ЭСБЕ/Дон, река в России

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭСБЕ(перенаправлено с «ЭСБЕ/Дон»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Дон
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Домиции — Евреинова. Источник: т. XI (1893): Домиции — Евреинова, с. 34—41 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : МЭСБЕ : РСКД : Britannica (11-th)


Дон — река, впадающая в Азовское море, в древности называвшаяся Танаис (Tanais). Берет начало из Иван-озера, на границе Епифанского и Веневского уу. Тульской губ.; протекает через Тульскую, Рязанскую и Тамбовскую губ.; входит в пределы Воронежской в Задонском у. и, составляя на протяжении 70 в. границу этого уезда с Орловской губ., протекает дальше через уу.: Задонский, Воронежский, Коротоякский, Острогожский, Павловский и Богучарский, из Воронежской губ. Д. входит в область Войска Донского, прорезывает ее во всю длину и, наконец, впадает в Азовское море близ г. Азова. Общее направление реки с С на Ю, но в таком направлении Д. течет только до впадения в него р. Черной Калитвы в Острогожском у. Воронежской губ.; отсюда и до самого устья река образует выпуклую к В огромную дугу. На протяжении между устьями pp. Иловли и Чира дугообразно выгнутое русло Д. отстоит от Волги местами только на 70 в. Длину реки различные авторы показывают чрезвычайно различно. Наиболее достоверна цифра Геогр. словаря Семенова (2000 в., считая со всеми извилинами; в том числе 1002 в. в области Войска Донского, 628 в. в пределах Воронежской губ.). При весьма значительной величине речной кривизны, при которой на версту прямого течения приходится более 11/3 в. извилин, речное развитие Д. почти в 21/2 раза превышает кратчайшее расстояние и площадь всего речного бассейна достигает огромной величины, почти в 750000 кв. вер. Так как истоки Д. лежат на абс. выс. в 586 фут., то среднее падение реки = 3,5 дм на в. В отношении течения Д. по дл. своей может быть разделен на 3 части: верхнее течение от Ивановского оз. до устья р. Воронежа; среднее — отсюда и до Качалинской станицы, т. е. до точки наибольшего сближения Д. с Волгою, и, наконец, нижнее — остальное течение р. до устья. Характерная особенность верхнего течения — преобладающее направление с С на Ю, крайне незначительная ширина (в Орловской губ. не превышает 35 саж.); р. здесь не судоходна, а начинает быть сплавной и расширяется только после впадения в нее Красной Мечи и Быстрой Сосны, которые здесь сразу утроивают в Д. количество воды. В верхнем течении преобладают горные породы и обнажения девонской формации. В верховьях своих, т. е. в пределах Епифанского у., Д. течет по живописной местности, представляющей широкую равнину; на этом протяжении берега Д. низменны и отлоги и только местами становятся круты; до гор. Епифани правый бер. господствует над левым, а несколько южнее преобладает левый над правым. В пределах Тульской губ. ширина Д., начинаясь с одной саж., доходит до 20 саж., но глубина нигде не превышает 1/2 саж. В Рязанской губ. долина р. суживается крутыми утесистыми берегами; речные берега пересечены глубокими оврагами и представляют обнажения мергелистых известняков самого верхнего яруса девонской формации, весьма бедных окаменелостями. Здесь правый бер. Д. почти беспрерывно господствует над левым, и местами он чрезвычайно крут, ширина р. достигает местами 80 и даже 35 саж.; глубина доходит до полутора саж., а дно каменисто. В пределах Тамбовской губ. Д. имеет ширину в 30—40 саж., и высота берегов достигает местами до 25 саж.; начиная отсюда, р. могла бы считаться судоходною, если бы множество мостов не преграждали ее течения; тот же характер Д. сохраняет до входа в Воронежскую губ., только береговые обнажения состоят уже из известняков средних ярусов девонской формации, как напр. у гор. Лебедяни; ширина Д. увеличивается до 50 саж., а дно р. до того ямисто, что местами глубина достигает нескольких саж. В пределах Воронежской губ. Д. протекает по широкой долине, ограниченной с обеих сторон возвышенными, но большею частью отлогими берегами. Долина р. на этом протяжении суха, почти вся обработана и представляет мало луговых пространств; что касается высоты берегов, то, за весьма редкими исключениями (с. Патриаршее, Червленный Яр против с. Малышева и нескольких других точек), правый бер. Д. на всем дальнейшем течении р. является нагорным. Обнажения вдоль берегов состоят из известняков нижнего яруса девонской формации и изобилуют весьма характерными окаменелостями: Spirigera concentrica, Rhynchonella