Что рассказывали древние греки и римляне о своих богах и героях (Кун)/Персей

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Что рассказывали древние греки и римляне о своих богах и героях — Часть I. Герои. Персей
автор Николай Альбертович Кун (1877—1940)
Опубл.: 1914 г.. Источник: Что рассказывали греки и римляне о своих богах и героях : Ч. 1- / Н.А. Кун; Ист. комис. при Учеб. отд. О.Р.Т.З. - Москва : т-во И.Н. Кушнерев и К°, 1914. - 22. Ч. 1. - 1914. - VIII, 289 с., 62 ил., 16 л. ил; dlib.rsl.ru


Персей

Рождение Персея

У царя Аргоса Акрисия, внука Линкея, была дочь Даная, славившаяся своей неземной красотой. Акрисию было предсказано оракулом, что он погибнет от руки сына Данаи. Чтобы избежать такой судьбы, построил Акрисий глубоко под землей из бронзы и камня обширные покои и в них заключил дочь свою Данаю, чтобы никто не видал ее, чтобы ни один герой не пленился ее красотой и не похитил бы ее. Но великий громовержец Зевс видал прекрасную Данаю. Он воспылал к юной красавице пламенной любовью и решил овладеть ею. Под видом золотого дождя проник громовержец в подземные покои Данаи. Там, глубоко под землею, стала дочь Акрисия женою Зевса. От этого брака родился у Данаи прелестный мальчик. Персеем назвала его мать. Недолго прожил маленький Персей со своей матерью в подземных покоях. Однажды Акрисий услыхал голос и веселый смех маленького Персея. Он спустился к своей дочери, чтобы узнать, почему слышится в ее покоях детский смех. Удивился Акрисий, увидав маленького прелестного мальчика. Как испугался он, узнав, что это — сын Данаи и Зевса. Тотчас вспомнилось ему предсказание оракула. Опять пришлось ему думать, как избежать судьбу. Наконец велел Акрисий сделать большой деревянный ящик, заключил в него Данаю и сына ее Персея, забил ящик и приказал бросить его в море.

Долго носился по бурным волнам соленого моря ящик. Гибель грозила Данае и ее сыну. Волны бросали ящик из стороны в сторону, то высоко подымали они его на своих гребнях, то опускали в пучину моря. Наконец, пригнали вечношумящие волны ящик к острову Серифу. В то время на берегу ловил рыбу рыбак Диктис. Он только что закинул в море сети. Запутался ящик в сетях, и вместе с ними вытащил его Диктис на берег. Открыл он ящик и, к своему удивлению, увидал в нем поразительной красоты женщину и маленького прелестного мальчика. Диктис отвел их к своему брату, царю Серифа, Полидекту.

Вырос при дворце царя Полидекта Персей и стал сильным, стройным юношей. Как звезда, блистал он среди юношей Серифа своей божественной красотой, никто не был ему равен ни красотой, ни силой, ни ловкостью, ни мужеством.

Персей убивает горгону Медузу

Замыслил Полидект насильно взять себе в жены прекрасную Данаю, но Даная ненавидела сурового царя Полидекта. Заступился за мать свою Персей. Прогневался Полидект, с этого времени только об одном думал он, как погубить ему Персея. В конце концов решил жестокий Полидект послать Персея за головой горгоны Медузы. Призвал он Персея и сказал ему:

— Если ты действительно сын громовержца Зевса, то не откажешься совершить великий подвиг. Сердце твое не дрогнет ни пред какой опасностью. Докажи же мне, что Зевс — твой отец, и принеси мне голову горгоны Медузы. О, верю я, Зевс поможет своему сыну!

Гордо взглянул Персей на Полидекта и спокойно ответил:

— Хорошо, я добуду тебе голову Медузы.

