Страница:Inferno-Dante-Min-1855.pdf/203

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана


 


127 И я: «О вождь! пусть онъ, предъ нами стоя,
Повѣдаетъ, за что онъ палъ сюда,
Живъ на землѣ средь крови и разбоя?»

130 Услышавъ то, не скрылся онъ тогда;
Но взоръ пытливый на меня уставилъ
И покраснѣлъ отъ горькаго стыда.

133 «О томъ грущу,» онъ рѣчь ко мнѣ направилъ:
«Что въ этомъ срамѣ ты меня узрѣлъ;
А не о томъ, что я твой міръ оставилъ.

136 Такъ вѣдай же, о чемъ ты знать хотѣлъ;
Я здѣсь за то, что съ алтаря святаго
Прекрасную похитить утварь смѣлъ




Бѣлыхъ см. Ада VI, 64, прмѣч.). Согласившись съ двумя молодыми людьми, онъ вызвался убить Фоккаччіа Канчеліери изъ бѣлой линіи; но какъ этотъ скрылся, то они умертвили рыцаря Бертино, за что Фоккаччіа съ своей партіей и племянникомъ Бертино умертвиль Детто изъ черныхъ Канчеліери. Тогда начальство Пистойи, желая положить конецъ этому душегубству, изгнало изъ города обѣ партіи, кромѣ Бертакки, отца Фоккаччіи; но Фреди, одинъ изъ Черныхъ, успѣлъ пробраться въ городъ и закололъ Бертакку, послѣ чего изгнанникамъ дозволено было возвратиться. Началась явная борьба между партіями; при малѣйшемъ поводѣ происходили кровавыя драки; каждое убійство влекло за собою рядъ новыхъ. Такъ, по случаю одно такой стычки, Ванни Фуччи ограбилъ домъ Царино де' Ладзери, перешедшаго къ партіи Бѣлыхъ, и завладѣлъ его боевою лошадью. Въ другой разъ солдаты подесты города хотѣли разогнать толпу вооруженныхъ людей, собравшихся въ домѣ Ладзери: узнавъ объ этомъ, Ванни Фуччи ворвался въ толпу, разогналъ солдатъ и при этомъ убилъ однаго изъ лучшихъ рыцарей подесты, который, видя невозможность обуздать неистовство партій, принужденъ былъ послѣ этого событія сложить съ себя достоинство градоначальника. Мы нарочно привели всѣ эти подробности, чтобы, съ одной стороны, показать, какими страшными смутами волновались въ то время города Италіи; а съ другой, чтобы оправдать передъ читателемъ Данта, присудившаго такую лютую казнь человѣку, причинившему столько бѣдствій Тосканѣ. Филалетесъ.

127—129. Данте, зная Ванни Фуччи какъ человѣка кровожаднаго и грабителя, удивляется, почему онъ помѣщенъ между татями, а не въ седьмомъ кругу между насилователями ближнихъ — разбойниками (Ада XII).

133—135. Онъ стыдится не своихъ убйствъ, но того, что уличенъ въ унизительной кражѣ.

137—139. Вотъ разсказъ древнихъ комментаторовъ объ этомъ событіи: