Царю северного полюса (Брюсов)/Tertia Vigilia, 1900 (ВТ:Ё)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Царю северного полюса
автор Валерий Яковлевич Брюсов (1873—1924)
Из цикла «Любимцы веков», сб. «Tertia Vigilia». Опубл.: 1900. Источник: Commons-logo.svg Валерий Брюсов Tertia Vigilia. Книга новых стихов 1897—1900 — М.: Скорпион, 1900.

Редакции


[49]
ЦАРЮ СЕВЕРНОГО ПОЛЮСА
вступления
1

Много было песен сложено
О твоей стране бесследной.
Что возможно, невозможно, —
Было всё мечтой изведано.

К этой грани недоступной
Шли безумные, отважные,
Но их замыслы преступные
Погасали в бездне влажной.

Эти страны неизвестные
Открывали дали сказкам,
И кому в пределах тесно
Эти сказки были ласками.

2

Если был победитель тебя развенчавший, о Полюс,
Имя его отошло в тихую тайну веков.

[50]

Люди наших дней не победы ищут, а славы;
Сладок им не венец, — рукоплесканья венцу.
О великая сладость — узнав, утаить от вселенной!
Мне довольно знать, — что я свершил, — одному.

I

Свен Краснозубый врагам улыбался, бурь не боялся,
Викинг великий, кликнул он клич по Норвегии.

Собрались бойцы могучие:
Эрик, вскормленный тучами,
Анунд, прославленный скальдами,
Горм с сыновьями, с двумя Освальдами,
С ними со всеми сорок дружинников.
Не долго бойцы собирались,
На корабль садились, — смеялись,
Навсегда с друзьями прощались.
Жена поплачет — утешится,
Друг погрустит — другого найдёт,
Старуха мать всё равно умрёт.


Плыть всё вдаль —
Не печаль.
Где волна,
Там весна.
Есть топор, —
Будет спор!
Бой в руке держу!
Если ж скальда нет,
Песнь и сам сложу
В честь побед!

[51]
II

Скрылся в налёте тумана Скрелингов остров, земля.
Дрожью святой Океана зыблется дрожь корабля.
— Море, и небо, и море — к Северу путь без границ.
Дико звучат на просторе крики чудовищных птиц.
Медленно ходят по воле первые дерзкие льды. —
Викингам любо раздолье, дали холодной воды.

Любит безвестности Эрик, далью захвачен варяг.
Где-нибудь выглянет берег, где-нибудь встретится враг.
Знает он все побережья, всюду рубиться был рад:
С Русью ходил в Обонежье, плавал по рекам в Царьград,
Грабил соборы Севильи, видел останки Афин…
Парус, развейся как крылья! чёлн, полети как дельфин!

Анунд, скиталец угрюмый, смотрит на зыби зыбей.
Вольно ширяется дума в волнах как птица морей.
Истинный викинг ни ночи в хижине дымной не спит,
Истинный викинг не хочет на́ ночь повесить свой щит.
Пенистый рог не веселье пить среди женщин и дев.
В чёлнах — всегда новоселье, в волнах — не молкнет напев.

Горм распахнул свою шубу, вновь он доволен судьбой;
Скоро заслышит он трубы, трубы, зовущие в бой.
Выйдет старик как берсеркер, душу потешит в бою…
Дуй, куда вздумаешь, ветер! мчи, куда хочешь, ладью!
С кем бы ни бой, что за дело! жаждет он биться сплеча!
Страшно в жилище у Гелы, жданная смерть — от меча.

[52]


К Северу взором прикован, Свен не уйдёт от руля.
Зовом мечты зачарован, правит он бег корабля.
Скоро во мраке засветит полночи чара — Звезда;
Свен трепеща ей ответит, верен он ей навсегда.
Товарищам лучшая доля — битвы и крики врагов,
Но властная воля стремит их в области ночи и льдов.
Затмился налётом тумана Скрелингов остров, земля.
Дрожью святой Океана зыблется дрожь корабля.

III

Пышны северные зимы, шестимесячные ночи.
Льды застыли недвижимы в бахроме из снежных клочий.
Волны дерзкие не встанут, гребни их в снегу затихли,
Ураган морской, обманут, обо льды стучится в вихре.
Чаще царствует молчанье, сон в торжественной пустыне,
Мир без грёз, без содроганья, в полутьме немеет, стынет.

Совершая путь урочный, круг вокруг Царицы Ночи,
Звёзд девичник непорочный водит пламенные очи.
Им во льдах зеркальных снятся — двойники, земные сёстры,
На снегах они дробятся, словно луч цветной и пёстрый.
Ослепляя блеском горы, между них в потоке звездном,
Вдруг спадают метеоры, торопясь от бездны к безднам.

Часто, звёздный блеск смиряя, расстилаясь будто знамя,
В небе с края и до края пламя движется столбами.