Отправился Персей в далекий путь. Ему нужно было достигнуть западного края земли, той страны, где царили богиня Ночь и бог смерти Танат. В этой стране жили и ужасные горгоны. Их было три сестры: Стейно, Эвриала и Медуза, из них только Медуза была смертной. Ужасными чудовищами были горгоны. Все тело их покрывала блестящая и крепкая, как сталь, чешуя. Ни один меч не мог разрубить эту чешую, только изогнутый меч Гермеса. Громадные медные руки с острыми стальными когтями были у горгон. На головах у них вместо волос двигались, шипя, ядовитые змеи. Лица горгон были исполнены такой злобы, были так ужасны, с их острыми, как кинжалы, клыками, с губами, красными, как кровь, и с горящими яростью глазами, что в камень обращался всякий от одного взгляда на горгон. На крыльях с золотыми сверкающими перьями быстро носились по воздуху горгоны. Горе человеку, которого встречали они на пути своем! На части разрывали его горгоны своими медными руками и пили его горячую кровь. Тяжелый, нечеловеческий подвиг предстояло совершить Персею. Боги Олимпа не могли дать погибнуть Персею, сыну Зевса. На помощь ему явился быстрый, как мысль, посланник богов Гермес и любимая дочь Зевса, воительница Афина. Афина дала Персею медный щит, такой блестящий, что в нем, как в зеркале, отражалось все; Гермес же дал Персею свой острый меч, который рубил, как мягкий воск, самую твердую сталь. Указал вестник богов юному герою и как найти горгон.

Долог был путь Персея. Много стран прошел он, много видел народов. Наконец достиг он мрачной страны, где жили старые грайи. Один только глаз и один зуб имели они на всех трех. По очереди пользовались они ими. Пока глаз был у одной из грай, две другие были слепы, и зрячая грайя вела слепых, беспомощных сестер. Когда же, вынув глаз, грайя передавала его следующей по очереди, все три сестры были слепы. Эти-то грайи охраняли путь к горгонам, только они одни знали его. Тихо подкрался к ним, по совету Гермеса, во тьме Персей и вырвал у одной из грай чудесный глаз как раз в тот миг, когда передавала она его своей сестре. Вскрикнули грайи от ужаса. Теперь они были слепы. Что делать им слепым, беспомощным? Стали они молить Персея, заклиная его всеми богами, отдать им глаз. Всё готовы были они сделать для героя, лишь бы он вернул им их сокровище. Тогда потребовал у них Персей за возвращение глаза указать ему путь к горгонам. Долго колебались грайи, но пришлось им, чтобы вернуть себе зрение, указать этот путь. Так узнал Персей, как попасть ему на остров горгон, и быстро отправился дальше.

Во время дальнейшего пути пришел Персей к нимфам. От них получил он три подарка: шлем властителя подземного царства, Аида, который делал невидимым всякого, кто его надевал, сандалии с крыльями, с помощью которых можно было быстро носиться по воздуху, и волшебную сумку. Эта сумка то расширялась, то сжималась, смотря по величине того, что в ней лежало. Надел Персей крылатые сандалии, шлем Аида, перекинул через плечо чудесную сумку и быстро понесся по воздуху к острову горгон.

Высоко в небе несся Персей. Под ним расстилалась земля с зелеными долинами, по которым серебряными лентами вились реки. Виднелись города, окруженные стенами. Ярко сверкали своим белым мрамором храмы богов. Высились горы, покрытые зеленью лесов, и, как алмазы, горели их вершины, покрытые снегом. Вихрем несется все дальше и дальше Персей. Он летит так высоко, как не взлетают и орлы на своих могучих крыльях. Вот блеснуло вдали, как расплавленное золото, море. Теперь над морем летит Персей, и шум морских валов едва уловимым шорохом доносится до него. Вот уже не видно земли. Во все стороны, куда только хватает взор Персея, раскинулась под ним равнина вод. Наконец, в голубой дали моря черной полоской показался остров. Все ближе он. Это остров горгон. Что-то нестерпимым блеском сверкает в лучах солнца на этом острове. Ниже спустился Персей. Как орел, парит он над островом и видит: на скале спят три ужасные горгоны. Раскинули они во сне свои медные руки, огнем горят на солнце их стальная чешуя и золотые крылья. Змеи на их головах чуть шевелятся во сне. Скорей отвернулся Персей от горгон. Боится увидеть он их грозные лица — ведь один взгляд, и в камень обратится он. Взял Персей щит Афины Паллады, как в зеркале отразились в нем горгоны. Которая же из них Медуза? Как решить это? Как две капли воды похожи друг на друга горгоны. Задумался Персей. Тут помог Персею быстрый Гермес. Он указал Персею Медузу и тихо шепнул ему на ухо:

— Скорей, Персей! Смелей спускайся вниз. Вон, крайняя к морю, Медуза. Отруби ей голову. Помни, не смотри на нее! Один взгляд, и ты погиб. Спеши, спеши, пока не проснулись горгоны!

