Шалуны и шалуньи (Ильф и Петров)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Шалуны и шалуньи
автор Ильф и Петров
Из цикла «Искусство для главискусства», сб. «Как создавался Робинзон». Опубл.: 1929. Источник: Илья Ильф, Евгений Петров. Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска / сост., комментарии и дополнения (с. 430-475) М. Долинского. — М.: Книжная палата, 1989. — С. 236-237. • Впервые: Чудак. 1929. № 48. Подпись: Дон-Бузильо.


Знаете ли вы, что такое общественный просмотр?

Если вы журналист, деятель театра или просто культработник, то вы, конечно, не знаете, что такое общественный просмотр.

Трудно журналисту, деятелю кино или прюсто культработнику попасть в число лиц, которым выпадает счастье явиться первыми зрителями нового фильма или новой пьесы.

Как видно, основная беда состоит в том, что попасть на общественный просмотр можно только даром, по пригласительным билетам.

Есть в каждом городе люди, которые целью своей поставили бесплатное пользование благами жизни.

С такими людьми разговор носит всегда один и тот же характер:

— Еду во Владивосток, — говорит принципиальный неплательщик. — Попутешествовать, встряхнуться.

— А ведь такое встряхивание обойдется вам недешево. Подумайте, один железнодорожный билет…

— У меня бесплатный проезд!

— Разве вы железнодорожник?

— Нет, я не железнодорожник. Выясняется, что принципиальный неплательщик непричастен также и к водному транспорту и никаких прав на бесплатный проезд не имеет вообще он ни на что не имеет прав, но все получает бесплатно.

Как видно, у нас уж такая страна-Достаточно только очень захотеть, чтобы получить. А принципиальные неплательщики упрямы чрезвычайно. И своего добиваются.

Таким образом в зале, где происходит общественный просмотр, представителей общественности чти нет. Их с успехом заменяют молодые шалуны и шалуньи сов шенно неизвестных профессий.

Шалуны и шалуньи по части знакомы (в поездах и ных санаториях знакомства ваются чрезвычайно легко). Они приветствуют друг друга веселыми криками и занимают места по неизвест-полученным контрамаркам, а то и вовсе без таковых.

Редких представителей общественности оттесняют на галерку. Кроме принципиальных неплательшиков и одиночек-общественников в зале теснятся первачи. Слой первачей образуется так.

Часть билетов (очень незначительная) рассылается по учреждениям. Там их забирает тот, кто увидит первым. Забирает все сразу. Отсюда и слово первач.

Первачи великодушны и охотно распределяют билеты среди знакомых девушек, отдавая предпочтение красивым блондинкам, склонным к полноте. Некрасивым девушкам первачи билетов никогда не дают.

Поэтому в день общественного просмотра в зале есть на что посмотреть, есть чем полюбоваться, есть на чем отдохнуть глазу.

Иногда же просмотры, как видно, для удобства немногочисленных представителей общественности, устраиваются в полночь, когда просыпаются совы, или на рассвете, когда просыпается петух.

Одиночки-общественники, замороченные работой, на такие просмотры попасть, конечно, не могут. А первачам и неплательщикам все равно, в каком часу дня или ночи. Лишь бы бесплатно.

А бывают и такие просмотры.

Перед серебристым экраном сидит чиновник из Совкино с невыразительными чертами лица и смотрит новый заграничный фильм.

— А ведь ничего фильмик? — шепчет он самому себе. — Надо купить.

И вскоре по воле чиновника с невыразительными чертами лица на экранах появляются фильмы:

1. «Лулу».

2. «Мулен-Руж».

3. «Опыт инженера Стронга».

4. И др., и др., и др-р-р, гав-гав!

Такого чиновника действительно хочется укусить за икры.

Несомненно, что человек с таким вкусом, как наш чиновник, хорошие картины бракует, ибо нам доподлинно известно, что есть на Западе не только плохие фильмы.

Итак, на английский манер позволим себе задать вопрос достопочтенным гражданам из Совкино:

— Известно ли вам, что за последние годы вами куплено отвратительное, бездарное, вредное из всего того, что выпущено в области кино за границей?

Ответ согласны услышать в любом месте и в любой день, письменно и устно.