[53]

Нет им грани, очертанья: в смене рдяных освещений
Царь полярного сиянья гонит сумрачный тени,
Создаёт деревья, травы, высылает птиц чудесных, —
Сам смеётся на забавы, — царь в безвестностях небесных.

А когда застонет буря, снег подымется как туча,
Брови белые нахмуря, полетит Оден могучий.
Дев валкирий вереницы заторопят чёрных коней,
Будут крики без границы, будет стук мечей о брони,
Будет скачка, пляска, бубны, будет бой в безумном вое…
Из могил на голос трубный встанут древние герои.

Пышны северные зимы, хороши морозом жгучим.
Дни проходят словно дымы, дни подобны снежным тучам.
Поспешай на быстрых лыжах, взор вперяя в след олений,
Жди моржей космато-рыжих, бей раскидистых тюленей,
Встреть уверенной острогой хмурых медленных медведей, —
Смейся, смейся над тревогой, в песнях думай о победе!
Пышны северные зимы, образ будущей Валгалы,
Дни проходят словно дымы, время вечность оковала.

IV
(песня свена)

«Одна на полюсе небесном
Царит бессменная звезда,
Зовёт к пределам неизвестным,
Снов не обманет никогда.

[54]


В круговращеньи вольно смелом
Летит над нами небосвод:
Она в восторге онемелом
Из праха к горнему влечёт.

Я схвачен беспощадным зовом,
Как парус ветром — увлечён.
Жених невесте верен словом,
С звездой небес я обручён.

Ах, знаю! мощь в руке всё та же,
Мой взор пронзителен и смел,
Я б побороться с силой вражей
Как в годы подвигов сумел.

Но внемля вышнему запрету
Страстей волну я превозмог.
Так! путник я, идущий к свету,
Я — вестник, ставший на порог.

Друзья, друзья! взметайте чаши!
Над снежной кровлей, блещет твердь.
Нет, не солгали клятвы наши:
Я вас туда влеку, где смерть!»

*       *
*

И плыли они над холодной водой,
И ветры по снастям свистели;
Зима надвигалась грозой ледяной,
Приветствия ей они пели.

[55]


Их лёгкие чёлны томились в плену,
Но, дерзкие, в хижине дымной,
Пируя, они величали весну,
С метелью спевались их гимны.

И ветер весенний вздувал паруса,
И кони морские, все в пене,
Бросались в пучину, зажмурив глаза,
За брызгами пряча колени.

И плыли, и пели, в метели, в грозе,
Морской возрастающей степью
Вождю-предводителю верные все,
С ним связаны клятвенной цепью.

И много могил, неоплаканных тел
Корабль в безызвестности бросил,
Но что им за дело! ведь парус их цел,
Есть копья для боя, есть руки для вёсел!

V

Пойте печальные песни,
Ветер, месяц, туман!
Плачьте на Полюсе вечном,
Питомцы пламенных стран.
Волны идут издалёка,
Ветер свистит одиноко,
Месяца тусклое око
Всюду глядит в Океан.

[56]

Пойте на Полюсе вечном
О торжестве скоротечном,
Питомцы пламенных стран.

Плачьте на ранней могиле,
Где Эрик скиталец зарыт;
Мечты его дальше стремили,
На пути он выронил щит.

В скале, в причудливом гроте
Горма покоится прах;
Он погиб на весёлой охоте,
Умер с острогой в руках.

Освальды, ободряя друг друга,
В непогоду пошли за моржом;
И засыпала шумная вьюга
Братьев в объятьях вдвоём.

Любя бушевание влаги,
Любовались бойцы на шквал;
Утром сочлись варяги, —
Анунда никто не видал.

И погибли все сорок, все сорок!
Спят под водой и во льдах.
Но Тор, кому храбрый дорог,
Их примет в своих полях.

Славьте на Полюсе вечном
Павших в упорной борьбе,

[57]

Глядевших в лицо судьбе,
Погибших в молчаньи беспечном.
Славьте на Полюсе вечном,
Волны, месяц, туман!
Пойте хвалебные песни,
Питомцы пламенных стран!

VI.

Тени ходят, ветер веет,
Океан о камни бьёт,
И замедлить жизнь не смеет
Свой развёрнутый полёт.
Часть морей купая в зное,
Часть прохладам уделя,
Ни на миг не спит в покое
Солнцу верная земля.
Солнце, искра в сонмах млечных,
Увлекает путь слуги.
Пики гор остроконечных
Чертят бешено круги.
Без предела, без начала
Этот бег вперёд, вперёд!
Вечность в прошлом миновала,
Вечность нынче настаёт.


И только один лишь утёс недвижимо
На Север подъемлет чело.
Вы, ветры, его обтекаете мимо,
Ты, время, встревожить его не могло.
Когда-то взглянул он восторженным оком

[58]

На мёртвую прелесть Полярной Звезды,
И долго смотрел, и во сне одиноком
Он замер, застыл, оковался во льды.
Пронизан восторгом с тех пор неизменно
Века он следит за избра́нной Звездой.
Смеётся Звезда, как Царица вселенной,
И вкруг неё сестры идут чередой.