Как падает с неба орел на намеченную жертву, так ринулся Персей к спящей Медузе. Глядит он в ясный щит, чтобы верней нанести удар. Почуяли змеи на голове Медузы врага. С грозным шипеньем поднялись они. Пошевельнулась во сне Медуза. Она уже приоткрыла свои глаза. В этот миг сверкнул, как молния, острый меч. Одним ударом отрубил Персей голову Медузе. Потоком хлынула на скалу ее темная кровь. С потоками крови из тела Медузы взвилися к небу крылатый конь Пегас и великан Хрисаор. Быстро схватил Персей голову Медузы и спрятал ее в чудесную сумку. Извиваясь в судорогах смерти, упало со скалы в море тело Медузы. От шума его паденья проснулись сестры Медузы, Стейно и Эвриала. Грозно взмахнув крыльями, взлетели они и горящими яростью глазами смотрят кругом. С шумом носятся они по воздуху, но бесследно исчез убийца сестры их Медузы. Ни одной живой души не видно ни на острове, ни далеко в море. А Персей быстро несся, невидимый в шлеме Аида, над шумящим морем. Вот уж несется он над песками Ливии. Просочилась сквозь сумку кровь из головы Медузы и падала тяжелыми каплями на песок. Из этих капель крови породили пески ядовитых змей. Все кругом кишит ими, все живое бежит от них; в пустыню обратили змеи Ливию.

Персей и Атлас

Все дальше несется Персей от острова горгон. Подобно туче, которую гонит бурный ветер, мчится он по небу. Наконец достиг он той страны, где царил сын титана Япета, брат Прометея, великан Атлас. Тысячи стад тонкорунных овец, коров и быков круторогих паслись на полях Атласа. Роскошные сады росли в его владениях, а среди садов стояло дерево с золотыми ветвями и листвой, золотые яблоки росли на нем. Хранил как зеницу ока это дерево Атлас, оно было его величайшим сокровищем. Богиня Фемида предсказала ему, что наступит день, когда придет к нему сын Зевса и похитит у него золотые яблоки. Боялся этого Атлас. Он окружил сад, в котором росло золотое древо, высокой стеной, а у входа поставил стражем извергающего пламя дракона. Не допускал чужеземцев в свои владения Атлас — он боялся, что среди них явится и сын Зевса. Вот к нему-то и прилетел на своих крылатых сандалиях Персей и обратился к Атласу с такими приветливыми словами:

— О, Атлас, прими меня как гостя в твоем доме. Я сын Зевса, Персей, убивший горгону Медузу. Дай мне отдохнуть у тебя от моего великого подвига.

Когда Атлас услыхал, что Персей — сын Зевса, тотчас же вспомнил он предсказание богини Фемиды и потому грубо ответил Персею:

— Убирайся отсюда! Тебе не поможет твоя ложь о великом подвиге и о том, что ты — сын самого громовержца.

Хочет уже выгнать за дверь Атлас героя. Персей, видя, что не может он бороться с могучим великаном, сам спешит выйти из дома. В сердце Персея бушует гнев, его рассердил Атлас тем, что отказал ему в гостеприимстве да еще назвал лжецом. В гневе говорит великану Персей:

— Хорошо же, Атлас, ты прогоняешь меня! Ну, так прими же по крайней мере от меня подарок!

С этими словами быстро вынул Персей голову Медузы и, отвернувшись, показал ее Атласу. Тотчас же обратился в гору великан. Его борода и волосы обратились в густолиственные леса, руки и плечи — в высокие скалы, голова — в вершину горы, ушедшую в самое небо. С тех пор поддерживает гора Атлас весь небесный свод, со всеми его созвездиями. Персей же, когда взошла на небо утренняя звезда, понесся дальше.

