ЭСБЕ/Возраст в гражданском праве

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Возраст в гражданском праве
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Винословие — Волан. Источник: т. VIa (1892): Винословие — Волан, с. 905—907 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Возраст в гражданском праве признается условием, которое влияет на гражданскую дееспособность (см. это сл.), т. е. на признанную законом способность лица совершать юридические действия, направленные к установлению, изменению, прекращению или осуществлению гражданских прав. До известного возраста лицо не имеет никакой дееспособности в означенном смысле; затем дееспособность растет соответственно степени возмужалости, и наконец лицо достигает совершеннолетия. Прототипом для современных законодательств по этому предмету продолжают служить постановления римского права. В начале у римлян совершеннолетие наступало для юноши в тот момент, когда по приговору семейного совета он снимал с себя детское одеяние и надевал мужскую тогу (toga virilis). Признаком совершеннолетия признавалось наступление половой зрелости, что в древности могло почитаться также свидетельством в пользу годности юноши к военной службе. В императорское время в Риме установилось точное мерило мужского совершеннолетия — 14-летний возраст; а относительно женщин, по свидетельству римских юристов, может быть, и не совсем точному, никогда не сомневались в том, что их совершеннолетие наступает с 12-летнего В. Впрочем, для женщин вопрос о совершеннолетии в то время не имел большого практического значения, так как в имущественном отношении они не пользовались дееспособностью, находясь под вечною опекою отца, мужа или ближайших родственников. В отношении мужчин практическое значение вопрос о совершеннолетии получал тогда, когда сын вследствие смерти отца-домовладыки (pater familias) или эмансипации (см. это слово) получал полную самостоятельность, т. е. сам приобретал положение домовладыки. По мере усложнения житейских отношений неудобство признания полной дееспособности за молодыми людьми в столь раннем В., как вышеизложенный, повело у римлян к изданию (не позже 184 г. до Р. X.) Плеториева закона (lex Plaetoria), назначавшего денежный штраф тому, кто при совершении гражданской сделки злоупотребит неопытностью и доверием молодого человека, вышедшего из-под опеки, но не достигшего еще 25-летнего В., причем с иском в защиту обманутого в этих случаях мог выступить каждый гражданин. Чтобы обеспечить за совершаемою сделкою должную крепость, ее должен был одобрить попечитель (curator), о назначении которого для этой цели контрагент моложе 25 лет мог ходатайствовать у претора. Отсюда рядом с малолетними, подлежавшими опеке, образовался другой класс лиц — не достигших 25-летнего В., коим Плеториев закон предоставлял испрашивать себе попечителей на случай совершения ими гражданских сделок. Император Марк Аврелий постановил, что каждый не достигший 25 лет должен иметь общего попечителя, т. е. такого, который, будучи раз назначен, исправлял бы свою должность до полного совершеннолетия молодого человека и притом по всем сделкам, какие могли возникнуть при управлении имуществом, отданным под попечительство. Если к этому прибавить, что юридическое положение попечителей постепенно приближалось к положению опекунов, так что по отношению к позднейшему римскому праву остается под большим сомнением, сохранилось ли в нем какое-либо существенное различие опеки и попечительства, то на самом деле постановление Марка Аврелия продлило до 25-летнего возраста подопечное состояние молодых людей. Эту сторону римского права усвоили следовавшие за ним европейские законодательства. Так, напр., кодекс Наполеона, по образцу которого составлены, между прочим, итальянское гражданское уложение и гражданские законы, действующие в Царстве Польском, обусловливая наступление совершеннолетия 21-летним В., всех лиц, не достигших этого В., одинаково объявляет состоящими под опекой; но вступление в супружество эмансипирует (l'émancipation) несовершеннолетнего, т. е. прекращает опеку. Такую же эмансипацию малолетний, достигший 15 лет (в Италии 18 лет), может получить по воле своих родителей, а сирота эмансипируется по приговору семейного совета по достижении 18-летнего В. Эмансипация не создает полной дееспособности; ее главное последствие состоит в том, что несовершеннолетний приобретает самостоятельность в управлении имением и в распоряжении своими доходами; но распоряжение недвижимыми имениями и капиталами, равно вступление в обязательства, происходит под контролем попечителя и в известных случаях — семейного совета. Таким образом французское законодательство разрешает затруднение, несомненно проистекающее из того положения римского права, что под контроль попечителя отданы все имущественные сделки, каковы бы они ни были по своему значению и в каком бы возрасте уже ни находился совершающий сделку несовершеннолетний. Действующее русское законодательство близко подходит к французскому с тою лишь разницею, что с наступлением 17-летнего возраста связывается, как общее правило, прекращение опеки и учреждение попечительства. Таким путем наши гражданские законы в несовершеннолетии различают два В.: малолетство (до 17 лет) и несовершеннолетие в тесном смысле (от 17 до 21 года). Малолетний (не достигший 17-летнего В.) не может ни управлять своим имуществом, ни отчуждать его, ни уполномочивать на это от себя других. Попечение о его лице и имуществе принадлежит опекуну. Хотя с 14 лет малолетнему предоставлено самому испросить себе попечителя для совета и защиты во всех делах, но права малолетнего через то не увеличиваются, так как попечитель малолетнего действует на правах опекуна. Действительное попечительство наступает лишь по достижении несовершеннолетним 17 лет, при чем попечитель уже не заменяет вполне его личности, как это было при опеке, но лишь дополняет деятельность несовершеннолетнего своими советами и указаниями. Несовершеннолетний сам управляет своим имением, но делать долги, давать письменные обязательства и совершать акты и сделки всякого рода может не иначе, как с согласия попечителя, без чего выданные обязательства не почитаются действительными.

