Человек системы (По/Львовский)/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Человек системы (По/Львовский)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Человѣкъ системы.
авторъ Эдгаръ По (1809-1849), пер. Зиновій Львовскій
Языкъ оригинала: англійскій. Названіе въ оригиналѣ: The Business Man, 1840. — Опубл.: 1912. Источникъ: Эдгаръ По. Перев. Зин. Львовскаго. — С.-Петербургъ: Изданіе М.Г.Корнфельда, 1912. — Т. 41. — С. 3-18. — (Дешевая юмористическая библіотека «Сатирикона»). Человек системы (По/Львовский)/ДО въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія



ЧЕЛОВѢКЪ СИСТЕМЫ.
Система — душа тѣла[1].
Поговорка.

Я — человѣкъ дѣла, человѣкъ порядка. Основа всякаго дѣла есть система. Я считаю самими эксцентричными и попросту дураками тѣхъ людей, которые восхваляютъ методъ, но, въ сущности, сами не знаютъ о чемъ говорятъ. Эти люди, придерживаясь систематическаго метода, говорятъ самыя несуразныя вещи. Конечно, это звучитъ парадоксально. Систематическій методъ можетъ быть приложенъ только по отношенію вещей обыденныхъ, но никакъ не по отношенію вещей, изъ ряду вонъ выходящихъ.

Безусловно, мои мысли по этому вопросу не были бы столь ясны и опредѣленны, еслибъ не счастливый случай, который произошелъ со мной въ дѣтствѣ.

Добрая старая няня, ирландка по происхожденію, которой я не забуду въ своемъ завѣщаніи, однажды разсердилась, выругала меня, схватила за ноги и ударила головой о желѣзную кровать. Это обстоятельство рѣшило мою судьбу и принесло мнѣ несомнѣнную пользу. На головѣ немедленно выросла шишка, которую я по всей справедливости и смѣло могу назвать шишкой системы. Вотъ чѣмъ можно объяснить мою исключительную страсть къ порядку и системѣ, — страсть, сдѣлавшую меня необыкновенно дѣловымъ человѣкомъ.

Всего болѣе на свѣтѣ я ненавижу геніальныхъ людей. Я утверждаю, что всѣ геніи были ослами, — и чѣмъ геніальнѣе человѣкъ, тѣмъ онъ глупѣе. Это правило исключительно въ томъ отношеніи, что оно не допускаетъ никакихъ исключеній. Изъ генія такъ же трудно сдѣлать дѣлового человѣка, какъ получить деньги отъ еврея, или же орѣхи отъ сосноваго дерева. Геніальные люди отличаются тѣмъ, что всего больше на свѣтѣ любятъ фантастическія предпріятія и, очертя голову, бросаются въ самыя рискованныя спекуляціи. Конечно, такихъ людей всегда можно опредѣлить по ихъ дѣламъ. Стоитъ вамъ замѣтить, что кто-либо изъ вашихъ знакомыхъ выражаетъ наклонность сдѣлаться купцомъ или фабрикантомъ, заняться разведеніемъ табаку или хлопка, претендуетъ на званіе комиссіонера по мануфактурнымъ товарамъ, или же адвоката, кузнеца, доктора, — словомъ, мѣтитъ на какое-нибудь необыкновенное званіе, вы тотчасъ же можете опредѣлить, что онъ геній, и, на основаніи законовъ тройного правила, вывести, что онъ оселъ.

Я безусловно не геніальный человѣкъ, ибо я — дѣловой человѣкъ. Стоитъ только заглянуть въ мои записныя книги, чтобы убѣдиться въ этомъ. Книги эти находятся въ безукоризненномъ порядкѣ, потому что, въ смыслѣ акуратности и точности, со мной могутъ поспорить развѣ лишь часы. Всего лучше то, что мои занятія удивительно соотвѣтствуютъ нуждамъ и привычкамъ окружающихъ меня. Въ этомъ отношеніи я ровно ничѣмъ не обязанъ своимъ родителямъ, которые, безъ всякаго сомнѣнія, сдѣлали-бъ изъ меня геніальнаго человѣка, если бы не пришелъ на помощь мой ангелъ-хранитель. Въ біографіяхъ и особливо авто-біографіяхъ, необходимо держаться строгаго и правдиваго изложенія фактовъ; я такъ и дѣлаю, но не могу избавиться отъ опасенія, что мнѣ не повѣрятъ, если я скажу, что 15 лѣтъ отъ роду меня отдали въ желѣзную лавку, къ человѣку, который «геніально велъ свои дѣла». Глупости! Результаты этого необдуманнаго шага моихъ родителей выяснились черезъ 2—3 дня, когда я, близкій къ безпамятству, съ невыносимой болью въ темени, то-есть, въ томъ мѣстѣ, гдѣ находилась шишка порядка, вернулся подъ родительскій кровъ. Положеніе мое было отчаянное; я пролежалъ шесть недѣль; былъ на волоскѣ отъ смерти и т. д., и т. д. Я не перестаю благодарить судьбу за то, что она избавила меня отъ необходимости сдѣлать карьеру торговца, «геніально ведущаго свои дѣла», одновременно выражаю горячую признательность своей шишкѣ, избавившей меня отъ непоправимаго несчастья, равно какъ и женщинѣ, наградившей меня этой шишкой.