Персей спасает Андромеду

После долгого пути достиг он на берегах Эфиопии царства Кефея. Там, на скале, у самого берега моря увидал он прикованную прекрасную Андромеду, дочь царя Кефея. Она должна была искупить вину своей матери, Кассиопеи. Морских нимф прогневала Кассиопея. Она, гордясь своей красотой, сказала, что всех прекрасней она, царица Кассиопея. Разгневались нимфы и умолили бога морей, Посейдона, наказать Кефея и Кассиопею. Посейдон послал, по просьбе нимф, подобное исполинской рыбе чудовище. Оно всплывало из морской глубины и опустошало владения Кефея. Плачем и стонами наполнилось царство Кефея. Обратился он к оракулу Зевса-Аммона и спросил, как избавиться ему от этого несчастья. Оракул дал такой ответ:

— Отдай свою дочь Андромеду на растерзание чудовищу, и окончится тогда кара Посейдона.

Народ заставил царя приковать Андромеду к скале у моря. Бледная от ужаса, стояла у подножия скалы в тяжелых оковах Андромеда, с невыразимым страхом смотрела она на море, ожидая, что вот-вот появится чудовище и растерзает ее. Слезы катились из ее глаз, содрогалась она от мысли о гибели во цвете прекрасной юности, полной сил, не изведав радостей жизни. Ее-то и увидал Персей. Он принял бы ее за дивную статую из белого мрамора Пароса, если бы морской ветер не развевал ее волос и не падали бы из ее прекрасных глаз крупные слезы. С восторгом смотрит на нее юный герой, и могучее чувство любви к Андромеде загорается в его сердце. Быстро спустился к ней Персей и ласково спросил ее:

— О, скажи мне, прекрасная дева, чья это страна, назови мне и твое имя! Скажи, за что прикована ты здесь к скале? Нет, не таких оков достойна ты! Ты достойна тех оков, которыми сковывают друг друга влюбленные.

Молчит Андромеда. Как охотно закрыла бы она руками свое лицо, залитое краской стыда, но прикованы к скале ее руки. Еще и еще повторяет свой вопрос Персей. Наконец Андромеда рассказывает ему, за чью вину приходится страдать ей. Не хочет прекрасная дева, чтобы герой подумал, что искупает она собственную вину. Еще не окончила свой рассказ Андромеда, как заклокотала морская пучина и среди бушующих волн показалось чудовище. Высоко подняло оно свою голову с разверстой громадной пастью. Громко вскрикнула от ужаса Андромеда. Обезумев от горя, прибежали на берег Кефей и Кассиопея. Горько плачут они, обнимая дочь. Нет ей спасенья! Тогда заговорил сын Зевса, Персей:

— Еще много будет у вас времени лить слезы, мало времени лишь для спасенья вашей дочери. Я — сын Зевса, Персей, убивший обвитую змеями горгону Медузу. Отдайте мне в жены вашу дочь Андромеду, и я спасу ее.

С радостью согласились Кефей и Кассиопея. Всё готовы они были сделать для спасителя дочери. Кефей обещал ему даже все царство свое в приданое, лишь бы спас он Андромеду. Уже близко чудовище. Быстро приближается оно к скале, широкой грудью рассекая волны, подобно кораблю, который, как крылья, несут по волнам взмахи весел могучих юных гребцов. Не далее полета стрелы было чудовище, когда взлетел высоко на воздух Персей. Тень его упала на море, и с яростью кинулось чудовище на тень героя. Смело ринулся с высоты на чудовище Персей и глубоко вонзил ему в спину изогнутый меч. Почувствовав тяжкую рану, высоко поднялось в волнах чудовище; извиваясь, бьется оно в море, словно кабан, которого с неистовым лаем окружила стая собак, то погружается оно глубоко в воду, то вновь всплывает. Бешено бьет по воде чудовище своим рыбьим хвостом, и тысячи брызг летят высоко, до самых вершин прибрежных скал. Пеной покрылось море. Раскрыв пасть, бросается чудовище на Персея, но с быстротой чайки взлетает он на своих крылатых сандалиях. Удар за ударом наносит он чудовищу. Кровь и вода хлынули из пасти чудовища, пораженного насмерть. Смокли крылья сандалий Персея, едва держат они его на воздухе. Быстро понесся могучий сын Данаи к скале, что выдавалась из моря, обхватил ее левой рукой и трижды погрузил свой меч в широкую грудь чудовища. Окончен ужасный бой. Радостные клики несутся с берега. Все славят могучего героя. Сняты оковы с прекрасной Андромеды, и, торжествуя победу, ведет Персей свою невесту в дворец отца ее Кефея.

