Страница:Inferno-Dante-Min-1855.pdf/311

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

не смотря на примиреніе въ 1286, оставались противниками фам. Кальболези.

Впрочемъ этотъ миръ ничего не измѣнилъ въ положеніи партій, и былъ только новымъ доказательствомъ слабости папскаго вліянія на Романью — вліянія, которое Альдобрандини не могъ усилить въ теченіе своего трехлѣтняго управленія, также какъ и его наслѣдникъ Петръ де Cornay, отправленный въ Романью слабодушнымъ Целестиномъ V (въ Октябрѣ 1294).

Не за долго до прибытія Петра де Cornay была изгнана изъ Форли фамиліями Орделаффи и Аргульіози фамилія Кальболези, а также Гвидо Полента, подеста, и за тѣмъ Маинардо Пагани былъ поставленъ подестою и капитано.

Гораздо болѣе силы получили графы Романьи съ того времени, какъ на папскомъ престолѣ воцарился Бонифацій VIII (въ Декабрѣ 1294). Въ Маѣ 1295 явился въ Романью, въ качествѣ графа Піетро, архіепископъ монреальскій, и началъ съ того, что потребовалъ отъ двухъ главныхъ вождей союза: Маинардо Пагани и Малатестино, сложить съ себя званіе капитановъ въ Фаэнцѣ и подесты въ Чезенѣ. Потомъ онъ вездѣ хлопоталъ о возвратѣ изгнанниковъ и о примиреніи партій. Такъ графы Коніо, и между ними особенно Бернардино, жаловались на Маинардо Пагани и требовали срытія укрѣпленій Фаэнцы. Піетро изгналъ вождей противныхъ партій: графовъ Коніо, Маинардо и Бандино ди Мондильяна, и принудилъ избрать себя въ capitano. За тѣмъ онъ отправилъ заложниковъ партіи Манфреди въ Кастракаро, а заложниковъ партіи Аккаризи въ Чезену. Въ числѣ послѣднихъ находился сынъ Альбериго Коніо, который слѣдовательно все еще держался партіи Аккаризи.

За этимъ начались мирные переговоры между изгнанными вождями партій въ замкѣ Оріоли и, по счастливомъ ихъ окончаніи, торжественно заключенъ миръ на площади въ Фаэнцѣ. Здѣсь же воспослѣдовало примиреніе Альбериго Коніо отъ его имени и отъ имени его жены съ монахомъ Альберигомъ де' Манфреди (въ іюнѣ).

Тѣхъ же результатовъ достигъ Піетро и въ Равеннѣ, гдѣ велѣлъ разрушить домы Гвидо и Рамберто Поленты, а наконецъ и въ Римини.

Но и это примиреніе было не продолжительнѣе предшествовавшихъ.

Въ Фаэнцѣ раздались крики: «Форлійцы; Форлійцы идутъ!» — на