Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 58.pdf/624

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
лет пила запоями по неделе, по две, даже по три. Двадцать лет он нес свой крест терпеливо и всё ждал... Не выдержал он прошлым летом, взял кнут, походил два раза пьяную, так, ведь, лучше угодников помогло, теперь и пить при нем совсем перестала, и запои прошли... У нас, говорю, с бабами проще разрешаются споры, и истерики не бывает совсем. Сам я не сторонник кнута, говорю, и никогда к нему не прибегал, но ведь нельзя же и делать всё то, что хочет баба. Вы лучше моего знаете, что женщина и вообще легче поддается пристрастию и самолюбию, и строить хозяйственную жизнь семьи по ее желанию никак нельзя. — Лев Николаевич рассмеялся, позвал Душана Петровича из соседней комнаты, передал ему этот разговор». — Михаил Новиков, «Мое последнее свидание со Львом Николаевичем», стр. 11.

1760. 14217—18. и Ивана: «в нашем быту возжами». — Когда на следующее утро, после беседы с М. П. Новиковым Толстой передал Александре Львовне на его рассказ о жене брата (см. предшествующую запись и прим. 1759), Александра Львовна в свою очередь рассказала, как кучер Иван [Иван Васильевич Матвеев] однажды на вопрос, что делается в Ясной поляне, ответил, что плохо. А потом сказал: «У нас по деревенски, если баба задурит, муж ее возжами, — шелковая станет». (Дневник А. Л. Толстой.)

1761. 14219. Ночью думал об отъезде. — См. разговор с М. П. Новиковым, прим. 1539.

1762. 14219. Саша много говорила с ней, — с С. А. Толстой. Разговор этот касался отношения С. А. Толстой к Льву Николаевичу и тех мучений, которые он терпел от нее. Он записан А. Л. Толстою в ее Дневнике.

22 октября, стр. 142.

1763. 14222. притворство с обеих сторон. — Повидимому, это место следует понимать в том смысле, что у Толстого под влиянием всего поведения С. А. Толстой, особенно после ее выслеживаний (см. записи от 16 октября, прим. 1511) и того, что он узнал о предполагавшейся продаже за миллион его сочинений (см. запись от 19 октября, прим. 1758), окончательно созрела мысль уйти. Отношения его с женой стали еще напряженнее, и он должен был с трудом удерживать свое «недоброе чувство» (см. последние записи в «Дневнике для одного себя» от 21 октября). Эту-то борьбу он и называет в записях от 22 и 23 октября «притворством» со своей стороны.

1764. 14222—24. От Ч[ерткова] письмо ко мне,..... неприятно нарушение тайны дневника. — Отмечается получение: 1) письма от В. Г. Черткова от 20 октября (прим. 1545), 2) копии письма В. Г. Черткова к Досеву, присланной Толстому А. К. Чертковой (прим. 1548), и 3) проекта заявления Толстого в газеты, составленного В. Г. Чертковым, о том, что права на издания сочинений Толстого, согласно его воле, не подлежат продаже (см. прим. 1758).

В своем письме к Досеву В. Г. Чертков, в подтверждение своих мыслей о том «почему Толстой не уходил» привел ряд выдержек из Дневника Толстого от 2—9 июля 1908 г. (см. В. Г. Чертков, «Уход Толстого», стр. 19).

1765. 14224—25 Дунаев хорошо говорил. — А. Н. Дунаев много рассказывал Толстому

605