Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 24.pdf/380

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана


Подражайте этой находчивости сынов века сего (не допуская, конечно» обмана), помогайте ближним от своего богатства, и эти бедные приготовят для вас вечные обители, как для неверного приставника друзья приготовили у себя временный кров-приют.

Богатством неправедным: собственно маммоною неправды. Маммона — то же, что богатство; неправедным богатство называется в том же самом смысле, в каком выше управитель называется неверным и в каком ниже оно противопоставляется богатству истинному, т. е. в смысле его неверности и обманчивости. Богатство доставляет и побуждения, и предлоги, и средства к неверному, недобросовестному и несправедливому образу действий, как показывает пример приточного управителя, и в этом смысле оно неверно, как способствующее неверному, неправильному, несправедливому образу действий. С другой стороны, оно неверно и потому, что лживо, обманчиво, скоропреходяще в противоположность богатству истинному, духовному, богатству добродетелей, богатству вечному и нетленному. Этим неверным богатством можно однакоже, при правильном употреблении его, приобресть себе друзей бедных, нищих, вообще требующих помощи и пособия здесь на земле, а они могут доставить нам вечные обители на небесах, так как таковое употребление богатства есть добродетель, за кото рую последует награда в царстве небесном.
Рейс толкует гораздо лучше. И всё его толкование было бы вполне правильно, если бы только он не желал перетолковать главное учение Евангелия о том, что собственность несовместна с царством Бога. Рейс (стр. 496—501):

Человек этот управлял дурно; интересы хозяина страдали под его управлением, он присвоивал хозяйское добро или не пользовался им должным образом. Хозяин замечает это и требует от него отчета. Управитель видит, что он потеряет место, ибо он не может оправдаться; он понимает, что он останется без средств к жизни, и не чувствует расположения зарабатывать себе пропитание физическим трудом.

И вот он придумывает создать себе средства, войдя в соглашение с должниками (крестьянами?) своего хозяина. Так как все дела хозяина находятся в его руках, то затея его может иметь успех; хозяину нельзя будет обратиться к суду, ибо переданные ему документы (договоры, обязательства) будут единственными, по каким он может требовать чего-либо от должников, а эти должники, избавившись (обманным образом, правда, с точки зрения хозяина, но по общему согласию и вполне законно, ввиду полномочий управителя) от доброй половины своего долга (платежей), конечно, будут очень расположены всячески поддерживать того, кто им оказал такую милость. Человек, о котором рассказывается в притче, взял себе то, что называют теперь магарычом; только этот магарыч должен был уплачиваться ему натурой, известными услугами. Хозяин мог быть раздражен этим деянием как собственник; но, оценивая его со стороны, хозяин не мог не признать, что управитель его догадливо оградил себя от несчастных случайностей. Если он не позаботился об интересах хозяина,

378