С моря (Цветаева)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

С моря
автор Марина Ивановна Цветаева (18921941)
См. Поэмы. Дата создания: 1926, опубл.: 1928. Источник: «Наследие Марины Цветаевой»
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


С МОРЯ


Поэма

С Северо-Южным,
Знаю: неможным!
Можным — коль нужным!
В чём-то дорожном,

— Воздухокрутом,
Мчащим щепу! —
Сон три минуты
Длится. Спешу.

С кем — и не гляну! —
Спишь. Три минуты.
Чем с Океана —
Долго — в Москву-то!

Молниеносный
Путь — запасной:
Из своего сна
Прыгнула в твой.

Снюсь тебе. Четко?
Гладко? Почище,
Чем за решёткой
Штемпельной? Писчей —

Сто́ю? Почтовой —
Сто́ю? Красно?
Честное слово
Я, не письмо!

Вольной цезуры
Нрав. Прыгом с барки!
Что́ без цензуры —
Даже без марки!

Всех объегоря,
— Скоропись сна! —
Вот тебе с моря —
Вместо письма!

Вместо депеши.
Вес? Да помилуй!
Столько не вешу
Вся — даже с лирой

Всей, с сердцем Ченчи
Всех, с целым там.
Сон, это меньше
Десяти грамм.

Каждому по́ три —
Шесть (сон взаимный).
Видь, пока смотришь:
Не анонимный

Нос, твердозначен
Лоб, буква букв —
Ять, ять без сдачи
В подписи губ.

Я — без описки,
Я — без помарки.
Роз бы альпийских
Горсть, да хибарка

На́ море, да но
Волны добры.
Вот с Океана,
Горстка игры.

Мало-помалу бери, как собран.
Море играло. Играть — быть добрым.
Море играло, а я брала,
Море теряло, а я клала

За́ ворот, за́ щеку, — терпко, мо́рско!
Рот лучше ящика, если горсти
Заняты. Валу, звучи, хвала!
Муза теряла, волна брала.

Крабьи кораллы, читай: скорлупы.
Море играло, играть — быть глупым.
Думать — седая прядь! —
Умным. Давай играть!

В ра́кушки. Темп un petit navir’a[1].
Эта вот — сердцем, а эта — лирой,

Эта, обзор трёх куч,
Детства скрипичный ключ.

Подобрала у рыбацкой лодки.
Это — голодной тоски обглодки:

Камень — тебя щажу, —
Лучше волны гложу,

Осатанев на пустынном спуске.
Это? — какой-то любви окуски:

Восстановить не тщусь:
Так неглубок надкус.

Так и лежит не внесённый в списки.
Это — уже не любви — огрызки:

Совести. Чем слезу
Лить-то — её грызу,

Не угрызомую ни на столько.
Это — да нашей игры осколки

Завтрашние. Не видь.
Жаль ведь. Давай делить.

Не что понравится, а что выну.
(К нам на кровать твоего бы сына
Третьим — нельзя ль в игру?)
Первая — я беру.

Только песок, между пальцев, ливкий.
Стой-ка: какой-то строфы отрывки:
«Славы подземный храм».
Ладно. Допишешь сам.

Только песок, между пальцев, плёский.
Стой-ка: гремучей змеи обноски:
Ревности! Обновясь
Гордостью назвалась.

И поползла себе с полным правом.
Не напостовцы — стоять над крабом
Выеденным. Не краб:
Славы кирпичный крап.

Скромная прихоть:
Камушек. Пемза.
Полый как критик.
Серый как цензор

Над откровеньем.
— Спят цензора! —
Нашей поэме
Цензор — заря.

(Зори — те зорче:
С током Кастальским
В дружбе. На порчу
Перьев — сквозь пальцы…

«Вирши, голубчик?
Ну и черно́!»
И не взглянувши:
Разрешено!)

Мельня ты мельня, морское ко́ло!
Мамонта, бабочку, — всё смололо
Море. О нём — щепоть
Праха — не нам молоть!

Вот только выговорюсь — и тихо.
Море! прекрасная мельничиха,
Место, где на мели
Мелочь — и нас смели!

Преподаватели! Пустомели!
Материки, это просто мели
Моря. Родиться (цель —
Множиться!) — сесть на мель.

Благоприятную, с торфом, с нефтью.
Обмелевающее бессмертье —
Жизнь. Невпопад горды!
Жизнь? Недохват воды

Недокеанской.
Винюсь заране:
Я нанесла тебе столько дряни,
Столько заморских див:
Всё, что нанёс прилив.

Лишь оставляет, а брать не просит.
Странно, что это — отлив приносит,
Убыль, в ладонь, даёт.
Не узнаешь ли нот,

Нам остающихся по́ две, по́ три
В час, когда Бог их принесший — отлил,
Отбыл… Орфей… Арфист…
Отмель — наш нотный лист!

— Только минуту ещё на сборы!
Я нанесла тебе столько вздору:
Сколько язык смолол, —
Целый морской подол!

Как у рыбачки, моей соседки.
Но припасла тебе напоследки
Дар, на котором строй:
Море роднит с Москвой,

Советороссию с Океаном
Республиканцу — рукой шуана —
Сам Океан-Велик
Шлёт. Нацепи на шлык.

И доложи мужикам в колосьях,
Что на шлыке своём краше носят
Красной — не верь: вражду
Классов — морей звезду!

Мастеровым же и чужеземцам:
Коли отстали от Вифлеемской,
Клин отхватив шестой,
Обречены — морской:

Прабогатырской, первобылинной.
(Распространяюсь, но так же длинно
Море — морским пластам.)
Так доложи ж властям,

— Имени-звания не спросила —
Что на корме корабля Россия
Весь корабельный крах:
Вещь о пяти концах.

Голые скалы, слоновьи рёбра…
Море устало, устать — быть добрым.
Вечность, махни веслом!
Влечь нас. Давай уснём.

Вплоть, а не тесно,
Огнь, а не дымно.
Ведь не совместный
Сон, а взаимный:

В Боге, друг в друге.
Нос, думал? Мыс!
Брови? Нет, дуги,
Выходы из —

Зримости.


Вандея, St. Gilles-sur-Vie.
Май 1926


Примечания

  1. Речь идёт о детской песенке (фр.).
  • Впервые поэма напечатана в журнале «Вёрсты» (Париж. 1928. № 3).
  • Поэма написана в мае 1926 года как поэтическое письмо к Б. Пастернаку; имела первоначальное название «Вместо письма». Цветаева с детьми в это время находилась в Вандее, на берегу Атлантического океана.
  • Ченчи — семья римских дворян, живших в XVI веке. Франческо Ченчи, женившись второй раз, жестоко обходился с детьми от первого брака. После его скоропостижной смерти красавица дочь Беатриче, обвинённая в отцеубийстве, была казнена вместе с братом и мачехой. Позже её невиновность была доказана. Судьбе этой молодой девушки Шелли посвятил драму «Беартиче Ченчи».
  • Кастальский ток — источник поэтического вдохновения на горе Парнас, где обитали Аполлон и музы (греч. миф.).
  • Орфей — древнегреческий певец и музыкант (греч. миф.).
  • Арфист — певец и музыкант в романе Гёте «Годы учения Вильгельма Мейстера».
  • Шуаны — контрреволюционные мятежники в период первой французской революции. Название получили от павшего в битве в 1794 году Жана Шуана.
  • Коли отстали от Вифлеемской. — Имеется в виду Вифлеемская звезда, возвестившая миру о рождении Иисуса Христа.