livonica, несколько видов Spirifer, Producti Murchissonian. и др. Наиболее любопытны несколько вид. Gomphocerax (в с. Патриаршем в Задонском у. Воронежской губ.). По впадении в Д. р. Ведуги эта формация скрывается, и на поверхность выступает меловая, сопровождающая дальнейшее течение Д. Ширина русла в пределах Воронежской губ. — 50 до 100 саж., а в немногих местах 150—200 саж.; дно реки большею частью ровное, глубина же от 3 и до 25 фт. Гл. притоки Д. в верхнем его течении: Непрядва, Вязовая, Быстрая Сосна, Красивая Меча, Репец, Богатая Снова, Верейка, Ведуга, Девица — все с правой стороны. С левой же стороны в верхней части течения нет ни одной сколько-нибудь замечательной р. Судоходство здесь не существует (см. ниже); производится один только сплав плотов. В среднем течении Д. имеет направление к ЮВ. В геологическом отношении эта часть течения характеризуется развитием меловой формации, преимущественно вдоль прав. берега реки. В пределах Воронежской губ. берега Д. большею частью высоки и круты и часто подходят к самому руслу р. Обнажения меловой формации здесь впервые обнаруживаются против устья р. Воронежа. Средн. ширина Д. в этой части течения от 70 до 150 саж., глубина от 10 до 30 фут., но есть места весьма мелководные. Множество мелей и перекатов образовалось вследствие обвалов берега и растущего на нем леса; поэтому судоходство в этой части Д. несравненно менее развито, чем в нижнем течении, где берега не так круты и крупные леса отсутствуют. При вступлении в пределы области Войска Донского, Д. постепенно поворачивает к ЮВ, правый берег господствует над левым, почти повсеместно еще довольно крут и нависает над рекою меловыми обрывами; левый же берег отлогий, мало возвышенный, в большинстве случаев песчаный и бесплодный. Долина среднего течения р. представляет много весьма хороших и обширных луговых пространств, перерезанных небольшими озерами, протоками и болотами. Меловые образования, сопровождающие все среднее течение Д., состоят из пишущего мела, беловатых мергелей, кремнистых глин и песков, здесь средн. ширина реки от 100 до 200 саж., а глубина от одной до 8 саж., но местами существует немало мелей и перекатов; особенно значительны мели несколько выше Усть-Медведицкой ст., против Хованского хутора, в юрту той же станицы и проч. В среднем течении Д. главными притоками в пределах Воронежской губ. являются: Девица (Нижняя), Потудань (а не Порудань, как значится в некоторых геогр. словарях), Тихая Сосна, Воронеж, Форостань, Икорец (а не Инор), Битюг, Осереда̀ (а не Осередь), Черная Калитва (а не Черн. Канитва), Богучар и Толучеева (а не Толучаева); в области Войска Донского главнейшими притоками среднего течения Д. являются Хопер, Медведица и Иловля. В нижнем течении Д. преобладает юго-зап. направление. На всем пространстве нижнего течения, начиная от Качалинской ст., прав. б. возвышен, местами крут и изрезан бесчисленным множеством глубоких оврагов и балок. Возвышенность прав. бер. часто отодвигается от русла, оставляя между собою и руслом займища или низменные пространства, местами шир. до 10 и более в., представляющие превосходные поемные луга. Обнажения правого бер. состоят еще в начале из меловых утесов, но в нижней половине этой части течения представляют уже обнажения плиоценовой или верхней третичной формации, а именно степные или раковистые известняки и пески, образующие обрывы и возвышенности, достигающие нередко до 300 фт. над уровнем Д. На этом протяжении весь правый б. Д. представляет почти непрерывный ряд виноградников, садов и бахчей. Лев. б., напротив, расстилается необозримою степною, низменною равниною, которая может считаться родиною так наз. черкасского рогатого скота и донских лошадей; ближайшие к руслу реки займища затопляются весенними водами и чередуются широкими полосами песчаных пространств. Наконец, за Ростовом, ниже Азова, левый берег возвышен и крут, а правый низменный; ширина реки достигает здесь от 100 до 270 саж., а глубина от 6 до 60 фут. Важнейшие из встречающихся в нижнем течении Д. мели следующие: а) Серебрянская, ниже Голубинской ст.; б) от Черкасского озера до устья рч. Карповки; в) против Нижне-Чирской ст.; г) несколько ниже хутора Веселого, в юрту Верхне-Курмоярской ст.; д) в юрту Нагавской ст.; а) несколько южнее Нижне-Курмоярской ст., и ж) в юрту Цымлянской ст. Число отмелей и перекатов увеличивается с каждым годом. Ниже Гниловской станицы, за Ростовом, Д. разделяется на рукава, и устье его образует дельту, занимающую пространство в 300 кв. в. и