Безусловное запрещение несовершеннолетним без согласия опекуна или попечителя вступать в обязательства идет наперекор с требованиями жизни по отношению к таким лицам, В. которых в связи с их социальным положением дает им в глазах третьих лиц право на некоторую самостоятельность. Трудно отказать гимназисту в праве покупать лично учебники или письменные принадлежности, студенту — в найме квартиры, деревенскому парню — в праве договориться о работе. С этой точки зрения целесообразными представляются такие постановления, какие мы встречаем, например, в австрийском гражданском уложении. Возрастные грани, установленные в австрийском законе, мало отличаются от римских: до 7 лет продолжается детство, до 14 лет — малолетство и до 24 лет несовершеннолетие, причем в продолжение всех трех стадий лицо состоит под опекой. Но несовершеннолетним (14-24 л.) помимо приобретения прав в свою пользу дозволяется, не спрашивая согласия опекунов, наниматься в услужение, входить в сделки касательно имущества, приобретенного трудом, и вещей, переданных им для употребления по выходе их из малолетнего В. С 18 лет они пользуются неограниченным правом составлять завещания. С согласия опекуна и ближайших родственников несовершеннолетний, достигнув 20 лет, может быть объявлен совершеннолетним по решению опекунского суда. Эта форма — тоже римского происхождения; в Риме подобное признание совершеннолетия происходило по императорскому рескрипту. К тому же ведет данное несовершеннолетнему разрешение опекунского суда заниматься торговлею или промыслом; с другой стороны, опекунскому суду предоставляется продолжать опеку и по достижении крайнего для наступления совершеннолетия 24-летнего В. Такая опека, назначаемая по требованию опекуна или родных опекаемого по причине физических, умственных или нравственных его недостатков, может быть продолжена на неопределенное время. Заслуживают внимания постановления нового русского проекта устава об опеках и попечительствах (изд. 1891 г.) По этому проекту опека продолжается до 21 года как для мужчин, так и для женщин, но достигший 17-летнего В. вправе совершать сделки, касающиеся обыкновенных потребностей жизни, соответственно его званию, искать и отвечать на суде по делам, истекающим из таких сделок, из личного его найма или из предоставленного ему с его согласия управления имением либо производства промысла, заявлять, кого именно он желал бы иметь опекуном, присутствовать при составлении описи подлежащего опеке имущества и, наконец, участвовать в производстве оценки имущества, предназначенного опекуном к продаже. К тому же 17-летнему В. проект приурочивает и такие правомочия, которые могут быть согласно его предположениям предоставлены несовершеннолетнему по усмотрению родителя или опекуна или же опекунской власти. Сюда относятся: предоставляемое родителями или опекунами право получать самому в личное свое распоряжение все доходы с имущества или часть их, а также пенсию; далее — право управлять одним, или несколькими, или всеми имениями, совершая все относящееся к обыкновенным действиям по управлению и заключая в этих пределах сделки на сроки не свыше трех лет, а также право производить торговлю, ремесло или иной промысел. Эти последние права предоставляются постановлением опекунского начальника по ходатайству о том опекуна и носят прекарный характер, так как власть, предоставляющая их несовершеннолетнему, может и отнять их у него, если найдет, что он злоупотребляет ими. Помимо изложенного, с наступлением того или другого В. в гражданском праве связываются многие другие более или менее важные или частные последствия. О возрасте как условии права составлять завещание, о возрасте при усыновлении, для вступления в брак, для освобождения от опекунских обязанностей, для законности предположения смерти безвестно отсутствующего — см. слова: Завещание, Усыновление, Брак, Опека, Безвестное отсутствие.

М. Б.