяти от беседо-