представляющую равнобедренный треугольник. Вся площадь дельты прорезывается двумя наиболе значительными рукавами — Каланчой и Кутюрьмой, отделяющейся от Каланчи у хутора Рогожкина. Проходящий через этот хутор меридиан разделяет дельту на две, резко различающиеся между собою части: восточную и западную; по восточной протекают Старый Д. и Каланча; эта часть дельты представляет почти вполне сформировавшийся материк с довольно возвышенными берегами, тогда как западная часть дельты, прорезанная множеством небольших протоков, называемых «ериками», состоит из многочисленной группы низменных болотистых островков. Из рек, речек и ериков, прорезывающих дельту, заслуживают внимания только следующие, составляющие устья Д., которыми он впадает в Таганрогский залив: Мертвый Донец, Переволока или Кривая Кутюрьма, Егурча, Каланча и Старый Д. — I. Мертвый Донец отделяется от Д. вправо против Гниловской ст. В расстоянии 3 в. от устья М. Д. отделяет к югу проток Нижний городской, а в 7 в. от устья — другой проток, Терновский, который, впадая в Таганрогский залив, образует гирло того же названия. Вся длина М. Д. около 30 в., ширина в 70 саж., а глубина 1½ ф. в точке отделения, но увеличивается по мере приближения к заливу, местами до 10—12 ф. При СВ ветрах, сгоняющих воду, М.-Д. становится почти безводным; зато в половодье мелкосидящие каботажные суда выходят из него в море Терновским гирлом, сокращающим путь почти на 10 вер. II. — Переволока есть непосредственное продолжение судоходной части Кутюрьмы. В расстоянии одной версты от устья она отделяет от себя узкий и глубокий ерик Перебойный и широкий, но мелководный ерик Маслов. В наиболее узкой части, не превышающей 65 саж., Переволока имет глубину в 35 ф.; но по мере приближения к морю глубина уменьшается, так что близ островов Перебойного и Маслова, при ширине в 250 саж., глубина Переволоки не превышает 10 ф. — III. Егурча отделяется от Каланчи к СЗ и лишь перед впадением в залив круто поворачивает к ЮЗ, образуя остров Перебойный. В 6 в. от устья от Егурчи отделяется влево проток Егурочка, образующий с первой и с Каланчею два острова. Средн. ширина Егурчи 50 саж., глуб. 5—10 фт.; судоходство по Егурче ограничивается мелкими судами, возвращающимися порожняком с Таганрогского рейда гирлом Переволокой. — IV. Каланчею назыв. Дон после того, как он отделил от себя широкий Азовский рукав; под этим названием Д. направляется сначала к С, затем, соединившись с Казачьим ериком, поворачивает к СЗ; близ хутора Рогожкина распадается на два рукава — Кутюрьму и Каланчу. Каланча образует с Егурчею, Кутюрьмой и Переволокой значительных размеров остров. Здесь особенное внимание обращают на себя остатки эллинга на правом берегу Кутюрьмы и прекрасно сохранившаяся запруда Каланчи, известная под названием «Петровских Забоев» (времен Петра В.) и видимых при падении уровня воды на 1 фт. ниже ординара. Верхняя часть Каланчи, от Елизаветовского о-ва до хутора Рогожкина, при сред. ширине в 100 саж. и глубине 20—50 ф., представляет хороший судоходный путь, но после распадения на два рукава Каланча, хотя остается еще судоходною, но не в такой степени, как более глубокая Кутюрьма. У точки распадения Каланча имеет ширину в 120 саж. при глубине в 35 фт.; разделившись, она сразу расширяется до 250 саж. при глубине до 7 фт. Вообще же часть Каланчи от Петровских Забоев до устья весьма мало судоходна, и по ней ходят только порожние суда. — V. Пятое из главных устьев Д. — Старый Дон направляется сперва на ЮЗ, имея среднюю ширину в 300 и среднюю глубину в полсажени; у возвышенного лев. берега, на котором расположен посад Азов, Стар. Д. поворачивает к З, суживаясь до 100 саженей при глубине до 30 фт., но затем он значительно расширяется, становится мелководным и впадает в Таганрогский залив многими гирлами, из коих главнейшая. Бирючье, Кривое, Мереновое и Донское. По мелководью всех перечисленных гирл Старый Д., некогда судоходный, был засорен турками при сдаче Азова в 1740 г., а затем процесс обмеления шел уже естественным путем. Из этого перечня видно, что из пяти устьев Д. — Мертвый Д. и Старый Дон совершенно не судоходны, Егурча и Каланча не вполне судоходны, и только Переволока может считаться вполне судоходным устьем. Чтобы попасть в Переволоку, судно, идущее из Ростова, направляется сперва по Д., близ Елизаветовской ст. входит в Каланчу, затем у хутора Рогожкина поворачивает в Кутюрьму, плывет до Переволочного ерика, где и вступает в Переволоку, сделав почти 50 вер., тогда как прямо пути не более 35 в.