Большинство мальчиковъ оставляютъ родительскій домъ 10—12 лѣтъ отъ роду,— я оставался дома до 16 лѣтъ. Вполнѣ возможно, что я оставался бы и дольше, если бы не подслушалъ разговора матери о томъ, что меня необходимо отдать въ зеленную лавку. Судьба моя была рѣшена. Въ зеленную лавку!—ни за что! Я рѣшилъ бѣжать, найти приличное занятіе и тѣмъ разъ навсегда избавить себя отъ капризовъ родителей и трагической возможности попасть въ ряды геніевъ.

Задуманный планъ удался мнѣ сверхъ мѣры и къ 18-му году я, въ качествѣ ходячей рекламы портного, зарабатывалъ очень много денегъ. Обязанности мои были чрезвычайно трудны и отвѣтственны, но онѣ были въ большей степени облегчены моей давнишней любовью и привычкой къ порядку. Во всѣхъ своихъ дѣлахъ и поступкахъ я придерживался строгой системы, и насчетъ себя смѣло могу сказать, что не деньги, а методъ создаютъ человѣка.

Неизмѣнно въ 9 часовъ утра я являлся въ магазинъ за костюмомъ и въ 10 часовъ уже гулялъ въ немъ на болѣе людныхъ и оживленныхъ улицахъ. Знатоки дѣла неизмѣнно восхищались изяществомъ и красотой моихъ движеній, которыя позволяли любоваться всѣми частями моего костюма. Неизмѣнно къ полудню я приводилъ покупателя къ мистерамъ Кэтъ и Кемагенъ. Разсказываю объ этомъ съ гордостью, но и съ огорченіемъ въ душѣ, ибо фирма за мои труды отплатила мнѣ самой черной неблагодарностью. Полагаю, что человѣку, знакомому съ дѣломъ, не покажется чрезмѣрнымъ тотъ счетъ, который я представилъ фирмѣ и изъ-за котораго лишился мѣста. Предлагаю этотъ счетъ любезному вниманію знатоковъ дѣла:


«Питеру Профиту, — человѣку-рекламѣ» отъ торговаго дома «Кэтъ и Кемагенъ» причитается:


Іюля 10: за прогулку

по городу и приводъ

покупателя . . . . фунт. 00—25


Іюля 11: тоже. . . .» » » 25


Іюля 12: за ложь II раз-

ряда: выдалъ испорчен-

ное черное сукно за зе-

леное . . . . . . . фунт. 00—25


Іюля 13: за ложь I раз-

ряда: выдалъ сатинъ за

черное сукно . . . » » » 75


Іюля 20: за новый бумаж-

ный воротникъ. . . .» » » 2


Августа 15: за прогулку

въ длинномъ сюртукѣ

на ватѣ (прн 76° въ

тѣни) . . . . . . . » » » 25


Августа 16: за то,

что стоялъ на одной ногѣ

въ продолженіе трехъ

часовъ (съ намѣреніемъ

показать новые штаны

со штрипками), считая

по 12½ цент. за каж-

дый часъ . . . . . . » » » 37½


Августа 17: за прогулку

и приводъ толстаго за-

казчика . . . . . . . » » » 50


Августа 18: за прогулку

и приводъ заказчика

средн. разм. . . . . . » » » 25


Августа 19: за прогулку

и приводъ низкоросла-

го заказчика . . . . . » » » 6

                     ________________________

                      Итого . . . 2 ф. 96½ цент.

