Страница:Istorichesky Vestnik Vol.XV 1884.pdf/620

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

слова татарскія. Изъ нихъ первое происходитъ отъ «дзямъ» — дорога, а второе отъ «ям-чи» — проводникъ. Устройство ямовъ такъ размножилось, что въ XVII вѣкѣ Архангельскъ, Смоленскъ, Нижній-Новгородъ и сѣверскіе города, а позднѣе и украинскіе, преимущественно Новгородъ и Псковъ, черезъ которые проѣзжали въ столицу иноземные послы, были соединены ямами съ Москвою.

Подорожныя граматы стали появляться уже въ XV вѣкѣ. Древнѣйшая изъ нихъ относится къ 1493 году.

Изъ иностранцевъ впервые сообщилъ свѣдѣнія объ ямской ѣздѣ въ Россіи извѣстный баронъ Герберштейнъ, бывшій въ Московскомъ государствѣ въ началѣ XVI вѣка. Онъ пишетъ: «великій князь московскій имѣетъ по разнымъ мѣстамъ своего княжества ямщиковъ съ достаточнымъ количествомъ лошадей, такъ что куда бы князь ни послалъ своего гонца, вездѣ для него найдутся лошади. Гонецъ имѣетъ право выбирать коня, который покажется ему лучшимъ. На каждомъ яму лошадей намъ мѣняли. Въ свѣжихъ лошадяхъ недостатка не было. Кто требовалъ ихъ 10 или 12, тому приводили ихъ 40 и 50. Усталыхъ оставляли на дорогѣ и замѣняли другими, которыхъ брали въ первомъ селеніи или у проѣзжающихъ».

Ямская ѣзда была, по свидѣтельству Герберштейна, и дешева и быстра. За 10 и даже за 20 верстъ платили не болѣе 6 денегъ, а ѣздили такъ быстро, что одинъ изъ служителей барона пріѣхалъ изъ Новгорода въ Москву въ теченіи 52 часовъ. Въ ямщики поступали охочіе люди, селившіеся по большимъ дорогамъ особыми слободами, а для ямскихъ лошадей каждой слободы установилось тавро или «пятно» по особому рисунку. Ямщиковъ, какъ несшихъ тягло на службѣ правительству, стали зачислять въ разрядъ «людей служилыхъ», т. е. такихъ, которыхъ нельзя было закрѣпостить за частнымъ лицомъ, помѣщикомъ; а ямщичьи слободы быстро размножались и расширялись вслѣдствіе увеличенія ихъ населенія охочими людьми. Можно даже сказать, что вслѣдствіе этого, ямщики составили изъ себя особое сословіе въ государствѣ, несшее опредѣленныя обязанности и за то пользовавшееся нѣкоторыми правами.

Царь Михаилъ Ѳедоровичъ завелъ «Ямской приказъ», начальникомъ котораго былъ сдѣланъ знаменитый князь Дмитрій Михайловичъ Пожарскій. Ямскому приказу, кромѣ ямскихъ сборовъ, былъ также подвѣдомственъ сборъ и на выкупъ плѣнныхъ. Приказъ этотъ разбиралъ взаимныя тяжбы и иски ямщиковъ, провѣрялъ гонебныя книги и выдавалъ подорожныя, а также завѣдывалъ и почтовою частью, которая первоначально была въ неразрывной связи съ ямскою.

Въ 1650 году послѣдовалъ цѣлый рядъ распоряженій относительно ямщичье-почтоваго дѣла. Ямщикамъ, какъ нужнымъ для


Тот же текст в современной орфографии

слова татарские. Из них первое происходит от «дзям» — дорога, а второе от «ям-чи» — проводник. Устройство ямов так размножилось, что в XVII веке Архангельск, Смоленск, Нижний Новгород и северские города, а позднее и украинские, преимущественно Новгород и Псков, через которые проезжали в столицу иноземные послы, были соединены ямами с Москвою.

Подорожные грамоты стали появляться уже в XV веке. Древнейшая из них относится к 1493 году.

Из иностранцев впервые сообщил сведения об ямской езде в России известный барон Герберштейн, бывший в Московском государстве в начале XVI века. Он пишет: «великий князь московский имеет по разным местам своего княжества ямщиков с достаточным количеством лошадей, так что куда бы князь ни послал своего гонца, везде для него найдутся лошади. Гонец имеет право выбирать коня, который покажется ему лучшим. На каждом яму лошадей нам меняли. В свежих лошадях недостатка не было. Кто требовал их 10 или 12, тому приводили их 40 и 50. Усталых оставляли на дороге и заменяли другими, которых брали в первом селении или у проезжающих».

Ямская езда была, по свидетельству Герберштейна, и дешева и быстра. За 10 и даже за 20 верст платили не более 6 денег, а ездили так быстро, что один из служителей барона приехал из Новгорода в Москву в течение 52 часов. В ямщики поступали охочие люди, селившиеся по большим дорогам особыми слободами, а для ямских лошадей каждой слободы установилось тавро или «пятно» по особому рисунку. Ямщиков, как несших тягло на службе правительству, стали зачислять в разряд «людей служилых», т. е. таких, которых нельзя было закрепостить за частным лицом, помещиком; а ямщичьи слободы быстро размножались и расширялись вследствие увеличения их населения охочими людьми. Можно даже сказать, что вследствие этого, ямщики составили из себя особое сословие в государстве, несшее определенные обязанности и за то пользовавшееся некоторыми правами.

Царь Михаил Федорович завел «Ямской приказ», начальником которого был сделан знаменитый князь Дмитрий Михайлович Пожарский. Ямскому приказу, кроме ямских сборов, был также подведомствен сбор и на выкуп пленных. Приказ этот разбирал взаимные тяжбы и иски ямщиков, проверял гонебные книги и выдавал подорожные, а также заведовал и почтовою частью, которая первоначально была в неразрывной связи с ямскою.

В 1650 году последовал целый ряд распоряжений относительно ямщичье-почтового дела. Ямщикам, как нужным для