Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 78.pdf/27

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

В нашем же христ[ианском] мире случилось нечто особенное, приведшее этот мир в то ужасное, безумное, скрытое внешними формами, хуже чем зверское состояние, в к[отором] живут теперь христ[ианские] народы. Случилось именно то, что христианство, открыв людям тот высший закон жизни, следуя которому, люди найдут высшее, доступное им и личное и общее благо, христианство это истинное, включая в себя как conditio sine qua non2 непротивление злу насилием, было так искусно, незаметно, с помощью всякого рода внушения изменено, что от него ничего не осталось кроме названия. На место христианства, указывавшего человечеству далекий вперед путь совершенствования и приближения к благу установилось уродливое, бессмысленное, идолопоклонническое, жреческое учение, стоявшее гораздо ниже общего среднего уровня людей христианского мира, и всё больше и больше отстававшего от этого уровня. Мало того, что установившееся учение стояло ниже общего уровня, оно понижалось еще тем, что истинное христ[ианское] учение, хотя смутно, неясно, но проникало в сознание людей и общий уровень поднимался и учение всё больше и больше отставало и сделалось, наконец, то, что переживается теперь; то, что христ[ианские] народы живут с каким-то не удовлетворяющим главным требованиям религии подобием ее, в сущности без всякой религии, т. е. в таком положении, в к[отором] никогда не жили и не могут жить люди. Положение это очень дурно, но оно в нашем христианском мире усилилось еще следующим несчастным усложнением.

Люди чувствовали, что без установленного отношения человека ко всему нельзя жить, и так религии не было, и потому не было такого отношения, то наиболее начитанные, умные и самоуверенные люди стали устанавливать это отношение человека к миру, но не так, как устанавливает его религия, признавая основанием всего существующего человека, его сознание своего я и из этого я уже выводя его отношение к миру, а обратно: признавая основой всего бесконечный по времени и пространству и потому вполне непонятный мир, и из этого непонятного мира выводя человеческое я и его отношение к миру. И вот эта-то ложная постановка вопроса и послужила основой всех тех бесконечных, много и противоречивых и неясных рассуждений, которые называются наукой и которые представляют из себя столь же вредное и столь же грубое

24