Вскрытие Д. от льдов в верховьях и среднем течении происходит обыкновенно в конце марта или начале апреля и разливы реки — в конце ноября или начале декабря. В верховьях Д. становится раньше и вскрывается позднее. Весенний разлив у г. Епифани Тульской губ. не превышает обыкновенно саж. 100 в шир., а в среднем течении, близ г. Павловска Воронежской губ., шир. разлива достигает местами от полуверсты до 8 и более верст и разлив продолжается 5—6 недель. В низовьях вскрытие Д. происходит большею частью во второй половине марта, но иногда и в феврале, обыкновенно при низовых южных теплых ветрах лед проходит спокойно по фарватеру, а замерзает река в декабре, реже в ноябре и редко октябре или январе. Следующая таблица дает средние цифры, выведенные из многолетних наблюдений:

Название придонских
городов и станиц
Среднее время Сколько дней в году Дон
вскрытия замерзания свободен
от льда
покрыт
льдом
Павловск 14-е марта 25-е ноября 256 дней 109 дней
Усть-Медведицкая ст. 30-е » 15-е » 230 » 135 »
Нижне-Чирская ст. 24-е » 25-е » 246 » 119 »
Новочеркасск (Аксай) 16-е » 17-е » 246 » 119 »
Аксайская ст. 10-е » 23-е » 258 » 107 »
Ростов 1-е » 1-е декабря 271 » 94 »

Около половины марта или в начале апреля в Д. в пределах области Донского Войска начинается половодье, месяц спустя, вода немного начинает убывать, но уже через несколько дней вода снова прибывает, что продолжается недели две или три. Первый подъем воды называется ледоломным, или холодным, потому что он начинается вслед за вскрытием реки, а второй — теплым, потому что разлив обусловлен накоплением нагретой лучами весеннего солнца снежной воды. Типичная особенность Д. — это крайне неравномерная высота речного горизонта. Определив максимальный подъем реки в 23 фт. выше летнего уровня, гидрограф И. Штукенберг вычислил, что в это время несколько выше Качалинской станицы эта высота упадет с 23 до 20 фт.; на устье реки Воронежа она будет равняться только 12 или 13 ф., а под Старочеркасском — 15—16 ф. Подобное странное явление объясняется крайне неравномерным накоплением снегов в речной долине, неодинаковою скоростью течения, высотою берегов и господствующими ветрами. Во время весенних разливов Д. выступает из берегов в очень многих точках, но в особенности велик разлив по левой стороне реки близ качалинской ст.; огромный остров, находящийся между Аксаем и Д., заливается, и река приобретает вид громадного озера. Кроме этих двух периодически повторяющихся подъемов воды, в Д. бывает еще несколько неопределенных, происходящих от сильных дождей, от ветра, нагоняющего воду из Азовского моря, и т. п. Самым значительным разливом из исторически известных сопровождался весенний подъем донской воды в 1849 г., когда возвышение воды над обыкновенным морским уровнем достигало 17 арш. близ Павловска и свыше шести саж. у Качалинской ст. Самым незначительным в текущем столетии разливом сопровождался подъем воды в 1848 г. — не более 10 фт. Исключительно раннее вскрытие Д. происходит от низовых теплых ветров; тогда лед проходит по фарватеру, и разлив бывает незначительный; если же в феврале и марте господствуют сев. ветры, так что вскрытие Д. совпадает со вскрытием большинства его притоков и с прибылью, так наз. казаками, русской воды с верховьев реки, то разлив тогда бывает гораздо значительнее. Подъем воды достигал максимальной высоты еще в 1748, 1786 (почти равен 1849 г.), 1805, 1820, 1845, 1850 и 1854 гг. Все сказанное о повторных разливах относится исключительно к нижнему течению Д.; в верхних же частях Д. выше устья р. Воронежа вода после прохода льда прибывает всего только один раз и держится обыкновенно не более двух недель. Осенью горизонт воды возвышается над меженным редко более полутора арш.; то же случается в летнее время от сильных проливных дождей. При таких подъемах уровня летом и осенью Д. никогда не выступает из берегов по всему течению своему благодаря высоким берегам, которые в самых низменных местах не ниже 2 арш. Замерзание реки, если холода начинаются небольшими морозами, происходит сначала по тихим местам. Тонкий слой льда, наз. на Д. — шырешь, ломается обыкновенно ветром или течением и с шумом несется по руслу. На Д. имеются известные места (полыньи), где вода вследствие быстрого течения всю зиму не замерзает. В иные зимы от продолжительных оттепелей ломает лед иногда три или четыре раза. Такие паводки вообще довольно редки, и самые замечательные из них имели место в 1848, 1853 и 1856 гг. Вскрытие Д. начинается после прибыли воды от 3 до 4 арш. Фарватер очищается от льда большею частью на четвертый или пятый день по вскрытии реки. Переправы через Д. производятся: начиная с верховьев и до уездного гор. Коротояка Воронежской губ. преимущественно по мостам, устроенным частью на сваях, частью плавучим; ниже этого города и до устья сообщение между обоими берегами поддерживается на паромах и лодках. Во время весеннего разлива сообщение происходит исключительно на баркасах. В Ростове имеется железнодорожный мост через Д.

