Хрусталев (Троцкий)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Хрусталев (Отголоски 1905 года)
автор Лев Давидович Троцкий (1879–1940)
Опубл.: 21 марта 1913. Источник: Троцкий, Л. Д. Сочинения. — М.; Л., 1926. — Т. 8. Перед историческим рубежом. Политические силуэты. — С. 190–192.


Многих русских рабочих поразит своей трагической неожиданностью весть о том, что Хрусталев[1], бывший председатель Петербургского Совета Рабочих Депутатов, арестован парижской полицией за воровство.

И они должны сами перед собой поставить вопрос: как могло это случиться? Что означает арест Хрусталева? Как связать его роль в 1905 году с его жалким концом?

Имя Хрусталева в ноябре 1905 г. приобрело колоссальную популярность. Оно повторялось во всех газетах и на всех перекрестках. Огромная политическая инициатива, проявленная Петербургским Рабочим Советом, его энергия, решимость, его авторитет в массах, — все это сразу встало перед пробужденным российским обывателем, как таинственная загадка. «Кто это у них там командует?» — спросил себя обыватель, привыкший к мысли, что все на этом свете делается по команде, — и буржуазные газеты в один голос ответили ему: Хрусталев.

До образования Совета Георгий Носарь — таково подлинное имя Хрусталева — был беспартийным левым, из молодых адвокатов. К социал-демократии относился недружелюбно, с рабочим движением сталкивался только тогда, когда оно выходило временно на открытую арену, как в комиссии сенатора Шидловского[2] (февраль 1905 г.) В председатели Совета Хрусталев был выбран на втором заседании. Главным доводом за него была его беспартийность. В Совет, который создавался, главным образом, усилиями меньшевиков, входили также большевики, социалисты-революционеры и беспартийные. Партийный председатель — в ту первую эпоху, когда Совет только создавался — породил бы сразу партийные и фракционные трения.

Без самостоятельной точки зрения, без социалистического образования, довольно посредственный оратор, Хрусталев проявил большую энергию, находчивость и практический смысл. В глазах широких рабочих масс, которые сами с восторгом и изумлением смотрели на свое собственное создание, Хрусталев выступал, как организационное средоточие их собственной силы. Но наиболее сознательные рабочие, составлявшие исполнительный комитет, точно так же, как и интеллигенты — представители социалистических партий, чувствовали в нем чужака, пришельца, человека, внутренно не связанного с делом социализма. В исполнительном комитете Совета социал-демократы окружили Хрусталева надежным конвоем. Сознавая свою полную политическую беспомощность, Хрусталев покорно шел навстречу всем предложениям, вносившимся представителями социал-демократии, а вскоре, считаясь с ее растущим влиянием в Совете, и сам объявил себя социал-демократом. Хрусталев светил двойным светом: партии и массы. Но и тот и другой свет был отраженным, т.-е. чужим. Собственный рост Хрусталева совершенно не соответствовал ни той внешней роли, которую ему пришлось сыграть, ни — еще менее — той легендарной популярности, какую ему доставила буржуазная пресса.

В эмиграции это скоро обнаружилось. В развертывавшейся за границей идейной борьбе, хотя и осложненной подчас до неузнаваемости кружковщиной, шла все же важная работа оценки опыта, подведения итогов и определения дальнейшего пути. К этой работе Хрусталев был совершенно неподготовлен. В нем сразу обнаружилось полное отсутствие как политической, так и нравственной устойчивости. Ему не хватало ни той дисциплины мысли, какая дается теорией, ни той дисциплины характера, какая дается партией. Он сразу почувствовал себя не у дел, стал метаться из стороны в сторону, выступил из социал-демократии, где не надеялся добиться влияния, объявил себя синдикалистом и в то же время ярко стал проявлять оборотную сторону своего авантюристского темперамента — в разных темных операциях финансового характера. Это окончательно отрезало его от политической эмиграции. Он сам потерял всякое уважение к себе, опускался все ниже и ниже и — может быть, с рассудком, наполовину помутившимся от головокружительных превратностей судьбы — кончил воровством.

Личная судьба Георгия Носаря глубоко-трагична. История раздавила этого нравственно-нестойкого человека, взвалив на него тяготу невмоготу. Обывательская фантазия создала, при содействии прессы, романтическую фигуру Хрусталева. Георгий Носарь разбил эту фигуру вдребезги и… разбился сам.

Несчастному Носарю рабочие не откажут в сочувствии. Но о разрушении легенды Хрусталева они жалеть не станут. Подводя свои итоги эпизоду хрусталевщины, они скажут твердо и четко:

— Одной иллюзией меньше, одним опытом больше. Теснее ряды и — вперед!

«Луч» № 67,
21 марта 1913 г.

  1. Хрусталев-Носарь — юрист по образованию, в октябре 1905 г. был избран председателем Петербургского совета рабочих депутатов. Вначале беспартийный, он вскоре присоединился к с.-д. (меньшевикам). Приговоренный к ссылке, Хрусталев бежал за границу, где мало-помалу совершенно опустился и даже занимался одно время спекуляцией. Вернувшись после февраля 1917 г. в Россию, на Украину, сделался начальником гайдамацкой полиции. В 1918 г. расстрелян за контрреволюционную деятельность. (См. подробн. т. II, ч. 1-я, прим. 240.)
  2. Комиссия сенатора Шидловского — была учреждена 29 января 1905 г. для выяснения причин недовольства рабочих Петербурга; фактически она ставила себе целью расколоть рабочих, объединенных революционными событиями. В состав комиссии должны были входить представители ведомств, фабрикантов и рабочих. Но когда ряд требований, предъявленных рабочими правительству накануне выборов, был отвергнут, рабочие отказались выбирать своих представителей в комиссию. Эта политическая демонстрация произвела большое впечатление как в Петербурге, так и в провинции. (См. подробн. т. II, ч. 1-я, прим. 107.)