Споръ главнымъ образомъ возникъ изъ-за 2 пенсовъ, уплаченныхъ за бумажный воротникъ. Завѣряю своимъ честнымъ словомъ, что за такой воротникъ 2 пенса недорого. Смѣю думать, что чистенькій, новый воротникъ придалъ мнѣ самый нарядный видъ, благодаря чему мнѣ удалось завербовать послѣднихъ 3 заказчиковъ. Фирма, утверждая, что изъ обыкновеннаго листа бумаги можно сдѣлать три такихъ воротника, предлагала мнѣ 1 пенсъ, отъ котораго я, по чисто принципіальнымъ соображеніямъ, отказался. Всякое дѣло требуетъ къ себѣ священнаго отношенія, — иначе оно не дѣло. Лишая меня 1 пенса, фирма допустила лишь грабежъ, причемъ не проявила никакого систематическаго начала. Я немедленно оставилъ службу въ торговомъ домѣ «Кэтъ и Кемагенъ», и занялся другимъ, не менѣе доходнымъ дѣломъ.

И въ данномъ случаѣ, незамѣнимыя услуги оказали мнѣ принципы честности, экономичности и системы. Въ самомъ непродолжительномъ времени я сталъ не только зарабатывать большія деньги, но и пользоваться значительной извѣстностью. Признаться, не любя по природѣ своей крупныхъ дѣлъ, я и теперь не занимался ими. Я увѣренъ, что и понынѣ продолжалъ бы свои занятія, еслибъ не помѣшалъ несчастный случай, столь частый въ моей новой профессіи.

Всѣмъ извѣстно, что разъ богатый старикъ или молодой расточительный человѣкъ, недавно получившій наслѣдство, — или же какое-нибудь обанкротившееся общество вздумаетъ возвести палаццо, то помѣшать имъ никто не сумѣетъ. Вотъ эта аксіома послужила основой моей новой профессіи. Мы, дѣловые люди, неизмѣнно находящіеся въ курсѣ дѣла, заранѣе узнаемъ о такомъ грандіозномъ проектѣ и пріобрѣтаемъ участокъ земли, непосредственно соприкасающійся съ тѣмъ участкомъ, на которомъ будетъ воздвигнуто грандіозное зданіе. Мы терпѣливо выжидаемъ, пока дворецъ выстроенъ до половины, уславливаемся съ однимъ изъ геніальныхъ архитекторовъ, который воздвигаетъ какое-нибудь фантастическое зданіе въ эскимосскомъ или готтентотскомъ стилѣ, или просто свиной хлѣвъ. Вполнѣ понятно, что свое сооруженіе мы согласны снести лишь въ томъ случаѣ, если получимъ въ 5 разъ болѣе затраченнаго капитала. Вѣдь, такъ? Съ этимъ вопросомъ я обращаюсь исключительно къ дѣловымъ людямъ.

Было бы безумно и смѣшно предполагать иначе. И, тѣмъ не менѣе, нашлись люди, которые стали спорить со мной. Мое предложеніе они нашли непріемлемымъ, и я отомстилъ имъ тѣмъ, что ночью вымазалъ сажей стѣны ихъ дворца. За это былъ судимъ и заключенъ въ тюрьму. Послѣ того, какъ былъ выпущенъ на свободу, я убѣдился въ томъ, что всѣ товарищи по профессіи отказались отъ какихъ-либо дѣлъ со мной. Новая профессія, которую я избралъ, слишкомъ не соотвѣтствовала моему слабому здоровью, но, тѣмъ не менѣе, придерживаясь своей системы, я работалъ изо-всѣхъ силъ. Благодаря этому, мнѣ удалось занять довольно видное положеніе. Полагаю, что немногіе изъ моихъ товарищей по профессіи могли бы похвастать такимъ прекраснымъ положеніемъ дѣлъ. Нахожу всего удобнѣе выписать еще одну страничку изъ моихъ книгъ, что избавитъ меня отъ непріятной обязанности расхваливать самого себя. Всѣмъ ясно, что записная книжка — лгать не можетъ.

«Января 1-го. Новый годъ. Встрѣтилъ сегодня на улицѣ выпившаго Снапа. Не забыть: онъ пригодится. Вслѣдъ за нимъ встрѣтилъ Грэффа, — пьянъ, какъ стелька. Не забыть: пригодится. Внесъ имена этихъ господъ въ свою книгу и открылъ имъ кредитъ.

«Января 2-го. Встрѣтилъ Снапа на биржѣ и наступилъ ему на мозоль; онъ ударилъ меня кулакомъ и сбилъ съ ногъ. Не забыть: прекрасно! Всталъ. Хочу требовать удовлетворенія въ суммѣ 1.000 долларовъ. Препятствія со стороны адвоката Бага, который утверждаетъ, что за такой незначительный ударъ болѣе 500 получить нельзя. Не забыть: у адвоката Бага нѣтъ системы; надо отъ него избавиться.

