Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 63.pdf/22

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

(ужъ я не стану на мною самимъ разбитый ледокъ и не покачусь легко и весело по немъ6), а впередъ, не къ опредѣленію словами моего отношенія къ Богу черезъ искупленіе и т. п., а идти впередъ жизнью, каждымъ днемъ, часомъ, исполняя открытую мнѣ волю Божію. А это очень трудно,7 даже невозможно, если сказать себѣ, что это невозможно, и нетолько возможно, но должно и легко становится, если не застилать себѣ глаза, а, не спуская ихъ, смотрѣть на Бога. —

Я только чуть чуть со вчерашняго дня сталъ это дѣлать, и то вся жизнь моя стала другая и все, чтò я зналъ прежде, все перевернулось и все, стоявшее прежде вверхъ ногами, стало вверхъ головами.

Истинно любящій васъ
Л. Толстой.

Насчетъ того, вѣрю ли я въ человѣка-Бога или Бога-человѣка, я ничего не умѣю вамъ сказать и, если бы и умѣлъ, не сказалъ бы. Объ этомъ разскажутъ сожженные на кострахъ и сжигавшіе. «Не мы ли призывали тебя, называя Господомъ». Не знаю васъ, идите прочь, творящіе беззаконіе.

Написавъ письмо я подумалъ, что вы можете упрекнуть меня — сказать: «я сказала, во чтò я вѣрю, а онъ не сказалъ». Сказать свою вѣру нельзя. Вы сказали только потому, что повторяли то, чтò говорить церковь. А этого то и не нужно, не должно, нельзя, грѣхъ дѣлать. Какъ сказать то, чѣмъ я живу. Я всетаки скажу — не то, во чтò я вѣрю, а то, какое для меня значеніе имѣетъ Христосъ и его ученіе. Это кажется то, о чемъ вы спрашиваете.

Я живу и мы всѣ живемъ, какъ скоты, и также издохнемъ. Для того, чтобы спастись отъ этаго ужаснаго положенія, намъ дано Христомъ спасеніе. —

Кто такой Христосъ? Богъ или человѣкъ? — Онъ то, чтò онъ говоритъ. Онъ говоритъ, что онъ сынъ Божій, онъ говоритъ, что онъ сынъ человѣческій, онъ говоритъ: Я то, чтò говорю вамъ. Я путь и истина. Вотъ онъ это самое, чтò онъ говоритъ о себѣ. А какъ только хотѣли все это свести въ одно и сказали: онъ Богъ, 2-е лицо троицы,8 — то вышло кощунство, ложь и глупость. Если бы онъ это былъ, онъ бы съумѣлъ сказать. Онъ далъ намъ спасенье. Чѣмъ? Тѣмъ, что научилъ насъ дать нашей жизни такой смыслъ, который не уничтожается

8