Угроза Петрограду и борьба за мир (Троцкий)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Угроза Петрограду и борьба за мир
автор Лев Давидович Троцкий (1879–1940)
Опубл.: 30 октября 1917. Источник: Троцкий, Л. Д. Сочинения. — М.; Л., 1925. — Т. 3. 1917. Часть 2. От Октября до Бреста. — С. 18—21.


Тридцать девять месяцев длится война. А конца не видать. Буржуазия требует продолжения войны — «до победы». В августе Керенский сказал на Московском Совещании: «Будь проклят тот, кто говорит теперь о мире»[1]. Союзники нашей буржуазии — капиталисты Англии, Америки, Франции, Италии — требуют от нас войны «до конца». А где этот конец? Его не видно. Разве мы теперь ближе к миру, чем в начале революции? Разве военное положение наше улучшилось? Нет, оно стало неизмеримо хуже. Преступное наступление, начатое Керенским 18 июня, привело к отступлению, к сдаче Риги и к великой опасности, нависшей над Петроградом.

Три с четвертью года войны не дали безопасности столице. Где же гарантия, что дальше дело пойдет лучше? Если мы потеряем Петроград, то потеряем почти половину всей нашей промышленности, работающей на оборону. Эвакуировать (перевести) заводы в провинцию и там установить их нельзя ни в день, ни в неделю. На это нужен ряд месяцев. Стало быть, сдача Петрограда нанесла бы снаряжению нашей армии непоправимый, прямо-таки смертельный удар. А, между тем, правительство, которое явно считается с возможностью сдачи Петрограда немцам и готовится к этому, не принимает никаких мер к окончанию войны.

При первых же вестях об опасности немецкого нашествия на столицу, в министерстве заговорили о переселении в Москву. Правительство Керенского уже и раньше не раз порывалось покинуть революционный Петроград, где оно себя чувствует как на раскаленной плите. Теперь оно поторопилось ухватиться за «стратегический» повод для побега в Москву.

Гарнизон и рабочие Петрограда тревожно встрепенулись. Как? Правительство явно признает, что после 39 месяцев войны оно не способно оборонить столицу. Но вместо того, чтобы сделать решительные шаги для заключения мира, пока не поздно, легкомысленное и преступное правительство буржуазии готовится покинуть Петроград на произвол судьбы. Солдатская секция[2] (часть) Петроградского Совета сразу дала отпор предательскому плану контрреволюционеров и бонапартистов. Одно из двух, — заявили депутаты гарнизона, — правительство, неспособное оборонить столицу, должно либо заключить немедленный мир, либо, если оно не способно заключить мир, убраться прочь и очистить место подлинно-народному правительству. Петроградский Совет присоединился к своей солдатской секции и присовокупил, что буржуазия охотно мирится с гибелью революционной столицы. Расчет контрреволюционеров ясен: Вильгельм возьмет самую сильную крепость революции, красный Петроград, а корниловцы воспользуются этим для окончательного разгрома завоеваний народа.

Правительство явно испугалось того возмущения, какое вызвал его план дезертирства в Москву. В так называемом Предпарламенте г. Керенский разъяснил, что его не так поняли, что его «оклеветали» и что сейчас правительство выезжать не собирается. «Сдать Петроград? — протестуют „патриоты“-кадеты, учителя и опекуны Керенского, — нам такая мысль и в голову не приходила!»

Но на беду питерских контрреволюционеров московские их единомышленники гораздо откровеннее. Родзянко, бывший председатель Государственной Думы и общепризнанный представитель всей помещичьей и буржуазной контрреволюции, открыто заявил (в купеческой газете «Утро России»):

«Петроград находится в опасности… Я думаю, бог с ним, с Петроградом… Опасаются, что в Питере погибнут центральные учреждения (т.-е. Советы и т. д.). На это я возражаю, что очень рад, если все эти учреждения погибнут, потому что кроме зла России они ничего не принесли».

«Бог с ним, с Петроградом!» — говорит патриот Родзянко от имени всей буржуазной России. И точно так же он относится к Балтийскому флоту. «Со взятием Петрограда — откровенничает Родзянко — флот все равно погибнет». Но жалеть об этом не приходится: «там есть суда совершенно развращенные».