«Января 3-го. Отправился въ театръ въ надеждѣ найти Грэффа. Нашелъ. Увидѣлъ его въ ложѣ бэль-этажа между полной дамой и худой дамой. Смотрѣлъ въ бинокль на полную даму до тѣхъ поръ, пока она не разсердилась и не стала шептаться съ Грэффомъ. Послѣ того я безцеремонно и безъ приглашенія вошелъ въ ложу и подставилъ носъ подъ руку Грэффа, который, однако, не хотѣлъ нанести мнѣ оскорбленіе. Высморкался и опять подставилъ носъ... Напрасно! Тогда я сѣлъ на стулъ и началъ строить глазки худой дамѣ, что продолжалось до тѣхъ поръ, пока вывелъ все-таки Грэффа изъ терпѣнія, и онъ схватилъ меня за шиворотъ и бросилъ въ партеръ. Результаты блестящіе: вывихъ шеи и правой ноги. Вернулся домой въ восторженномъ состояніи духа. Выпилъ цѣлую бутылку шампанскаго и внесъ въ счетъ Грэффа 5.000 долларовъ. Багъ говоритъ, что я могу предъявить искъ на такую сумму.

«Февраля 15-го. Компромиссъ со Снапомъ далъ мнѣ чистаго доходу 50 центовъ.

«Февраля 16-го. Мерзавецъ Грэффъ выигралъ дѣло и на радостяхъ подарилъ мнѣ 5 долларовъ. Судебныя издержки выражаются суммой въ 4 доллара 25 центовъ. Чистаго доходу: 75 центовъ.

Какъ видите, въ короткій срокъ отъ двухъ только кліентовъ, Снапа и Грэффа, я получилъ чистаго доходу 1 долларъ 25 центовъ. А между тѣмъ, я чисто наугадъ открылъ свою счетную книгу.

Народная поговорка гласитъ: здоровье лучше денегъ. Увы! Мнѣ пришлось убѣдиться въ этомъ и установить, что условія новой профессіи слишкомъ не соотвѣтствуетъ моему слабому здоровью. Отъ побоевъ и непріятностей я измѣнился до того, что меня перестали узнавать знакомые; въ виду этого, я рѣшилъ перемѣнить профессію и занялся дѣломъ, которое въ продолженіе нѣсколькихъ лѣтъ давало мнѣ вполнѣ солидные доходы.

Частыя неудачи въ этомъ дѣлѣ, главнымъ образомъ, объясняются большимъ количествомъ конкуррентовъ. Каждый и всякій, не обладающій достаточнымъ талантомъ для того, чтобы сдѣлаться человѣкомъ-рекламой или заняться постройкой домовъ, мозолящихъ глаза, или извлекать доходъ изъ нанесенныхъ ему оскорбленій, тотчасъ же принимается за профессію «обрызгиванія грязью».

Ошибочно было бы думать, что это занятіе не требуетъ большого ума. Въ первое время я работалъ не отъ себя, а по порученію артели, но тѣмъ не менѣе работалъ, строго придерживаясь обычной системы. Прежде всего я преслѣдовалъ удобный моментъ и, лишь найдя его, приступалъ къ исполненію своихъ обязанностей. Кромѣ того, я старался останавливаться, по возможности, ближе къ лужамъ.

Такимъ образомъ, мнѣ удалось въ самое непродолжительное время пріобрѣсть полное довѣріе артели,— что было далеко немаловажнымъ дѣломъ.

Никому не удавалось пройти мимо меня, не запачкавъ брюкъ и не уплативъ мнѣ за чистку. Цѣня мой дѣловитый характеръ, главари артели не пытались обманывать меня при расчетахъ, чему я былъ очень радъ, такъ какъ всего больше на свѣтѣ ненавижу обманъ и надувательство. Обмануть себя — никогда и никому не позволилъ бы!

Мнѣ удалось очень недурно устроиться, когда я вдругъ вздумалъ обзавестись собакой для «обрызгиванія грязью». При этихъ новыхъ обстоятельствахъ моя профессія значительно потеряла въ цѣнности и значеніи.

Нечего говорить о томъ, что я выбралъ наиболѣе богатый кварталъ и обзавелся наилучшими принадлежностями для чистки сапогъ и брюкъ. Кромѣ того, я пріобрѣлъ толстую собаку, которая прекрасно знала свое дѣло. Функціи наши были распредѣлены слѣдующимъ образомъ: «Помпей», вывалявшись въ грязной лужѣ, въ ожиданіи франта въ блестящихъ сапогахъ, помѣщался у самыхъ дверей магазина или дома. Едва только «жертва» выходила, Помпей приближался къ ней и очень довѣрчиво и заискивающе терся объ ея обувь. Предварительная работа длилась не болѣе минуты, а обезпечивала доходъ не менѣе, чѣмъ въ 6 пенсовъ. Доходъ этотъ, вполнѣ удовлетворяя меня, не удовлетворялъ, однако, собаки, которая отличалась удивительной жадностью. Я отчислялъ ей треть доходовъ, но она запротестовала и потребовала половину, каковое обстоятельство и послужило причиной нашей размолвки и разлуки.

