Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 26.pdf/580

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

что ту же вѣру, когда она иначе высказана называютъ другою вѣрою.[1]

Есть разныя ученія вѣръ, но вѣра одна. Вѣра въ то, что есть человѣкъ, для чего онъ живетъ, какъ ему жить надо и чего ждать послѣ смерти.[2]

Называть разныя ученія вѣръ разными вѣрами все равно, какъ если бы человѣкъ, узнавъ другой языкъ, считалъ бы, что люди, говорящіе на другомъ языкѣ, говорятъ совсѣмъ другое, чѣмъ люди на его языкѣ. Сказать, что ученія вѣръ различны потому, что они иначе высказаны, все равно, что сказать, что смыслъ словъ различный, если слова сказаны на другомъ языкѣ. А этаго нельзя сказать, потому что, если я вижу, что Индеецъ, Китаецъ живетъ по божьи, дружелюбно, воздержно и смиренно по своему ученію вѣры, и также точно живетъ и умираетъ Христіанинъ по своему ученію вѣры, то я долженъ сказать, что вѣра одна, только высказана иначе, также какъ я скажу про смыслъ словъ, сказанныхъ по русски и по французски. Если я вижу, что одинъ французъ сказалъ другому слово по французски, и тотъ далъ ему долото, и вижу, что русскій сказалъ русскому, и тотъ далъ ему долото, то я вижу, что слова хоть и другія, а смыслъ ихъ одинъ. Тоже и съ вѣрами. Если откинуть обманъ, то ясно, что вѣра всегда была и будетъ одна какъ одно и тоже положеніе человѣка родившагося, чтобъ умереть, и живущаго среди такихъ же людей какъ онъ съ ихъ страстями, похотями и любовью къ добру и истинѣ.[3] Несправедливо то, что вѣръ разныхъ очень много — тысяча и больше; суевѣрій

  1. В черновике зачеркнуто: Набрали этих 1000 вѣръ, про которыя пишутъ и говорятъ, вотъ отъ чего. Поѣдетъ человѣкъ къ чужимъ народамъ, увидитъ, что они ѣдятъ всѣ какія-нибудь лепешки въ какой-нибудь день. Спроситъ, что это они дѣлаютъ. Они скажутъ, что они своему Богу приносятъ жертву, путешественникъ запишетъ и вотъ одна вѣра. Потомъ поѣдетъ другой и увидитъ, что женщины красятъ яйца и раздаютъ и цѣлуютъ и говорятъ, что это они понимаютъ воскресенье, онъ запишетъ — выйдетъ другая вѣра. И такихъ вѣръ путешественники наберутъ тысячи; но это не вѣры, а суевѣрія, и такихъ среди насъ можно найти тысячи. Въ этомъ — обманъ, потому что всякій знаетъ, что вѣрой можно назвать только ученіе о томъ, что такое человѣкъ, зачѣмъ онъ живетъ и какъ ему жить и чего ему ждать послѣ смерти. Недоуміе же въ томъ, что кромѣ такихъ суевѣрій, которыхъ можно набрать десятки тысячъ, есть настоящія вѣры въ которыхъ и
  2. В черновике зачеркнуто: Обманъ состоитъ въ томъ, чтобы эти тысячи суевѣрій сравнять съ истинными ученіями вѣры, которыхъ нетолько не тысячи, но намъ извѣстны меньше 6. Обманъ въ томъ, чтобы замѣшать настоящія вѣры съ суевѣріями. Недоуміе же иногда тоже и обманъ состоитъ въ томъ, чтобы и въ этихъ вѣрахъ не смотрѣть на то, что въ нихъ одно и то же, а на то, что въ нихъ различно; какъ напримѣръ
  3. В черновике дальше следующий кусок текста помечен боковой линией к пропуску: Такъ что обманъ и недоуміе о томъ, что есть тысячи вѣръ и что они всѣ различны, еще подобны тому обману и недоумію, которыя высказывали бы люди о томъ, что есть тысячи разныхъ земель и небесъ. — Люди не ученые, не думавши и не читавши того, что думали другіе люди о томъ, что такое та земля, на которой мы живемъ, и то небо, которое надъ нами, каждый по своему воображаютъ себѣ міръ и небо: одинъ скажетъ земля стоитъ на трехъ китахъ, другой — на столбахъ, третій на водѣ. То же каждый по своему скажетъ про небо. Одинъ скажетъ, что оно твердое и одно, другой скажетъ, что небесъ 7. Третій скажетъ, что их 500. И такъ каждый будетъ говорить свои суевѣрія. И такихъ суевѣрій можетъ быть тысячи. Это тѣ вѣры, которыя насчитываютъ въ календаряхъ. Но кромѣ этихъ побасенокъ о томъ, какъ сотворены земля и небо, есть еще ученія настоящія о томъ, какова земля и каково небо, и отчего по небу ходятъ солнце, мѣсяцъ и звѣзды, и какъ они ходятъ, и когда и отчего бываютъ затмѣнія. Такихъ настоящихъ ученій, астрономій, немного. Съ тѣхъ поръ какъ живутъ люди такихъ ученій о землѣ и небѣ можно насчитать пять или шесть. Было и есть такое ученіе у Китайцевъ, было такое другое ученіе у Халдеевъ было третье у Египтянъ, четвертое у Грековъ, пятое теперь у насъ въ Европѣ. Всѣ эти ученія нельзя смѣшивать съ суевѣріями о землѣ и небѣ, потому что по этимъ ученіямъ вычисляли и предсказывали вѣрно затмѣнія и луны и солнца. И всѣ эти ученія хотя и различны нѣсколько между собой, всѣ сходились въ одномъ и всѣ въ одно время предсказывали небесныя явленія]. ⟨Вотъ эти то ученія это настоящія ученія вѣръ, которыхъ немного и которыя разными манерами высказываютъ одно и то же и всѣ сходятся къ одному ученію, потому что то что то, что оно изучаетъ — земля и небо одно, также и человѣкъ со своей жизнью и смертью всегда былъ и есть одинъ и тотъ же⟩. Какъ ученій можетъ быть тысяча, но знаніе одно, такъ и суевѣрій тысячи, но вѣра одна.
574