Судоходство по Д. никогда не достигало очень обширных размеров, хотя в старину река эта была вполне судоходна. Причины этого явления: 1) заполонение донских степей ордынскими хищниками; 2) заселение берегов Д. казаками, никогда не занимавшимися торговлею и торговым судоходством и в течение веков караулившими Д., «чтобы никто по нем ни в бударе, ни на дощанике безвестно не прокрался», и 3) постройка Козлово-Воронежско-Ростовской ж. д., пролегающей почти на всем протяжении параллельно течению реки. Единственный исторический момент довольно серьезного развития донского судоходства совпадает со временем завоевания Азова и построения крепостей на азовском прибрежье Петром I.

В глубокой древности на Д. были известны только 4-е пристани: у Каменного Коня, или Конь-камня (на устье Красной Мечи ниже г. Лебедяни), в Тешеве (ныне у. г. Задонск), в Червленном Яре (на устье р. Воронежа) и в Тане (Азове). По мере заселения придонских степей и развития местной промышленности увеличивалось и число пристаней, которых в начале текущего столетия насчитывалось всего 22, а именно: Данков, Лебедянь, Задонск, Девица (на устье), Березовка, Вилковская, Малышево, Масловка, Павловск, Верхнее и Нижнее Мамоново, Донской монастырь, Есауловка, Качалинская, Подпольная, Беляевская, Калачовская, Усть-Медведицкая, Аксайская, Новочеркасск, Нахичевань и Ростов, из них только пристани, напечатанные курсивом, сохранили свое значение до настоящего времени. Сведения официальные о движении судов и речной торговли имеются с некоторыми перерывами с 1812 по 1840 г. За это время число отправленных судов колебалось между 158 и 1127, плотов — между 81 и 761, ценность грузов — между 21/2 и 14 милл. руб.

Сильные колебания в ценности грузов объясняются, главным образом, изменением цен на хлебные продукты, так как последние составляли около 70% всей речной торговли. По Штукенбергу, в среднем ежегодно сплавлялись по Д. 545 судов и 220 плотов, при 3000 судовых рабочих, с грузом ценностью в 7800000 руб. Судоходство продолжало развиваться приблизительно до середины пятидесятых годов текущего столетия, когда число судов превышало 2000, а ценность грузов достигала 18000000 руб. Затем начинается период упадка судоходства, отчасти вследствие засорения русла разрушающимися берегами, отчасти вследствие соперничества железной дороги, проложенной почти параллельно Д. Первая из указанных причин касается преимущественно течения Д. в пределах области Войска Донского, а вторая — верхней части Д. Судоходство отодвинулось к Ю, имея высшею точкою Вилковскую пристань в 7 в. от Воронежа; явились попытки создать новые пристани, но малоудачно. В настоящее время весеннее судоходство по Д. поддерживается только начиная от Павловской пристани, а в течение всего навигационного периода судоходность Д. для больших судов ограничивается пределами от Ростова до взморья. Причины ослабления судоходности реки заключаются в следующем. Внимательное изучение русла Д. показывает, что эта река была некогда судоходна на всем своем течении, потому что повсюду, где только нет искусственных засорений в виде карчей и перекатов, Д. безусловно судоходен: ни подводных камней, ни быстрин в нем нет. Русло состоит большею частью из желтого песка; оно при правом возвышенном береге более глубокое, и течение более тихое — плес; местами русло на несколько верст почти прямое и при таких условиях для сплавки судов безопасное. Переходя от гор в луговую сторону, Д. сразу становится гораздо шире, извилистее, быстрее; появляется более отмелей, или вдавшихся в русло реки песчаных кос. Местами встречается и суводь — вид водоворотов, происходящих от того, что, перекатившись через невысокий берег колена реки, вода с быстротою поворачивает назад к руслу. Такие опасные для судоходства колена реки называются по-местному рынками. Разрушение непрочных берегов Д., состоящих из песка, мергеля, мела и т. п., началось с исчезновением из придонского края кочевников, не возводивших построек и не возделывавших земли; заступившие их место казаки и всякие «выходцы, сходцы и переведенцы» из внутренних областей предпочитали селиться по берегу Д. и его главных притоков; возделанная ими прибрежная полоса земли, по выражению местных крестьян, «поползла и проваливалась»; начались обвалы берегов вместе с растущею на них растительностью; образовались огромные овраги, по которым весною и осенью проливные дожди уносили намытую почву прямо или через посредство его притоков в Д. Разрушение берегов и обмеление Д. сказались особенно заметно в периоде кораблестроения на Воронеже, когда были вырублены