Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 31.pdf/274

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

уничтожено, а введено в закон для крестьян; восстановлены кадетские корпуса и откуп; поднято страшное гонение на евреев, католиков, лютеран и всех сектантов; уничтожены многие образовательные заведения и во всех введены одуряющие требования дисциплины и преподавание диких суеверий. Уничтожена последняя свобода цензуры,[1] учреждены банки для поддержания дворянства. Тюрьмы, и крепости, и каторги, и места ссылки переполнились, казнили и вешали чаще, чем[2] прежде, и убивали тайно в крепостях и тюрьмах. Такое царствование продолжалось 13 лет. И вот умирает тот, кто поддерживал все эти ужасы, и как только он умер, раздается такой гвалт нелепых похвал этому человеку, которые никогда никому не воздавались. Придумывается не имеющий никакого основания повод восхваления миролюбия, и на эту тему раздается[3] в продолжение месяцов неперестающая лживая лесть. Так как его не за что хвалить, то хвалят его за то, чего он не делал, тогда как делать войну и не было повода и[4] государей, не любящих войну и воздерживающихся от нее, едва ли ни 0,9 всех государей....

Эпизод 17 января напоминает то,[5] что часто случается с детьми. Ребенок начинает делать какое-нибудь непосильное ему дело:[6] старшие хотят помочь ему, сделать за него то, что он не в силах сделать, но ребенок капризничает, кричит визгливым голосом: я сам, сам[7] и начинает делать, и тогда сейчас же находятся льстивые няньки, прислужницы, которые водят

  1. Зачеркнуто: народ доведен до последней
  2. Зач.: когда-нибудь в
  3. В подлиннике: раздают
  4. Зач.: коронованных людей
  5. Зач.: событие моего детства
  6. Зач.: хочет зажечь лампу, поднимает ведро с водой, хочет править лошадью, хочет достать ручонкой упавшую в воду игрушку, нести сам горшок с молоком или т. п.
  7. Зач.: хватается за ведро, спички, возжи, лезет рукой в воду, схватывает горшок молока, тянет возжи и, если большие уступят ему, ⟨послушают его⟩, кончается тем, что он обжигает себе руки, разбивает лампу, падает за игрушкой в воду, разбивает и разливает молоко или летит вместе с нянькой торчмя головой из экипажа. Всё это поучительно бывает для капризного ребенка, если только это не слишком опасно и он этим полезным для себя опытом не губит себя и других, но когда от каприза и само[во]лия ребенка гибнут другие, этого нельзя допустить. — Я сам, сам, не мешайте мне, — капризным голосом кричит Николай Александрович, и это было бы очень хорошо и можно бы было предоставить ему действовать самому, когда дело касается его одного и тех, которые поощряют его в этом самовластии, но когда дело касается других, когда ребенок хочет править кораблем, в котором самоуверенность и неумелость ребенка губят здесь сотни, тысячи, миллионы человеческих жизней Среди вышеприведенного зачеркнутого текста осталась по недосмотру незачеркнутой фраза: Всё это очень хорошо, и можно предоставить ребенку забавляться. Продолжением этой фразы являлся впоследствии зачеркнутый автором вышеприведенный нами текст: «когда дело касается его одного» и т. д.
253