Послѣ того я на короткое время сдѣлался шарманщикомъ. Работа несложная и нетребующая какихъ-либо особыхъ талантовъ. Шарманку можно пріобрѣсть весьма дешево, почти что задаромъ, и нѣсколькими ударами молотомъ по механизму привести ее въ должное, исправное состояніе. Исправивъ шарманку, вамъ остается только взвалить ее на плечи и выйти на улицу. Выбравъ подходящее мѣсто, вы останавливаетесь и начинаете вертѣть ручку шарманки. Можете не сомнѣваться, что, спустя самое короткое время, откроется какое-нибудь окно, изъ котораго вамъ бросятъ нѣсколько пенсовъ и попросятъ удалиться по-добру по-здорову. Знаю, что многіе шарманщики идутъ на подобный компромиссъ,— я же никогда: меньше шиллинга я не принимаю.

Несмотря на солидныя достоинства этой профессіи, я въ скоромъ времени промѣнялъ ее на профессію «фальшиваго почтальона».

Мои новыя обязанности не заключали въ себѣ ничего сложнаго, и представлялись (приблизительно) въ слѣдующемъ видѣ: ежедневно, по утрамъ я изготовлялъ множество поддѣльныхъ писемъ, содержащихъ нѣсколько таинственныхъ и загадочныхъ словъ и подписанныхъ либо «Бобомъ Добсономъ», либо «Бобби Томпкинсомъ». На конверты я наклеивалъ уже бывшія въ употребленіи или фальшивыя марки такихъ дальнихъ странъ, какъ Бенгалія, Бетани и т. д., — послѣ чего съ самымъ серьезнымъ и дѣловитымъ видомъ отправлялся «на работу».

Я заходилъ въ очень богатые дома, сдавалъ письма, получалъ слѣдуемое вознагражденіе и исчезалъ изъ виду раньше, чѣмъ «адресатъ» распечатывалъ письмо. Но и въ этомъ дѣлѣ были свои непріятныя стороны; мнѣ приходилось дѣлать громадные концы и часто мѣнять раіоны дѣйствій. Кромѣ того, меня мучили угрызенія совѣсти. Тома Добсона и Бобби Томпкинса совершенно не поняли въ городѣ и ругали ихъ на чемъ свѣтъ стоитъ. Виновнымъ я себя не считалъ, сносить оскорбленія и ругань не хотѣлъ,— и бросилъ профессію «фальшиваго почтальона».

Напослѣдокъ я занялся разведеніемъ кошекъ. Послѣ долгихъ размышленій я пришелъ къ безусловному выводу, что это самое прибыльное и простое дѣло. Очень часто приходится слышать о чрезмѣрномъ количествѣ кошекъ въ странѣ. Неоднократно въ соотвѣтствующемъ духѣ и въ надлежащія инстанціи поступали жалобы и петиціи, которыя собирали громадное количество подписей.

Законодательная палата проявила должное вниманіе и въ интересахъ гражданъ издала цѣлый рядъ указовъ «о кошкахъ». Въ первой редакціи нѣкоторыхъ указовъ было заявлено, что за каждую кошачью голову будетъ выдаваться по четыре пенса, но послѣдняя инстанція въ лицѣ сената цѣлесообразно замѣнило слово «голова» словомъ «хвостъ». Поправка была принята единогласно.

Едва только указъ былъ опубликованъ и вошелъ въ силу, я немедленно пріобрѣлъ множество котовъ и кошекъ, на каковой предметъ потратилъ всѣ свои деньги.

Первое время, соблюдая экономію, я кормилъ своихъ воспитанниковъ исключительно мышами, но коты и кошки, исполняя завѣты св. Писанія, расплодились въ такомъ количествѣ, что я счелъ себя въ средствахъ кормить ихъ устрицами и черепахами.

Благодаря маслу «макассаръ», мнѣ удается отращивать тройное количество кошачьихъ хвостовъ, кои по цѣнѣ «4 пенса за штуку» приносятъ мнѣ до того солидный доходъ, что я самымъ серьезнымъ образомъ озабоченъ вопросомъ о пріобрѣтеніи дачи на берегу р. Гудсонъ.


  1. Очевидная опечатка в источнике: в оригинале Method is the soul of business (Система — душа дѣла) (Прим. ред.)