ЭСБЕ/Возраст в уголовном праве

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Возраст в уголовном праве
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Винословие — Волан. Источник: т. VIa (1892): Винословие — Волан, с. 907—910 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Возраст в уголовном праве имеет особенно важное значение. Им определяется отчасти круг лиц, подлежащих вообще действию уголовного закона, а также самое содержание карательной деятельности государства и порядок преследования преступлений. Кроме того, В. самого преступника или потерпевшего от преступления часто служит условием применения того или другого уголовного закона. Для вменения преступления необходимо, между прочим, сознание противозаконности деяния, зависящее от умственного развития данного субъекта, т. е. главным образом от возраста его. Кто не сознает значения хотя бы одного из признаков данного преступного деяния, тот в силу этого одного подлежит иногда меньшей ответственности. Последствия преступления видоизменяются также в случае, когда несовершеннолетний вовлечен в преступление совершеннолетним (ст. 148 Улож. о нак., изд. 1885 г.). Преступное деяние служит указанием на опасное для общества направление воли преступника. Но для этого необходимо, чтобы деяние явилось результатом воли деятеля, сознательно определившейся. Уголовный закон (а не полицейский, имеющий задачей предупреждение и пресечение правонарушений) имеет в виду нормального, среднего человека, обладающего сознанием и волей, и не может относиться до субъектов, у которых нельзя предположить наличности этих способностей. К числу таких субъектов принадлежат дети. В самом раннем возрасте ребенок действует в силу одной механической причинности и не сознает себя и окружающий его мир; но и в более позднем возрасте деяния детей вследствие податливости их внешним впечатлениям, легкой возбудимости и отсутствия задерживающих мотивов не могут считаться произведением их воли. Детский В. сам по себе есть поэтому условие невменяемости. Возможно ли, однако, определить раз навсегда тот предельный В., до которого вменяемость отсутствует? Помимо влияния расы, климата, географических условий страны, дети одной и той же национальности развиваются различно. Воспитание, обстановка жизни, среда, наконец, наследственность разнообразят умственный и душевный облик детей даже одного и того же возраста. Ввиду этого некоторые законодательства — например, французское, бельгийское, шведское — вовсе не устанавливают минимального возраста для вменяемости, предоставляя суду в каждом отдельном случае разрешать вопрос, имеются ли основания вменения или нет; но относительно детей установлена, в противоположность взрослым, презумпция безответственности (présomption d’irresponsabilité). Эта система имеет существенный недостаток: она дает возможность подвергать уголовному преследованию детей даже самого нежного возраста. Судебные летописи Франции представляют примеры привлечения к суду детей моложе 6 лет, что, конечно, совершенно ненормально. Правда, там, где принята эта система, вопрос о возможности привлечения к суду ребенка разрешается предварительно прокуратурой; но при всей осторожности прокуратура впадала иногда в ошибки, невыгодно отражавшиеся на судьбе юных подсудимых. Поэтому даже из французских криминалистов весьма немногие (например, Garraud) одобряют принятую законом систему, большинство же находит нужным определить минимальный В. вменяемости (например, Faustin Hélie, Rossi, Trébutien, Ortolan и др.). Большинство законодательств установляет минимальный возраст, до достижения которого не может иметь места уголовное преследование даже за самые тяжкие преступления. Возрастной предел определяется различно. Начиная с римского права, в основу этого определения клали теорию климатерических периодов Гиппократа, по которой материальные элементы человеческого тела меняются каждые 7 лет, вследствие чего обновляется и нравственный, душевный облик человека. Поэтому предельным возрастом, с которого начинается возможность ответственности уголовной, считали часто 7-летний. В новейшее время срок этот отодвигается дальше, до 10, 12 и даже до 15 лет (финляндское уложение 1890 г.). Период до этого предельного В. называют В. безусловной невменяемости. За этим периодом не наступает еще полное, так сказать, уголовное совершеннолетие. При обсуждении вопроса о виновности лица, вышедшего из В. безусловной невменяемости, но не достигшего еще В. нормальной вменяемости, приходится каждый раз убеждаться в том, обладает ли данный субъект достаточным развитием способностей, обусловливающих вменяемость. Вопрос, который приходится в таких случаях разрешать суду, носит техническое название вопроса о разумении (discernement, Einsicht). В последнее время криминалисты высказываются за устранение этого вопроса в том смысле, что он не должен каждый раз подвергаться отдельному обсуждению со стороны суда, независимо от вопроса о виновности. Это мнение принято международным союзом криминалистов (Union Internationale de droit pénal) в сессию 1890 г. согласно с предложением проф. Фойницкого (ср. его доклад в Bulletin de l’union Intern. de dr. pénal, t. 2, 1890 г., а также доклад его же IV международному пенитенциарному конгрессу).

