Страница:Sovremennik 1862 01-02.pdf/343

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена

Цвѣтъ моей жизни отравой
Ты облила мнѣ, мой другъ!...
Пѣсни мои ядовиты:
Какъ же въ нихъ яду не быть?
Множество змѣй въ моёмъ сердцѣ,
Да еще ты, милый другь!...


7.

Живыя чувства разцвѣтаютъ
И отцвѣтаютъ въ свой чередъ;
И вновь цвѣтутъ… и вянутъ снова…
И такъ до гроба все идетъ…
Я это знаю… Мыслью этой
Смущенъ мой миръ, моя любовь,
И къ сердцу, умному некстати,
Тревожно приливаетъ кровь…


8.

О, перестань, мое сердце, крушиться;
Сердце мое, примирися съ судьбою!
Съ новой весною опять возвратится
Все, что зима унесла за собою.
И ещё какъ тебѣ много осталось!
Сколько красотъ у природы и свѣта!
Еслибъ что милымъ тебѣ показалось,
Можешь ты все полюбить безъ запрета.


9.

Какъ горестный Атлантъ, я долженъ міръ носить:
Тоть міръ — тяжёлый міръ скорбей невыносимыхъ.
Подъ тяжестью его нѣтъ силъ мнѣ больше жить,
Мнѣ сердце рвётъ въ груди отъ мукъ невыразимыхъ.
Ты, сердце гордое, само хотѣло ты
Иль въ счастьи быть, но въ безпредѣльномъ счастьи,
Иль въ горѣ безпредѣльномъ, — вотъ мечты
Твои исполнились: дано тебѣ несчастье…