Свадьба Персея

Богатые жертвы принес отцу своему Зевсу, Афине Палладе и Гермесу Персей. Веселый свадебный пир начался во дворце Кефея. Гименей и Эрот зажгли свои благоухающие факелы. Зеленью и цветами увит весь дворец Кефея. Громко раздаются звуки кифар и лир, гремят свадебные хоры. Двери дворца открыты настежь. Золотом горит пиршественный зал. Пируют Кефей и Кассиопея с новобрачными, пирует и весь народ. За пиром рассказывает Персей о своих подвигах. Веселье и радость царят кругом. Вдруг раздался в пиршественном зале грозный звон оружия. Военный клич разнесся по дворцу, подобный шуму моря, когда оно, вздымаясь, бьется своими гонимыми бурным ветром волнами о высокий скалистый берег. Это пришел первый жених Андромеды, Финей, с большим войском. Войдя во дворец и потрясая копьем, громко воскликнул Финей:

— Горе тебе, похититель невест! Не спасут тебя от меня ни твои крылатые сандалии, ни даже сам Зевс-громовержец!

Хотел уже бросить копьем в Персея Финей, но царь Кефей остановил его со словами:

— О, что ты делаешь! Что заставляет тебя так безумствовать? Так хочешь ты наградить подвиг Персея? Это будет твоим свадебным подарком! Разве похитил у тебя Персей твою невесту? Нет, она была похищена у тебя тогда, когда ее вели приковать к скале, когда на гибель шла она. Почему же ты тогда не явился ей на помощь? Ты хочешь теперь отнять у победителя его награду? Зачем же не явился ты сам за ней, когда была она прикована к скале, и не отнял ее у чудовища?

Ничего не ответил Кефею Финей, гневно смотрел он то на Кефея, то на прекрасного сына Зевса и вдруг, напрягши все силы, бросил копьем в Персея. Мимо пролетело копье и вонзилось в ложе Персея. Вырвал его могучей рукой юный герой, вскочил с своего ложа и грозно замахнулся копьем. Он поразил бы насмерть Финея, но тот спрятался за жертвенник, попало копье в голову героя Рета, и упал он мертвым. Закипел ужасный бой. Быстро принеслась с Олимпа воительница Афина на помощь своему брату, Персею. Она прикрыла его своей эгидой и вдохнула в него непобедимое мужество. Ринулся в бой Персей. Как молния блещет у него в руках смертоносный меч, которым убил он Медузу. Одного за другим разит он насмерть героев, пришедших с Финеем. Гора тел, залитых кровью, громоздится пред Персеем. Вдруг схватил он обеими руками огромную бронзовую чашу, в которой смешивали вино для пира, и метнул ее в голову героя Эвритоя. Как пораженный громом упал герой, и отлетела душа его в царство теней. Один за другим падают герои, но много привел их с собою Финей. Персей же чужеземец в царстве Кефея, не много товарищей у него в битве, почти одному приходится ему бороться со множеством врагов. Многие соратники Персея уже пали в этой неистовой битве. Погиб, сраженный копьем, и певец, который сладкозвучным пением услаждал пирующих, играя на златострунной кифаре. Падая, задел рукой за струны кифары певец, и печально, как предсмертный стон, зазвенели струны, но стук мечей и стоны умирающих заглушили звон струн. Словно град, гонимый ветром, летят стрелы. Прислонясь к колонне и прикрывшись блестящим щитом Афины, бьется с врагами Персей. Со всех сторон окружили они героя; все неистовей вокруг него бой. Видя, что ему грозит неминуемая гибель, громко воскликнул могучий сын Данаи:

— У врага, сраженного мною, найду _я_помощь! Сами принудили вы меня искать у него защиты! Скорей отвернитесь все, кто друг мне!