Таким образом, прямой и открытый расчет буржуазии состоит в том, чтобы предать в руки Вильгельма Петроград и Балтийский флот. Родзянко совершенно точно объявляет, зачем именно это нужно: «После сдачи Риги, — говорит он, — там водворился такой порядок, какого никогда не видали, расстреляли десять человек главарей, вернули городовых, город в полной безопасности».

Патриот Родзянко протягивает руку германскому кайзеру, может быть, уже сговаривается через третьих лиц с кайзером о совместном удушении Балтийского флота и Петрограда. А Керенский в Предпарламенте жалуется на «клевету» и разглагольствует о спасении Петрограда. Но кто же верит Керенскому? Во-первых, Керенский в августе сам сговаривался с Корниловым о присылке в Петроград 3 конного корпуса для «успокоения» гарнизона и пролетариата. А, во-вторых, Керенский в правительстве сейчас сохранен, главным образом, для разговора. Настоящее же дело делается за кулисами. Там Родзянки, Милюковы[3], Гучковы[4], Рябушинские[5], Каледины[6] ждут с нетерпением Вильгельма, который должен навести в Петрограде тот самый порядок, какой он навел в Риге.

Буржуазии продолжение войны нужно теперь не для победы (на победу она уж не надеется), а для искоренения революции. Сдать Балтийский флот, Кронштадт, Петроград немцам, истомить вконец армию, сломить ее дух, разделить и подавить крестьян — таковы дьявольские замыслы имущих классов. В этом должен отдать себе ясный отчет каждый рабочий, солдат, матрос и крестьянин!

Балтийские моряки заявили на днях через своего председателя т. Дыбенко на Северном областном съезде Советов: «Спасти Балтийский флот, Петроград и революцию может только Советское Правительство, которое предложит немедленный мир всем народам».

И тот же голос идет к нам из окопов. Каждый день являются к нам, в Совет, делегаты из армии, от полков и корпусов, и все они говорят в один голос:

«Армия не может дальше ждать. Она разута, раздета и голодна. Надвигается зима. Солдаты изверились в лживые фразы буржуазных и оборонческих „патриотов“, за спиною которых орудуют Родзянки. Солдаты требуют мира, потому что в мире для них единственное спасение. Нельзя испытывать без конца долготерпение армии. Что будет, если армия в припадке отчаяния бросится назад, в тыл? Тогда погибла революция. Спасение одно: предложение немедленного перемирия на всех фронтах!»

Но нынешнее правительство не способно, не может и не хочет стать на этот путь: оно действует по указке русских и союзных Родзянок. Оно ответственно не перед народом, а перед биржевиками. «Правительство Керенского, — заявил Петроградский Совет, — губит страну». Такова страшная правда. Каждый день приближает нас к гибели. После того, как падет Петроград, будет уже поздно говорить о спасении: снявши голову, по волосам не плачут. Необходимо действовать теперь же, пока не поздно. Советы должны взять власть. Всероссийский Съезд Советов Рабочих и Солдатских Депутатов, который собирается на 20 октября, должен от имени армии, пролетариата и революционного крестьянства предложить немедленное перемирие. Во всех странах внутреннее положение напряжено до последней степени. Везде и всюду армии и народные массы охвачены стремлением к немедленному миру. Зимняя кампания страшным призраком нависла над Европой. В этих условиях голос революционной, Советской власти получит решающее значение. Продолжение войны станет для правительств Европы невозможным после того, как Россия предложит мир.

Солдаты, рабочие, крестьяне! Правительство контрреволюционной буржуазии губит страну. Спасти ее может только Всероссийский Съезд Советов. Он должен предложить мир. Это предложение вы поддержите всей вашей силой. Дело идет о жизни и смерти. Народ наш хочет жить. Все, кто толкает его к смерти и гибели, должны быть безжалостно отброшены прочь!

«Рабочий и Солдат» № 1,
30 (17) октября 1917 г.

  1. Эту фразу Керенский произнес в заключительной речи на заседании Московского Государственного Совещания 15 августа 1917 г.
  2. Заседание солдатской секции, на которой обсуждался этот вопрос, произошло 6 октября. См. в тексте ч. 1 (отд. «Вокруг Предпарламента») речь Л. Д. Троцкого и резолюцию этого заседания.
  3. Милюков — см. прим. 7 ч. 1 данного тома.
  4. Гучков — см. прим. 15 ч. 1 данного тома.
  5. Рябушинский — см. прим. 203 ч. 1 данного тома.
  6. Каледин — см. прим. 239 ч. 1 данного тома.