миллионы десятин леса для флота и для постройки и отопления вновь построенных городов на прибрежье Азовского моря. Загрязненная река уносила ил в Азовское море, вследствие чего обмелело и взморье и донские гирла, и уже при Петре I пришлось подумать о судоходности самого устья. Огромные деревья, упав в воду вместе с частью берега, на котором они росли, ложились нередко поперек русла, заносились песком и цементировались мергелем и мелом, таким образом образовалось большинство перекатов. Против сел и станиц, где в течение почти 300 лет зимою выбрасывались на лед мусор и навоз, образовались мели; против наиболее крупных поселений образовались целые острова. Берега, обросшие лесами, упорно сопротивлялись и стремительному весеннему разливу, и напору льда; где уцелела растительность, там и берега не изменяют своих внешних очертаний. Разрушенные берега продолжают ежегодно размываться и обрушаться в русло вместе с оставшимися в них пнями, образуя корши или корчи; местами, преимущественно в коленах реки, берега просасываются водою и образуют проносы, которые с течением времени становятся настоящим руслом. В подобных проносах всегда больше корчей, чем в старых руслах. В нижнем течении Д., начиная от ст. Калача и почти непрерывно до Ростова, особенно по нагорному берегу, встречаются холмообразные площади, редко где засеянные и покрытые тощей степною растительностью из сорных трав; это так называемые суходолы, некогда превосходные луга, лет 50 тому назад распаханные и истощенные неразумным ведением хозяйства; предназначенные опять под выгон, эти суходолы, будучи лишены верхнего скрепляющего почву покрова, были вытоптаны скотом и на большом протяжении образовали так называемые качугуры или кучигоры, т. е. бесплодные сыпучие пески, с которых сев.-зап. ветры сдувают немало песку в русло. Отсюда видно, что для восстановления судоходности Д. необходимо укрепить берега посредством растительного покрова и очистить фарватер от корчей и перекатов; остальное сделает река собственными силами. Судоходство по Д., по мнению лиц, близких делу, возможно даже в верхнем течении реки. Серьезного внимания в этом отношении заслуживает попытка елецкого предводителя дворянства С. С. Бехтеева. В 1889 г. производился осмотр верхней части реки от хутора Калача до ст. Лиски Коз.-Вор.-Рост. ж. д. особою комиссиею, состоявшею из инженеров Викентьева, Раевского, Кивзана и капит. 2-го ранга Воейкова. Комиссия нашла, что осмотренный участок Д. от Калача до Лисок достаточно многоводен и несомненно судоходен, только в 35 местах требуются углубления. В то же время С. С. Бехтеев доказал практически судоходность Д. от станции Дон Орлов.-Гряз. ж. д. до Лисок, проехав это расстояние на пароходе. Результатом деятельности комиссии явилось ассигнование 17500 руб. на очистку фарватера из суммы 100000 р., отпущенной на предмет регулирования верхней части Д. В последнее время, кроме сказанного общества, начали возникать несколько обществ, задавшихся целью образовать Око-Донецкую систему, соединение Волги с Д. посредством канала и т. п., но все это пока в зародыше.

Немалым препятствием к развитию судоходства Д. является недостаток в придонских местностях лесов, сильно поредевших в конце текущего столетия и потому вздорожавших настолько, что постройка судов становится невыгодной; дело усложняется еще тем, что на Д. вследствие недостаточного устройства бечевника взводное судоходство почти отсутствует и судно, совершившее один рейс, по выгрузке продается в Ростове на дрова. На нижнем течении Д. судоходство представляется, сравнительно в удовлетворительном положении. До устройства Волго-Донской ж. д. (в 1861 г.) предельными точками этого судоходства были с одной стороны — Ростов, а с другой — Качалинская и Беляевская пристани. В прежнее время 70-верстный волок между Д. и Волгою в точке наибольшего сближения этих двух pp., между волжским посадом Дубовкой и Качалинскою пр. на Дону, имел большое значение для донской торговли. Товары привозились гужом; неоднократно делались попытки, начиная с Петра I, к прорытию канала; позднее, именно в 1846 г., построена конно-железная дорога. Со времени открытия Волго-Донской железной дороги Качалинская и Беляевская пристани постепенно уступили первенство Калачевской пристани, до того представлявшей скромный хутор на берегу Д. Привозимые к Ростову произведения, преимущественно восточных губерний, отправляются за границу и в наши порты Черного и Азовского морей, а произведения низовьев Д. и доставляемые в Ростов иностранные товары отправляются внутрь России частью по ж. д., частью же вверх по Д.