Возрастной предел периода условной вменяемости также определяется различно, но нигде не отодвигается дальше 18 л. Что касается до последствий констатирования разумения в подсудимом этого возрастного периода, то в одних законодательствах осужденный подвергается общим наказаниям, но только в уменьшенном сравнительно с взрослыми размере; в других установлены для таких случаев особые карательные меры. Столь же разнообразны в законодательствах и последствия признания, что молодой обвиняемый действовал без разумения; в иных — такой обвиняемый освобождается от всякой ответственности, в других же — он подвергается принудительным мерам воспитания или исправления. Некоторые законодательства знают еще третий возрастной период между пределом условной вменяемости и полной уголовной дееспособности — так называемый период уменьшенной ответственности или наказуемости, часто смешиваемой с уменьшенною вменяемостью. Несовершеннолетие служит в этом периоде не фактором, видоизменяющим вменяемость, а лишь основанием к смягчению участи преступника. К этому разряду молодых преступников надо отнести и тех из принадлежащих ко второй возрастной группе, которые признаны судом действовавшими с разумением.

Римское право различало три возрастных периода: I) Infantes, дети до 7-милетнего возраста, безусловно невменяемые. 2) Impuberes, от 7 до 14 лет мужского или 12 л. женского пола, — возраст условной вменяемости, причем дети этого возраста считались не подлежащими вовсе ответственности за некоторые виды преступных деяний, относительно же других преступлений необходимо было каждый раз решить вопрос: был ли малолетний во время совершения преступного деяния «doli vel culpae capax» (способным к вменению в вину). Указанием на наличность этой способности служила проявленная особая хитрость, злость — malitia supplet aetatem. Наказание всегда назначалось в меньшем размере сравнительно с взрослыми. 3) Minores — несовершеннолетние до 18 лет (по преторскому эдикту — иногда до 25 л.), которые считались вообще вменяемыми, но подвергались более мягким наказаниям. Положения римского права перешли почти целиком в каноническое и затем в средневековое право. Английское право знает всего 2 периода — безусловной невменяемости, до 7 лет, и условной, до 14 (prima facie doli incapaces). С 14-летнего возраста начинается период полной вменяемости, но по акту 1854 г. (Reformatory School Act), подтвержденному в 1866 г. (Reformatory School Consolidating and Amending Act) суду предоставлено признанных виновными детей до 16-летнего возраста присуждать к заключению в специальные исправительные заведениях для малолетних преступников (Reformatories). Французское уложение, как уже сказано выше, не знает вовсе периода безусловной невменяемости, а установляет один только возрастной предел до 16 лет. В случае признания отсутствия разумения малолетний не подвергается уголовной ответственности, но по усмотрению суда могут быть приняты против него меры принудительного воспитания; в случае же признания разумения — обвиненный подвергается уголовной ответственности, но в смягченном виде. Германское уложение 1871 г. знает 2 периода: до 12 лет — безусловная невменяемость, от 12 до 18 — условная вменяемость, зависящая от ответа на вопрос: обладал ли обвиняемый в момент совершения преступления необходимым для понимания наказуемости деяния разумением (ob er bei Begehung der Handlung zur Erkenntniss ihrer Strafbarkeit Einsicht besass). В случае отрицательного ответа суд может постановить о заключении малолетнего в исправительное заведение. Постановления русского права об уголовной ответственности малолетних и несовершеннолетних — продукт новейшей законодательной деятельности. В древних