Быстро вынул из чудесной сумки Персей голову горгоны Медузы и поднял ее высоко над головой. Один за другим обращаются в каменные статуи нападающие на Персея герои. Одни из них окаменели, замахнувшись мечом, чтобы пронзить грудь врага, другие — потрясая острыми копьями, третьи — прикрывшись щитами. Вон стоит, окаменев, герой, готовый пустить стрелу в Персея. Ближе к Персею стоят два героя: богоравный Ампикс с мечом в руках и Нилей, ложно выдававший себя за сына речного бога Нила; вместе напали герои на могучего сына Зевса, Персея, но взгляд один на голову Медузы обратил их в мраморные статуи. Весь пиршественный зал наполнился мраморными статуями. Страх объял Финея, когда увидал он, что все друзья его обратились в камень. Упав на колени и простирая руки с мольбой к Персею, воскликнул Финей:

— Ты победил, Персей! О, спрячь скорей ужасную голову Медузы, спрячь ее, молю тебя! О великий сын Зевса, все возьми, владей всем, только жизнь одну оставь мне!

С насмешкой ответил Персей Финею:

— Не бойся, жалкий трус! Не сразит тебя мой меч. На вечные времена дам я тебе награду! Вечно будешь ты стоять здесь во дворце Кефея, чтобы жена моя утешалась, глядя на изображение своего первого жениха!

Протянул к Финею герой голову Медузы, и, как ни старался Финей не глядеть на ужасную горгону, все же взгляд его упал на нее, и мигом обратился он в мраморную статую. Стоит обращенный в камень Финей, склонясь, как раб, пред Персеем. Навек сохранилось в глазах статуи-Финея выражение страха и рабской мольбы.

Возвращение Персея на Сериф

Недолго оставался Персей после этой кровавой битвы в царстве Кефея. Взяв с собой прекрасную Андромеду, вернулся он на Сериф, к царю Полидекту. В горе застал он свою мать Данаю. Спасаясь от Полидекта, пришлось ей искать защиты у алтаря Зевса. Разгневанный Персей пришел во дворец Полидекта и застал его с друзьями за роскошным пиром. Не ожидал Полидект, что Персей вернется, он был уверен, что герой погиб в борьбе с горгонами. Удивился царь Серифа, увидав пред собой Персея, а он спокойно сказал царю:

— Твое приказание исполнено, я принес тебе голову Медузы.

Не поверил Полидект, что Персей совершил такой великий подвиг. Он стал издеваться над богоравным героем и назвал его лжецом. Издевались над Персеем и друзья Полидекта. Гнев закипел в груди Персея, не мог он простить такого оскорбления. Грозно сверкнув очами, вынул Персей голову Медузы и воскликнул:

— Если не веришь ты, Полидект, то вот тебе доказательство.

Взглянул на голову горгоны Полидект и обратился в камень. Не избежали этой участи и друзья царя, пировавшие с ним.

Персей в Аргосе

Передал Персей власть над Серифом брату Полидекта, Диктису, который некогда спас его с матерью, а сам с Данаей и Андромедой отправился в Аргос. Когда дед Персея, Акрисий, узнал о прибытии внука, то, вспомнив предсказание оракула, бежал далеко на север в Лариссу. Персей же стал править в родном Аргосе. Он вернул шлем Аида, крылатые сандалии и чудесную сумку нимфам, вернул и Гермесу его острый меч. Голову же Медузы отдал он Афине Палладе, а она укрепила ее у себя на груди, на своем сверкающем панцире. Счастливо правил Персей в Аргосе. Дед же его Акрисий не избежал того, что определил ему неумолимый рок. Однажды устроил Персей пышные игры. Много героев собралось на них. В числе зрителей был и престарелый Акрисий. Во время состязания в метании тяжелого диска Персей метнул могучей рукой бронзовый диск. Высоко взлетел он к облакам, а падая на землю, попал со страшной силой в голову Акрисия и поразил его насмерть. Так исполнилось предсказание оракула. Полный скорби, похоронил Персей Акрисия, сетуя, что стал невольным убийцей деда. Не захотел Персей править в Аргосе, царстве убитого им Акрисия, ушел он в Тиринф и царствовал там много лет. Аргос же отдал Персей во владение своему родственнику Мегапонту.



PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.