Кроме вышепоименованных, на нижн. течении Д. имеют значение еще следующие пристани: Голубинская, Нижне-Чирская, Есауловка, Потемкинская, Нижне-Курмоярская, Цымлянская, Камышатская, Мариновская, Николаевская, Богоявленская, Ведерниковская, Кочетовская, Семикаракорская, Раздорская, Новочеркасская (на Аксае), Маньщкая, Старочеркасская, Махинская, Аксайская, Гниловская, Елизаветовская, Азовская, Подпольная, Кагальницкая, донские гирла. На всех этих пристанях, со включением Качалинской, Калачевской и Ростово-Нахичеванской, грузилось в последние годы в среднем около 1400 суд. с грузом 13000000 пуд. на сумму до 10500000 руб. и разгружалось около 5000000 пуд. на сумму до 3250000 руб. Пароходство по Д. поддерживается приблизительно 25 железными пароходами, из коих 17 буксирных, 4 буксирно-пассажирские, остальные пассажирские; весною пароходы поднимаются до г. Павловска Воронежской губ. К числу судов, на которых совершается судоходство в средн. части Д., т. е. в Воронежской губ., относятся: барки, лодки и трамбаки. Барки доставляются из Дубовки на Качалинскую прист. в разобранном виде; здесь их собирают и спускают на воду. Барок известно три типа: 1) ветлугские, или гофманки, назв. по р. Ветлуге, с которой они сплавляются на Волгу к посаду Дубовке с дегтем и отсюда перевозятся на Д.; длина их до 22 с., шир. до 161/2 арш., поднимают до 12000 пуд. при осадке в 31/2 четв.; чрезвычайно удобны для верхового хода; для низового пути, при выгодах большого подъема, они, однако же, неповоротливы и требуют много рабочих. 2) Расторгуевские барки длиною до 20 саж., шир. до 13½ арш.; в низовой ход поднимают до 28000, а в верховой — до 10000 пуд., рабочих требуется до 36 чел. 3) Коломенки — наименьшие из донских барок длиною до 18 саж., шир. 12 арш., при сплаве вниз подним. до 23000, а вверх — до 7000 п. груза, рабочих треб. до 30 чел. Эти барки употребляются в донском судоходстве чаще других типов барок. Лодки строятся из местных лесов и всегда плоскодонные; длина лодок от 16 до 50 арш., шир. 6—10 арш.: сообразно величине они подъемны, легки на ходу и поворотливы; лодка — единственный тип судна, часто взгоняемого вверх и обратно. Трамбаком называются суда, строящиеся с подбором со всех сторон, длиною по килю от 22 до 33 арш., имеют палубу; первые трамбаки появились в 1842 г., и с тех пор число их увеличивалось с каждым годом. Трамбаки при сплаве грузятся б. ч. хлебами, которые насыпаются прямо в трюм; эти суда по прибытии в Ростов оснащивают и употребляют или для подвозки груза к большим судам, стоящим в Азовском море, или же на них ходят даже в ближайшие порты Черного моря. В нижней части течения, кроме перечисленных выше, употребляются те же барки, что и на Волге: мокшаны, беляны, белозерки и др.; все эти суда, из коих некоторые (беляны) поднимают до 60000 пуд., ходят только весною, в половодье; во время убыли воды пользуются полубарками (дл. до 12 с., шириною до 4 с., груз. — 4000 п.) и досчаниками (дл. до 7 саж., груз. — 7000 п.). Все перечисленные суда проходят от ворон. пристаней до Качалинской в 10 дн., а отсюда до Ростова — 20 дн. В гирлах Д. ходят также каботажные суда, число которых довольно значительно. Судорабочие нанимаются на сплавы преимущественно из жителей прибрежных селений и слобод Рязанской, Орловской и Воронежской губ., средн. комплект на судно — 35 чел., кроме лоцмана и двух его помощников. Судорабочих из бедных крестьян, нанимаемых до навигации, не знакомых с ремеслом, называют на Д. бурлаками в отличие от опытных и знающих дело, которых называют хожалыми. Рабочие цены те же, что на Волге (см).

Рыболовство, достигавшее в начале прошлого столетия огромных размеров даже в среднем течении Д., в настоящее время ограничивается почти одними низовьями, где рыбный промысел и теперь еще довольно значителен. С середины XVI столетия и до середины XVII донск. казаки были единственными хозяевами рыбных богатств Д., но частые столкновения их с острогожскими черкассами (см) в среднем течении реки и русскими переселенцами, сходцами и сведенцами на устьях, заставили правительство заняться урегулированием права казаков на рыбные промыслы в Д. Отсюда целый ряд грамот, на основании которых рыбные ловли в нижнем течении Д. утверждены за казаками. Последующими грамотами вследствие непрекращавшихся столкновений были даны правила, в силу которых запрещен лов рыбы по обеим сторонам гирл на известное расстояние и в самых гирлах возбранено ловить крючьями. Ростов. жители до присоединения этого округа к области Войска Донского вовсе лишены были права заниматься рыбным промыслом. Хотя рыболовством занимаются по всему течению Д., его притокам и в прибрежных озерах, но как специальная отрасль промышленности рыболовство в настоящее время сосредоточивается главным образом в низовых станицах Ростовского окр. — Елизаветовской с ее хуторами и Гниловской, в посаде Азове, а также в станицах Черкасского окр.: Аксайской, Старочеркасской, отчасти Александровской и Манычской, на взморье занимаются рыболовством жители станицы Новониколаевской. Нижеследующие цифры о количестве улова рыбы в 1859, 1889, 1890 и 1891 гг. свидетельствуют о положении донского рыболовства:

  Число пудов пойманной рыбы Количество пуд.
икры, добытой
из красн. рыбы
Ценность в руб.