памятниках никаких указаний на влияние возраста на ответственность не встречается. Только в новоуказных статьях к Уложению 1648 года, изданных в 1669 году, имеется постановление, заимствованное из градских законов, что «аще отрок седми лет убиет, то неповинен есть смерти». В толковании к 195 артикулу Петровского Воинского устава предусмотрено воровство, учиненное «младенцем», который может, «дабы заранее его от сего отучить, от родителей своих лозами наказан быть». Только указом Екатерины II 26 июня 1765 г. (П. С. 3. № 12424), разосланным секретно, установлены были возрастные периоды: до 10 лет — безусловной невменяемости, от 10 до 15 и от 15 до 17 — смягченной ответственности. Эти постановления действовали до закона 28 июня 1833 г., по которому до 10 лет дети не подлежали уголовному преследованию, а от 10 до 17 лет простирался возраст условной вменяемости. По ныне действующему Уложению о наказаниях, принявшему систему климатерических периодов, возраст безусловной невменяемости оканчивается с достижением 7 лет; не достигшие этого возраста дети не подлежат наказаниям за преступления и проступки; они отдаются родителям, опекунам или родственникам для вразумления и наставления их впоследствии (ст. 94). Дети от 7 до 10 лет также не подвергаются наказанию, но отдаются родителям или благонадежным родственникам для исправления. Так как закон не указывает ни последствий исправления, ни, далее, в чем оно должно заключаться, то по разъяснению кассационного сената (реш. 1871 г. № 1564 и 1873 г. № 613) никакой разницы между детьми до 7-летнего В. и от 7 до 10 лет нет, и В. безусловной невменяемости простирается, в сущности, до 10 лет. Такой предельный В. установлен для безусловной невменяемости и Уставом о нак,. налагаемых миров. судьями. Периодом условной вменяемости Уложение считает В. от 10 до 14 лет. Наказанию не подвергаются дети от 10 до 14 лет, когда судом признано будет, что преступление учинено ими без разумения. Если же виновный будет признан действовавшим с разумением, то он подлежит наказанию, но смягченному. За этим периодом по Улож. о наказ. 1845 г. следовал период полной вменяемости, только с смягчением наказаний для лиц, имеющих от роду больше 14, но меньше 21 года; но при издании судебных Уставов 20 ноября 1864 г. постановлено было (ст. 759 Уст. угол. суд.) в делах несовершеннолетних, не достигших 17 лет, разрешать вопрос о том, действовал ли подсудимый с полным разумением. Вследствие этого в новое издание Уложения введено было постановление, по которому, если преступление совершено несовершеннолетним, имевшим более 14, но менее 17 лет, и судом признано будет, что он действовал без полного разумения, то суд либо подвергает виновного наказанию, смягченному на основаниях, применяемых к малолетним от 10 до 14 лет, действовавшими с разумением, либо может постановить об отдаче обвиненного в исправительный приют или же о заключении его в тюрьме на определенный срок. Таким образом, ныне период от 14 до 21 года является подразделенным на 2 возрастных периода: от 14 до 17 и от 17 до 21 года. По Уставу о наказаниях (ст. 11) за предельным возрастом безусловной невменяемости следует период смягченной ответственности от 10 до 17 лет, причем детей до 14-летнего возраста мировой судья может, не подвергая наказанию, отсылать к опекунам или родственникам для домашнего исправления. Необходимо прибавить, что в случае повторения малолетним от 10 до 14 лет или несовершеннолетним по отбытии наказания за первое преступление того же преступления или равного ему, он подвергается за новое деяние наказанию, одинаковому с совершеннолетним. Трудно в нашем Уложении найти статью более суровую, чем ст. 146, содержащую изложенное правило.