Кто нарушил мир заветный,
Тишину великих вод,
И вступил в приют запретный
И упал на вечный лёд?

На снегах, в степях бесплодных
Сон друзей его глубок…
Произволу волн свободных
Предоставил он челнок.

Тот челнок лежит разбитый,
Кончен дерзкий переезд.
Словно в храмине открытой
Свен следит за бегом звезд.

Их стремится вереница,
Но над ним — в ответ мечте —
Стала Севера царица
Прямо в ясной высоте.

Сердце большего не просит,
К цели жизни он проник.
Так. Звезда сиянье бросит
На его померкший лик.

[59]
VII
голоса стихий
земля

Я — земля, я — косность мира,
Сотворила горы, скалы,
Твердь гранита и порфира,
Грани малого кристалла.

Я дала приюты тучам,
На груди подъяла море,
Я полна огнём текучим…
Кто со мной, с могучей, в споре?

Сёстры-братья! славьте землю!
Славьте косность и пределы!
Всё держу я, всё объемлю,
Вас родню, и мной вы целы.

вода

Я — вода. Я в вечной смене.
В дрожи долгой не устала.
Корни тянутся растений,
Стадо к речке побежало.

[60]


Жизнь воды многообразна:
Петь ручьём, летать туманом,
И в озёрах грезить праздно,
Выть и биться океаном.

Сёстры-братья! славьте воды!
Славьте жизнь и переливы!
Я — движение природы,
Вас влеку, — и мной вы живы.

огонь

Я — огонь. Мой лик случаен,
Вольной прихоти послушен.
Целый мир не мной ли спаян,
Мною будет мир разрушен.

Я ползу. Я дик и злобен,
Спать умею в камне малом,
Лгать, притворствовать способен,
Но встаю до неба жалом.

Сёстры-братья! славьте пламя!
(— Очи блещут, очи красны —)
Я — над миром битвы знамя,
Вас гублю, но мной вы властны.

воздух

Воздух, я незрим, неслышен,
Я проник в глубины скважин.

[61]

Но огонь не мной ли пышен?
Я водой дышу — и влажен.

Я ласкаю розы мая,
В буре вею беспощаден,
Землю вздохом обтекая,
В голубом плаще наряден.

Славьте воздух, сёстры-братья!
Облака меня колышат,
Горы принял я в объятья,
Всех люблю, — все мною дышат.

все вместе

Если к тайне заповеданной
Взор, единой думе преданный,
С дерзкой радостью проник,
Не покинем мы беспечности:
Было то однажды в вечности,
Было — лишь на беглый миг.

Но да будет он единственный!
Этот день как сон таинственный
Скроем мы в святую тьму.
Мы засыпем гроб неведомый.
Слишком громкими победами
Не гордиться никому!

[62]


Мы даём обет молчания.
Мы задвинем край изгнания
Бездной вихрей и пучин.
И о том, что тайны видены,
Что прошёл ты путь неиденный,
Будешь знать лишь ты один.

земля: Даю обет молчания;
От века я молчу.
вода: Я знаю; только знания
В мгновенной смене мчу.
огонь: Я — ложь. Твержу неверное,
Не знаю истин я.
воздух: Моё движенье мерное —
Безмолвная струя.

VIII

Свен Краснозубый, на Полюсе диком
Ты встретил смиряющий сон.
Снова кругом всё в молчаньи великом,
Ясен и тих небосклон.
На конях свободных, бурных
От высот своих лазурных
Под военные напевы
И к тебе слетели девы.

[63]

Ты достоин чести бранной,
Ты валькирий гость желанный.
На тебя из той страны
Благосклонно смотрят деды:
Ты погиб не в день войны, —
В день победы!
Встретишь ты в полях Валгалы
Всех колу был в жизни люб.
Ты войдёшь, пловец усталый,
Под весёлый голос труб.
Там с семьёй других героев
Уготован, ждёт приют.
Все для игр и славных боев
Дни бестенные найдут.
Может быть, где отдых сладок,
Обретёт душа твоя
Мир от тягостных загадок,
Вечных в бездне бытия.

IX
голос

Я вам принёс благую весть,
Мечты былых веков:
Что в мире много истин есть,
Как много дум и слов.

[64]


Противоречий сладких сеть
Роднит и близит всех:
Равно и жить и умереть,
Равны Любовь и Грех.

От дней земли пари в эфир,
Следи за веком век:
О, как ничтожен будет мир,
Как жалок человек.

Но вздрогнув, как от страшных снов,
Пойми — все тайны в нас!
Где думы нет, там нет веков,
Там только свет, где глаз.

Стихий бессильна похвальба,
То — мрак души земной.
К победе близится борьба,
Дышу, дышу весной.

И что в былом свершилось раз,
Тому забвенья нет.
Пойми — весь мир, все тайны в нас,
В нас Сумрак и Рассвет.


Начато в сентябре 1898.
Кончено в мае 1900.