Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 24.pdf/43

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

и потому церковь придала и слову слава то настоящее значение учения, верования, которое оно имеет, и потому говорит: «мы видели его славу, как единородного сына», понимая под словом слава не вполне gloria, а что-то другое; часто церковь слово слава употребляет прямо в смысле верования, учения, как, напр., в выражении ὀρθὴ δόξα — православие или правоверие. Я ставлю учение вместо славы, как слово более точное, но готов и оставить слово слава, если придать ему значение верования. Значение μονογενής — однородного — подтверждается версией этого места у Оригена: там стоит ἀληθῶς μονογενὴς ὡς παρὰ πατρός, т. е. истинно однородного, как от отца. Παρὰ πατρός есть только объяснение того, что значит μονογενής — совсем такой же, как от Отца.

Χάρις переведено словом gratia, grace, Gnade, благодать. Первые два — gratia и grace — значат прелесть; но слова эти, хотя и переведены так, понимаются не в этом значении, а в том, которое получили эти слова после. Точно так же и слово Gnade, означающее милость, не понимается в значении милости, а в значении другом, данном слову после. То же с словом благодать, означающим благой дар: оно понимается не в смысле благой дар, а в том смысле, который дан этому слову после.

Но если понимать слово χάρις в значении церковной благодати, то 17-й стих, где сказано: «И благодать вместо или за благодать», нарушает этот смысл. «И благодать вместо благодати» значит, что прежняя благодать заменена новою; но это значение было противно церковному смыслу, и потому переводчики должны были изменить значение предлога ἀντὶ, на котором зиждется весь смысл, и совершенно произвольно передали его воз, на, sur, über, по-английски for. При этой переделке получился тот смысл, который был нужен, именно тот, что от Христа мы получили прибавление благодати. Но при этом произвольном переводе объяснение всего места и в особенности 16-го стиха стало еще труднее. Сказано: «от полноты его мы получили благодать на благодать», и слова эти объясняют тем, что мы получили от Иисуса Христа добавление к благодати, полученной чрез Моисея. Но вслед за тем говорится, что закон Моисеем дан, благодать же и истина Иисусом Христом, т. е. благодать и истина противополагаются закону Моисея.

Трудность перевода этого места состоит в том, что в 14-м стихе говорится, что разумение стало плотью, и мы увидали его учение или славу, как однородного от отца, преисполненного

41