Телеграмма из Государственного департамента в посольство в СССР (29.08.1979)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Телеграмма из Государственного департамента в посольство в СССР : Вашингтон, 29 августа 1979, 00:56 GMT
автор Сайрус Вэнс, пер. Участник Александр Леплер
Оригинал: англ. Telegram From the Department of State to the Embassy in the Soviet Union : Washington, August 29, 1979, 0056Z. — Из сборника «Foreign Relations of the United States, 1977–1980, Volume VI, Soviet Union». Перевод созд.: 29 августа 1979, опубл: 29 августа 1979. Источник: 215. Telegram From the Department of State to the Embassy in the Soviet Union

226820. Тема: Советский самолёт/Дело Власовой: Интервью с Власовой внутри передвижного салона, аэропорт имени Джона Кеннеди, город Нью-Йорк.

Данное сообщение предоставляет вам отчёт об интервью с Людмилой Власовой, проведенного с 15:00 по 15:20 27 августа в передвижном салоне, припаркованного у самолёта Аэрофлота в аэропорту имени Джона Кеннеди, Нью-Йорк. Отчёт был составлен на основе записей сотрудника по Европе и СССР (Гурвиц), который присутствовал во время интервью.

Участниками совещания стали::

Американская сторона:

  • Дональд Макгенри — заместитель представителя США в ООН
  • Эдвард Гурвиц — сотрудник управления по связям с СССР
  • Флоренс Кэвэлер — врач из Службы общественного здравоохранения США
  • Джек Рикарди — сотрудник Службы иммиграции и натурализации
  • Орвилл Шелл — атторней Александра Годунова
  • Галина Туник — переводчик

Советская сторона:

  • Людмила Власова — балерина Большого театра
  • Евгений Макеев — заместитель представителя СССР при ООН
  • Иван Мирошкин — сотрудник советской миссии при ООН
  • Владимир Плечко — генеральный консул СССР в Нью-Йорке
  • Вадим Кавалеров — генеральный консул СССР в Вашингтоне
  • Саргин — врач из советского представительства при ООН

Отчет о встрече выглядит следующим образом:

Макгенри: (назвав участников американской стороны, причём представив Орвилла Шелла как «адвоката, нанятого мистером Годуновым») Мы сожалеем, что возникла такая сложная ситуация. Наше единственное желание состоит в том, чтобы выяснить непосредственно у вас, в атмосфере, где вы максимально свободны от любого давления, хотите ли вы остаться в Соединенных Штатах или вернуться в Советский Союз?

Власова: Моё единственное желание — вернуться в Советский Союз.

Макгенри: Я понимаю, что вы говорите, но я хотел бы вам прояснить ваши возможности. Сейчас вы находитесь в Соединенных Штатах под юрисдикцией США. Если вы решите остаться в этой стране, и ваша страна, и моя учтёт это решение.

(Примечание: Переводчица из США перевела глагол «honor» (англ. Соблюдать) как «учтёт», на что советский посол Макеев заметил, что лучшим переводом будет русское выражение «удовлетворит ваши пожелания». Американская сторона против такого варианта не возражала.)

Если вы добровольно решите вернуться в Советский Союз, ваше правительство и моё будет уважать это решение и удовлетворит это желание.

Если вы хотите остаться в Соединенных Штатах на некоторое время, то вы также можете это сделать. Вас не могут заставить покинуть эту страну. Если вы добровольно решите остаться, вы можете перейти отсюда в другое место и поразмыслить еще раз, прежде чем принимать какое-либо окончательное решение. Что вы хотите сделать?

Власова: В связи с ситуацией, которая произошла с Годуновым, я самостоятельно приняла решение вернуться домой.

Макгенри: Что вы имеете в виду под «ситуацией, которая произошла с Годуновым»?

Власова: Мой муж отсутствовал два дня, в течение которых у меня не было от него никаких новостей. Я ничего не знала о случившемся. Он не предупреждал меня. Именно об этой «ситуации» я говорю.

Макгенри: Я не знаю предыстории того, что произошло. Однако я знаю, что вы можете делать всё, что пожелаете, как и ваш муж.

Власова: Я полностью осознаю, что могу свободно выражать свои пожелания, что сейчас и делаю.

Макгенри: Я мог бы обсудить эти вопросы дальше, но согласился этого не делать. Вы высказали свое мнение, но я хотел, чтобы вы знали весь выбор вариантов перед вами.

Власова: Я понимаю. Но опять же, я выражаю своё мнение.

Макгенри: Я хочу, чтобы вы знали, что вы можете повременить с любым окончательным решением, и что любое будущее решение также будет зависеть только от вас.

Власова: Не знаю, почему мы ведём этот разговор. Я уже выразила свои пожелания и ясно сообщила о своих намерениях.

Макгенри: Текущая ситуация сложилась из-за нашего желания узнать, чего вы действительно хотите. Эта ситуация не возникла бы, если бы нам не сказали, что у вас могут быть другие взгляды.

Власова: Единственный способ доказать, что это не так — это сказать вам ещё раз, что я просила отправить меня в Москву.

Макгенри: Полагаю, вы делаете это заявление свободно и без какого-либо давления?

Власова: Разве это не очевидно? Я похожа на находящуюся под давлением?

Макгенри: Мисс Власова, вы что-нибудь ещё хотите сделать? Есть кто-нибудь, кого вы хотели бы увидеть?

Власова: Нет!

Макгенри: Еще раз позвольте мне выразить своё сочувствие в связи с трудностями, которые произошли в последние несколько дней. Надеюсь, вы понимаете, что эта ситуация возникла не из-за какого-то злого умысла с нашей стороны.

Власова: Просто я не совсем понимаю, почему поблизости три дня стояли люди с наручниками и оружием. Именно по этой причине я боялась покидать самолёт. Если бы не было этой сцены, я, возможно, и захотела бы покинуть самолёт. Не знаю, как у вас это происходит, но я не привыкла к такому обращению.

Макгенри: Этого бы не произошло, если бы не та «ситуация», о которой вы говорили, и если бы у нас не было оснований полагать, что вы, возможно, захотите составить другие планы. Я пытался через посла Макеева заверить вас, что если вы покинете самолёт, то никакой угрозы вашей безопасности не будет. Разве теперь, когда вы видите нашу сторону, вам не ясно, что никаких угроз здесь нет?

Власова: (улыбаясь) Да, это очевидно.

Макгенри: Желаю вам приятного возвращения в Советский Союз. Я сожалею только о том, что не смог достать билеты, чтобы увидеть ваше выступление здесь, в Нью-Йорке.

Власова: Приезжайте в Москву и посмотрите в Большом. Лучше увидеть нас танцующими в Большом театре, чем здесь.

Комментарий: По мнению участников от США, включая врача из Службы общественного здравоохранения и адвоката мистера Годунова, мисс Власова была спокойна, расслаблена, полностью контролировала то, что она говорила, быстро отвечала на вопросы, и явно пребывала в хорошем настроении. Не было никаких очевидных причин сомневаться в том, что она выражает свои собственные желания. Советская сторона не подавала никаких внешних признаков того, что они боятся, что она может сказать, с их точки зрения, что-то неправильное.


PD-icon.svg Этот материал находится в общественном достоянии, так как является работой Федерального правительства США.

Wikisource-logo.svg Перевод выполнен участником Alex Alex Lep, впервые опубликован в Викитеке и доступен на условиях свободной лицензии CC-BY-SA 3.0, подробнее см. Условия использования, раздел 7. Лицензирования содержимого.