Страница:Geroi i dejateli russko tureckoj vojni 1877 1878.pdf/178

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

другихъ турецкихъ городахъ: первыя извилисты, узки, плохо вымощенны, а послѣднія темны и вообще неудобны. Полдесятка минаретовъ и одна большая болгарская церковь — вотъ и всѣ духовныя зданія. Ни одна изъ мечетей не была повреждена гранатами. Болгары стояли у своихъ дверей и здоровались съ каждымъ проходящимъ. Вскорѣ послѣ сдачи Османа, по мосту черезъ Видъ, на софійской дорогѣ, прошли назадъ въ городъ 15,000 плѣнныхъ съ артиллерійскимъ и транспортнымъ обозами. Эти трофеи были взяты правымъ крыломъ русскихъ силъ. Другіе плѣнные были уведены въ гвардейскій лагерь и къ румынамъ. Они были охраняемы русскими и румынскими солдатами. Турки, повидимому, хорошо продовольствовались, но всѣ вообще оборваны и всѣ носили сандаліи. Сапогъ не было видно, хотя у большинства были шинели. Они, повидимому, не сожалѣли о своей участи, и многіе изъ нихъ отвѣчали добродушно на замѣчанія, обращенныя къ нимъ сопровождавшимъ ихъ румынскимъ врачемъ. Среди нихъ были сотни лошадей, принадлежащихъ кавалеріи и артиллеріи, и многія изъ турецкихъ семействъ города толпились кучками у транспортныхъ телѣгъ. Раненые начали прибывать вскорѣ послѣ полудня, но они не всѣ были собраны въ этотъ день. Эта часть плѣнныхъ была сгруппирована въ долинѣ около города густою массою, покрывавшею нѣсколько акровъ пространства. Тутъ взадъ и впередъ бродили русскіе и румынскіе солдаты большими толпами съ турецкими ружьями, саблями, револьверами и старыми пистолетами.

Въ полдень, 3-го декабря, Императоръ прибылъ на редутъ, защищающій подступъ къ Плевнѣ по Гривицкому шоссе, въ сопровожденіи своей свиты и иностранныхъ уполномоченныхъ. Великій Князь ожидалъ Его Величество, Который прибылъ въ одной каретѣ съ княземъ Карломъ румынскимъ. Подходя къ Великому Князю Николаю, Императоръ замахалъ по воздуху своей фуражкой и воскликнулъ «ура!» самымъ сердечнымъ образомъ. Великій Князь приблизился и отдалъ честь; Его Величество поцѣловалъ его и надѣлъ ему на шею орденъ св. Георгія. Затѣмъ Онъ пожаловалъ ордена генераламъ Тотлебену, Имеретинскому, Непокойчицкому и Левицкому. Вчера, Онъ пожаловалъ, также князю Карлу румынскому орденъ св. Андрея Первозваннаго. Затѣмъ отслуженъ былъ молебенъ, послѣ котораго всѣ отправились верхомъ въ Плевну, направляясь по наиболѣе малолюднымъ улицамъ. Въ маленькомъ домикѣ, окруженномъ высокою каменною стѣною, былъ приготовленъ завтракъ, послѣ котораго вдругъ воцарилась тишина, и Османъ-паша былъ внесенъ на дворъ, чрезъ калитку, однимъ казацкимъ офицеромъ и однимъ изъ его собственныхъ служителей. Когда его проносили по толпѣ штабныхъ офицеровъ, каждый изъ нихъ

Тот же текст в современной орфографии

других турецких городах: первые извилисты, узки, плохо вымощены, а последние темны и вообще неудобны. Полдесятка минаретов и одна большая болгарская церковь — вот и все духовные здания. Ни одна из мечетей не была повреждена гранатами. Болгары стояли у своих дверей и здоровались с каждым проходящим. Вскоре после сдачи Османа по мосту через Вид на Софийской дороге прошли назад в город пятнадцать тысяч пленных с артиллерийским и транспортным обозами. Эти трофеи были взяты правым крылом русских сил. Другие пленные были уведены в гвардейский лагерь и к румынам. Они были охраняемы русскими и румынскими солдатами. Турки, по-видимому, хорошо продовольствовались, но все вообще оборваны и все носили сандалии. Сапог не было видно, хотя у большинства были шинели. Они, по-видимому, не сожалели о своей участи, и многие из них отвечали добродушно на замечания, обращенные к ним сопровождавшим их румынским врачом. Среди них были сотни лошадей, принадлежащих кавалерии и артиллерии, и многие из турецких семейств города толпились кучками у транспортных телег. Раненые начали прибывать вскоре после полудня, но они не все были собраны в этот день. Эта часть пленных была сгруппирована в долине около города густою массою, покрывавшею несколько акров пространства. Тут взад и вперед бродили русские и румынские солдаты большими толпами с турецкими ружьями, саблями, револьверами и старыми пистолетами.

В полдень 3 декабря император прибыл на редут, защищающий подступ к Плевне по Гривицкому шоссе, в сопровождении своей свиты и иностранных уполномоченных. Великий князь ожидал его величество, который прибыл в одной карете с князем Карлом румынским. Подходя к великому князю Николаю, император замахал по воздуху своей фуражкой и воскликнул «ура!» самым сердечным образом. Великий князь приблизился и отдал честь; его величество поцеловал его и надел ему на шею орден Святого Георгия. Затем он пожаловал ордена генералам Тотлебену, Имеретинскому, Непокойчицкому и Левицкому. Вчера он пожаловал также князю Карлу румынскому орден Святого Андрея Первозванного. Затем отслужен был молебен, после которого все отправились верхом в Плевну, направляясь по наиболее малолюдным улицам. В маленьком домике, окруженном высокою каменною стеною, был приготовлен завтрак, после которого вдруг воцарилась тишина, и Осман-паша был внесен на двор чрез калитку одним казацким офицером и одним из его собственных служителей. Когда его проносили по толпе штабных офицеров, каждый из них