Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 74.pdf/258

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

вы пишете, самых важных в свете предметах. Я не только не изменил своего взгляда на необходимость удовлетворения самому своим самым первым потребностям, но живее, чем когда-нибудь, чувствую важность этого и свой грех неисполнения этого. Много было причин, отвлекших меня от этого исполнения, но не стану перечислять их, потому что главная причина — только моя слабость, мой грех. И потому получение вашего письма было для меня духовною радостью: обличение и напоминание. Одно меня утешает, это то, что, живя дурно, я не обманываю, не оправдываю себя и никогда не говорил себе, что я могу освободить себя от этого труда потому, что пишу книги, а всегда сознавал то, что вы говорите, — что как мне нужно прочесть хорошую книгу, так нужно и тому, кто будет за меня работать; и что точно так же, если я могу написать хорошую книгу, то есть сотни и тысячи людей, которые написали бы лучшие книги, если бы не были задавлены и забиты работой. Так что я не только не несогласен с вами, но сильнее, чем когда-либо, чувствуя свой грех и страдая от него, признаю первостепенную важность отрицания права пользоваться для себя вынужденным трудом другого человека.

Думая и слыша о вас от Евгения Ивановича,1 я сознавал всю тяжесть вашего положения и вместе с тем не переставал завидовать вам. Не унывайте, милый друг. «Претерпевый до конца спасен будет» относится именно к вашему положению.2 Думаю, что никакая суета не может помешать правильно мыслить (что я вижу по вашему письму). Мешает правильному мышлению только праздность и роскошь, и это я чувствую часто на себе. Как ни кажется странно и недобро то, что я, живущий в роскоши, позволяю себе советовать вам продолжать жить в нужде, я смело делаю это, потому что ни на минуту не могу усумниться в том, что ваша жизнь есть жизнь хорошая перед своей совестью, перед богом, и потому самая нужная и полезная людям; а что моя деятельность, как бы она ни казалась полезной некоторым людям, теряет, хочется думать, что не всё, но уже наверное самую большую долю своего значения, вследствие неисполнения самого главного признака искренности того, что я исповедую. На днях был у меня умный и религиозный американец Брайян3 и спрашивал у меня, почему я считаю необходимой ручную, простую работу. Я сказал ему почти то же, что вы пишете: что, во-первых, это признак искренности

252