ЭСБЕ/Базедов, Иоганн-Бернгард

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭСБЕ(перенаправлено с «ЭСБЕ/Базедов»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Базедов, Иоганн-Бернгард
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Ауто — Банки. Источник: т. IIa (1891): Ауто — Банки, с. 686—687 ( скан · индекс ) • Даты российских событий указаны по юлианскому календарю.
Энциклопедии: МЭСБЕ : ПБЭ : ADB
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Commons-logo.svg Фото, аудио и видео Wikidata-logo.svg Данные Wikiquote-logo.svg Цитаты и афоризмы(de)

Базедов (Иoг-Бернг., Basedow), собственно Иoг.-Беренд Басседау, также Беренгард из Нордальбингена, как он сам часто называл себя; род. 11 сент. 1723 в Гамбурге, где отец его был парикмахером. Окончив училище «Johanneum» и затем (1741—44 гг.) Гимназию в Гамбурге, Б. в 1744 г. отправился в Лейпциг и здесь в продолжение трех лет изучал философию и богословие, не столько посещая университетские лекции, сколько читая и размышляя дома, и таким образом вырабатывая «свои собственные, не заученные с чужих слов мнения». В 1753 г. Б. назначен был доцентом так наз. Рыцарской академии в Соре, но в 1761, за свои, шедшие в разрез с догматическим лютеранством религиозные воззрения перемещен преподавателем Гимназии в Альтону. Здесь он напечатал «Philaletie» (2 т., Альтона, 1763 г.) и «Theoretisches System der gesunden Vernunft» (1765 г.), вызвавшие бурю среди ортодоксального лютеранства, так что Б. был объявлен всенародно лжеучителем и лишенным причащения. Это гонение в связи с огромным влиянием, произведенным на него «Эмилем» Руссо (1762 г.), побудило Б. выступить реформатором дела воспитания во всей Германии, а если окажется возможным, и в других странах. Воодушевленный идеями Руссо и хорошо знакомый с воззрениями Коменского, Б. написал «Methodenbuch für Väter und Mütter der Familien und Völker» (Лейпц., 1773 г.) и в 1768 г. выступил с «Vorstellung an Menschenfreunde und vermögende Männer, über Schulen, Studien und ihren Einfluss in die öffentliche Wohlfahrt», где вместе с тем давал законченный план элементарного педагогического сочинения, которое, по словам автора, должно было стать «азбукой реального и номинального человеческого познавания». Развитые в этом труде идеи и план педагогического сочинения нашли сочувственный отклик и материальную поддержку, и было собрано до 15000 тал., предоставленных в распоряжение Б. В 1774 г. появилось проектированное им педагогическое сочинение («Elementarwerk», в 4 т., с 100 гравюрами, большей частью Ходовецкого) с переводом на французский (Губера) и латинский (Мангельсдорфа) языки. Леопольд-Фридрих-Франц, герц. дессауский, поручил Б. практически осуществить его педагогическую систему в особом училище, которое, в 1774 г., было основано последним в Дессау, под названием «Philantropin». Это был пансион для учеников от 8 до 18 летнего возраста, обучаемых языкам немецкому, французскому, латинск. и греч. и кроме того «всем наукам, потребным в благоустроенном обществе, а также всем училищным и гимназическим предметам, до приготовительных к университетским включительно» — как значилось в программе пансиона. Велик был энтузиазм, вызванный этим педагогическим заведением, которое по мысли основателя должно было дать воспитание «не католическое, лютеранское или реформатское, а христианское», и где «учебники свободны от нетерпимости богословско-догматического христианства». В числе одобрительных отзывов о пансионе Б. и педагогических началах, положенных в основание его, были отзывы таких авторитетов, как Рохов, Гамбах, Изелин, Кант, Эйлер и др., и подобные воспитательные заведения стали возникать во многих местах в Германии и Швейцарии. Энтузиазм, однако, значительно остыл впоследствии, когда выяснилась крайняя односторонность Б., не дававшая ему видеть хорошее в старом и там, где оно было. С 1778 года он жил то в Дессау, то в Лейпциге, то в Галле и Магдебурге, постоянно борясь за идею рационального воспитания. 25 июля 1790 г. Б. умер в Магдебурге. Незадолго перед кончиной он произнес следующие, хорошо характеризующие его слова: «Я желаю быть анатомированным для пользы моих сограждан».

Б. обладал натурой кипучей, энергичной и смелой, более склонной к разрушению старого, чем к созиданию нового. В своей воспитательной системе он нередко впадал в крайности; слепо веря в свою методу, единственно целесообразную, по его мнению, он мало обращал внимания на индивидуальные особенности учащихся и обучающих; наконец, он не сознавал в точной мере всей громадной роли христианства и образовательного значения древних языков в деле воспитания. Тем не менее Б. принадлежит неоспоримая заслуга выяснения полной несостоятельности старого традиционного метода воспитания, который оставлял в пренебрежении физическое развитие учеников, не признавал предметами, достойными изучения, ни родного языка, ни естественных наук. Также, благодаря Б., получило право гражданства изучение новых языков наряду с древними, и таким образом мало-помалу стал выясняться предрассудок, в силу которого истинное образование полагалось исключительно в основательном знании греческого и латинского языков. Наконец, особенная заслуга Б. перед немецкой школой состоит в том, что он первый дал толчок наглядному обучению (знакомство с предметом перед ознакомлением со словом), значительно смягчил бич старых школ — заучивание наизусть, и вообще постоянно указывал на необходимость заставить ученика полюбить школу.

Ср. Ратмана (Rathmann), «Beiträge zur Lebensgeschichte B-s aus seinen Schriften und anderen echten Quellen» (Магдеб., 1791 г.), Майера (Mayer), «Charakter und Schriften B-s» (2 т., Гамбург, 1791—92 гг.).