Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 47.pdf/43

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

И въ сердцѣ глубокую чувствовать рану

И средства не знать, какъ ее заживить.

*

Кто сдѣлалъ ту рану, лишь[1] вѣдаетъ Богъ,

Но мучатъ меня отъ рожденья,

Грядущей ничтожности горькій залогъ,

Томящая[2] грусть и сомнѣнья.

Симферополь.

23 Ноября. [Эски-Орда.] 16 я выѣхалъ изъ Севастополя на позицію. Въ поѣздкѣ этой я больше, чѣмъ прежде, убѣдился, что Россія или должна пасть или совершенно преобразоваться. Всё идетъ на выворотъ, непріятелю не мѣшаютъ укрѣплять своего лагеря, тогда какъ это было бы чрезвычайно легко, сами же мы съ меньшими силами, ни откуда не ожидая помощи, съ генералами, какъ Горчаковъ, потерявшими и умъ, и чувство, и энергію, не укрѣпляясь, стоимъ противъ непріятеля и ожидаемъ бурь и непогодъ, которыя пошлетъ Николай Чудотворецъ, чтобы изгнать непріятеля. Казаки хотятъ грабить, но не драться, гусары и уланы полагаютъ военное достоинство въ пьянствѣ и развратѣ, пѣхота въ воровствѣ и наживаніи денегъ. Грустное положеніе — и войска и государства. Я часа два провелъ, болтая съ раненными Французами и Англичанами. Каждый солдатъ гордъ своимъ положеніемъ и цѣнитъ себя; ибо чувствуетъ себя дѣйствительной пружиной въ войскѣ. Хорошее оружіе, искуство дѣйствовать имъ, молодость, общія понятія о политикѣ и искуствахъ, даютъ ему сознаніе своего достоинства. У насъ безсмысленныя ученья о носкахъ и хваткахъ, безполезное оружіе, забитость, старость, необразованіе, дурное содержаніе и пища, убиваютъ вним[аніе], послѣднюю искру гордости и даже даютъ имъ слишкомъ высокое понятіе о врагѣ. —

Въ Симферополѣ я проигралъ послѣднія деньги въ карты, а теперь живу съ батареей въ татарской деревнѣ и испытывая только теперь неудобства жизни.

  1. Переправлено из: то
  2. Переправлено из: тяжелая
30