Старческий возраст может быть поводом к признанию субъекта невменяемым, если он соединен с одряхлением. Ст. 97 Улож. о наказ. установляет невменяемость потерявших умственные способности и рассудок от старости или дряхлости. Некоторые законодательства признают глубокий старческий В. поводом к замене наказания или смягчению его. По Уложению о наказаниях для престарелых, достигших 70 лет, каторжная работа заменяется ссылкою на поселение в отдаленнейших местах. По отношению к малолетним преступникам карательная деятельность государства стремится в последнее время видоизменять свой основной характер; преступление, совершенное малолетним, не дает достаточного основания для репрессивной деятельности, а вызывает необходимость мер воспитательного свойства, осуществляемых государственною властью путем принуждения. Идея принудительного воспитания порочных и преступных детей в настоящее время приобретает все больше и больше сторонников, и не далеко, быть может, время, когда она совершенно вытеснит собою наказание. Ср. Малолетние преступники, Принудительное воспитание, Исправительные заведения для малолетних преступников. Влияние В. подсудимых на порядок производства уголовных дел выражается в том, что рассмотрение дел о малолетних поручалось особым судам (см. Совестные суды), допускает участие опекунов или родителей и осложняется особыми формальностями (напр., постановка вопроса о разумении). Следующая таблица дает указания на возрастные периоды, имеющие влияние на уголовную ответственность в законодательствах разных государств.

Государства Период
безусловной
невменяемости
Период
условной
вменяемости
Период смягченной
наказуемости
(или отдачи в
исправительные
заведения)
Начало полной
уголовной
дееспособности и
ответственности
Австрия 10 лет от 10 до 14 лет от 14 до 20 лет 20 лет
Англия 7 7—14 7—16[1] 16
Бельгия до 16 лет 16
Берн 12 12—16 16
Греция 10 10—14 14
Германия 12 12—18 18
Голландия 10 10—16 16
Дания 10 10—15 15 до 18 18
Женева 10 10—16 16
Испания 9 9—15 15 до 18 18
Италия по улож. 1890 г. 9 9—14 14—18 18
Люксембург до 16 лет 16
Норвегия 10 10 до 15 15 до 18 18
Нью-Йорк (1882 г.) 7 7—12 12
Португалия 7 7—14 14 до 20 20
Россия 10 10—14 14—21 21
14—17
(испр. зав.)
Румыния 8 8 до 15 14—20 20
Турция до 15 лет 15
Финляндия (1891 г.) 7 7 до 15
испр. зав.,
не больше
15
Франция до 16 лет 16
Швеция до 15 лет 16 до 18 18

Литература: Богдановский, «Молодые преступники» (1870); Н. Таганцев, «Исследование об ответственности малолетних преступников по русскому праву» (1872); Н. Неклюдов, «Статистический опыт исследования физиологического значения различных возрастов человеческого организма по отношению к преступлению» (1865); Кистяковский, «Молодые преступники» (1878); его же, «Постановления русского уголовного права о молодом возрасте по отношению его к вменению» («Юридический вестник», 1881 г., № 9); Mittermaier, «Die Zurechnungsfähigkeit jugendlicher Uebertreter» (в Arch. d. Criminalrechts, 1841); его же, «Beiträge zur gerechten Beurtbeilung der Zurechnungsfähigkeit jugendlicher Uebertreter» (в «Friedreich’s Biätter zur gerichtlichen Medizin», 1865, т. II и III); v. Meyendorff, «Einfluss des jugendlichen Alters auf die Strafrechtliche Zurechnungsfahigkeit und Bestrafung jugendlicher Personen» (1877); Querenet, «Etude sur la condition du mineur devant la loi pénale française» (1881); Ortolan, «De l’âge chez l’agent du délit quant à l’imputabilité pénale» («Revue de législation», 1843, t. I, p. 453; t. II, p. 181); Faustin Hélie, «Théorie du Code pénal» (t. I, 1873).


  1. По усмотрению суда.