всей добычи рыбы
и икры
Красной
рыбы
Белой
рыбы
Сельдей
штук
В 1859 г.    20000    980000    6700000 1800 1200000
» 1889 г. 15315 367293 2490775 1080½ 579141
» 1890 г. 13933 260514 3755265 694½ 572117
» 1891 г. 15296 186162 8509526 1208 520839

Рыбная ловля бывает: зимняя, весенняя и меженная. Зимний лов производится подледно, и в это время ловятся тарань, лещ, судак и др. белая рыба, но красной попадается весьма мало. Зимою промышленники из разных мест России приезжают сюда за рыбой и увозят ее во множестве в замороженном виде. Весенний лов начинается вслед за вскрытием льда, во время половодья, когда рыба устремляется из моря в пресные речные воды. В это время все породы красной и белой рыбы ловятся гораздо больше, чем зимой; в особенности же много вылавливается тарани. Рыбу весеннего улова «спеят», т. е. просаливают и сушат в особенных для этого во множестве устроенных по бер. Д. «рыбоспетных» заводах, причем красная рыба идет на приготовление балыков и добывание икры. С середины апреля или несколько позднее начинается меженный лов, и тогда особенно много ловится оселедец (Clupea alosa) и чехонь (Cyprinus cultratus); красная рыба и лещ ловятся также много, но сельди попадаются меньше, а лов тарани совершенно прекращается. Меженную рыбу не сушат, но солят в «корень» и отправляют в разные города. Ловля жемчуга открыта казаком Тимофеем Запасновым в 1807 г. близ Перекопской станицы в небольшом озерке Прорве, хотя, по-видимому, промысла из этого не образовалось.

История Д. до сих пор так же мало исследована, как и многочисленные памятники глубокой древности, которыми усеяны берега реки. Относительно доисторического времени весьма ценные сведения о Д. дает Риттер в своей «Vorhalle». Немало мифических сказаний собрано также графом Потоцким. Геродот считает Танаис «восьмою скифскою рекою». Полибию источники Д. неизвестны. На карте Пейтингера Д. хотя и впадает в Меотийское озеро (Азовское море), но истоки его лежат на какой-то горе на самом берегу океана, причем у истока его сделана на карте надпись: «Река Танаис, отделяющая Европу от Азии». Иорнанд смешивает верховья Д. с Уралом и заставляет Д. низвергаться с Рифейских гор. Немало следов древнейшего знакомства норманнов с Д. сохранилось в сагах. По Д. спускался Святослав с своею дружиною в походе на хазар. Во время путешествия Плано-Карпини, в 1246 г., берега Д. находились в ведении Тубона, шурина Батыя. Руисбрёк (Рубруквис), путешествовавший по югу России в 1253 г., сообщает о переправах на Д., которые содержали русские по приказанию Батыя и Сартака; переправа поддерживалась барками. Барбаро, рывший клады и вскрывавший курганы аданов по берегу Д., рассказывает о рыбных ватагах на Д. и Азовском мире. Контарини пишет, будто русские (московиты) признавали Д. святой рекой за ее рыбные богатства. Проезжая в качестве венецианского посла через донские степи, Контарини и спутник его, Марк Руф, ничего не видали, кроме неба и земли, не находили ни дорог, ни мостов, сами делали плоты при переправах и восхваляли милость Божию, когда достигли Рязанской области. Точно так же отзывается о Д. митроп. Пимен, проехавший здесь в 1389 г. в Царьград. В 1499 г. купцы, сопровождавшие московского посла Голохвастова, отправленного вел. кн. к султану Баязету, грузили свои товары в барки у «Каменного Коня», на устье Кр. Мечи ниже Лебедяни. В 1514 г. первый посол турецкий, кн. мангутский Феодорит Камал, и русский посол Алексеев по пути в Москву терпели недостаток и голод в придонских степях, лишились коней; их «увалило снегом, так что едва живые добрались до пределов Рязанских». При Герберштейне русские купцы грузили свои товары, отправляемые по Д. в Кафу, Азов и др. города, близ Данкова, большею частью осенью. Весьма неточны описания Нейгебауера, Избранд-Идеса, Рейтенфельса, Вебера, Юнкера и адмирала Крюйса. Более удовлетворительны сообщения о Д. Гильденштедта, Чулкова, Палласа, Деволана и Гебеля. О нижнем течении реки известно, что в глубокой древности на устье Д. существовал город Тана. Построенный греческими колонистами, он находился в зависимости от Боспорского царства. Позднее Тана, цветущий торговый город, принадлежал то венецианцам, то генуэзцам. В 1475 г. завоеванная турками Тана была переименована в Азаф, или Азов. С тех пор все посольские и торговые дела Московского государства с Крымом и Царьградом справлялись главным образом по Дону. Эта река является также колыбелью наших южных флотов — военного, возникшего здесь при Петре в 1696 г., и торгового, начало которому положено здесь Екатериною II в 1772 году по случаю учреждения донского торгового общества (на акциях) для хлебной торговли с Крымом.