Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 58.pdf/553

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
художественному творчеству, как показывает запись в «Дневнике для одного себя» от 2 октября (стр. 139), отношения с женой, а после ухода и освобождения от мучившей его домашней обстановки — смерть пресекла все его замыслы.

1433. 11111. Яковле[вой] и Преобр[аженской]. — См. т. 82, письма от 2 октября 1910 г. к М. Н. Яковлевой (прим. 704 и 1266) о совершенствовании своей жизни и к студентке-медичке из Петербурга В. Преображенской о смысле жизни.

1434. 11112. И поспа[л] час. — См. прим. 1431.

1435. 11112—13 с Пав[лом] Ив[ановичем] и Голд[енвейзером]. — Беседа Толстого 2 октября с приехавшим П. И. Бирюковым и А. Б. Гольденвейзером записана последним в его Записях, 2, стр. 306—312.

1436. 11115—16. Была Саша..... все к лучшему..... как я далек от этого. — А. Л. Толстая приезжала из Телятинок. О своем душевном состоянии, выраженном последними словами, см. запись Толстого в Дневнике от 29 сентября, № 2.

1437. 11117. Сережа и ночью Таня. — С. Л. Толстой и Т. Л. Сухотина.

1438. 11119—21. 1) Бог дышит..... и стал богом. — См. запись № 1 от 29 сентября и мысли, перечисленные в прим. 140.

1439. 11122—28. 2) Матерьялистическое объяснение жизни..... и будет ходить». — Эта мысль записана Толстым с одной стороны, в связи с получением ряда писем о «perpetuum mobile» («вечный двигатель») — см. «Письма по поручению Г. А. Журавлеву от 24 сентября 1910 г., т. 82 — и, с другой стороны в связи с его работой над статьей «О социализме» (Записи А. Б. Гольденвейзера, 2, стр. 303—304; «Яснополянские записки» Д. И. Маковицкого от 28 сентября и от 2 октября).

1440. 1112911211. 3) Бог дышит нами..... Бог есть любовь. — См. прим. 1438. Определение любви см. в записях, перечисленных в прим. 47.

3 октября, стр. 112.

1441. 11213. о болезни Сони. — Приводим слова Толстого из его разговора о Софье Андреевне с П. И. Бирюковым по записи Д. И. Маковицкого: «У нее слова не имеют никакой обязательности; она днем скажет одно, а вечером диаметрально противоположное, и с такими апломбом, что импонирует мне. Одно только может быть правильное отношение к ней — и это я испробовал своими боками — надо молчать и не уступать. Ей бы уехать на время... Я хотел бы оградить себя; мне осталось жить месяцы, может быть, дни. Я уже три месяца, как не работаю». («Яснополянские записки» от 2 октября). Относительно невозможности для Толстого работать см. запись запись в «Дневнике для одного себя» от 2 октября и прим. 1432.

1442. 11213—14. прекрасно играл Голд[енвейзер]. — А. Б. Гольденвейзер играл в этот вечер Толстому в последний раз. Он играл: баркароллу Аренского, этюды As-dur op. 25 и E-dur op. 10, прелюдию Fis-dur и мазурку e-moll Шопена. («Вблизи Толстого», 2, стр. 311.)

534