ЭСБЕ/Кетле, Ламбер-Адольф-Жак

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭСБЕ(перенаправлено с «ЭСБЕ/Кетле»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Кетле
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Керосин — Коайе. Источник: т. XV (1895): Керосин — Коайе, с. 22—24 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ


Кетле (Lambert-Adolph-Jacques Quetelet) — главным образом известен как отец современной статистики. Род. 22 февраля 1796 г. в городе Генте; в раннем детстве обнаружил блестящие способности к математике и уже 18-ти лет был учителем этого предмета в своем родном городе; в 1819 г., защитив диссертацию по геометрии, был приглашен преподавателем в брюссельский Atheneum. Обратясь к изучению физики и астрономии, К., вместе с Гарнье, основал в 1825 г. «Correspondance mathématique et physique», вскоре получившую большую известность в ученом мире; в 1826 г. издал «Astronomie élémentaire», в 1827 г. — «Traité populaire d’Astronomie»; в том же году появилось в свет сочинение его «Positions de Physique», а в следующем году — «Physique populaire»; к тому же времени относится появление его книги: «Instruction populaire sur l a théorie des probabilité s» — извлечение из его публичных лекций по теории вероятностей. К. доказывал необходимость сделать ее одним из главных предметов школьного обучения. Посетив Англию, Шотландию, Швейцарию, Италию и Германию, К., в 1832 г., принял заведование построенной по его плану в Брюсселе обсерваторией; в 1834 г. избран в постоянные секретари брюссельской академии наук; преподавал также астрономию и геодезию в Ecole militaire, состоял директором бельгийского статистического бюро и председателем учрежденной по его инициативе бельгийской центральной статистической комиссии. Умер 17 февраля 1874 г.

Труды К. в области математики, физики, астрономии (издание с 1835 г. «Annales de l’observatoire» и «Annuaire de l’observatoire») и в особенности метеорологии (наблюдения над температурой Земли, работы по электричеству воздуха, наблюдения над так называемыми воздушными волнами; по его мысли состоялся в 1873 г. в Вене первый международный метеорологический конгресс и было положено начало организации систематических наблюдений над метеорологическими явлениями одновременно в разных странах) имеют несомненную ценность, но главной заслугой К. являются его работы в области статистики. Всех сочинений К. по статистике насчитывается 65. Самые важные из них: «Sur l’homme et le développement de ses facultés, ou essai de Physique sociale» (Париж, 1835; 2 переработанное издание под заглавием: «Physique sociale, ou essai sur le d éveloppement des facultés de l’homme», с предисловием Гершеля — 1869, Брюссель; первая часть этого сочинения переведена на русский язык); «Lettres sur la théorie des probabilité s» (Брюссель, 1846); «Du système social et des lois qui le régissent» (Париж, 1848; русский перевод — «Социальная система и законы, ею управляющие», СПб., 1886); «Antropom étrie ou mesure des différentes facultés de l’homme» (Брюссель, 1870).

После первых же опытов в индуктивной разработке статистического материала, в мемуарах, относящихся к 20-м годам, К. пришел к следующим общим положениям, проводимым во всех дальнейших его работах: 1) вся масса фактов, собранных и собираемых статистикой, есть временное и пространственное изменение одного из свойств или элементов того типа человека, который мы создаем себе фиктивно, но который в то же время есть настоящий тип, о сохранении которого заботится природа; этот тип, слагаемый из разрозненных черт, есть средний человек; 2) тип человека, олицетворяющий социальное тело, сохраняется в силу постоянных или только периодически действующих причин, в отыскании которых, равно как и в построении этого типа, заключается главная задача социальной физики; все частные изменения этого типа — по народам, по пространству и времени — являются следствиями сложных причин, как постоянных, периодических, так и случайных; всякое изменение совершается непременно по известным законам, которым подчинены действия постоянных и периодических причин в их разнообразных сочетаниях; 3) подобный тип, со всеми его атрибутами, должен существовать не только для человека материального, физического, но и для духовного, нравственного и интеллектуального; в том и другом отношении тип поддерживается мировыми законами, которых человек изменить не в силах; 4) все наблюдаемые нами в статистике свойства или действия — только слабые приближения к тому, что составляет атрибут типа; каждая серия, каждый ряд наблюдений есть только ряд измерений величины, точно неопределимой; чем больше таких измерений, тем более мы имеем надежды достигнуть познания истинных свойств типа, тем ближе подходит средняя величина к единице, то есть к действительности, достоверности. В главном сочинении К.: «О человеке и развитии его способностей», которое он называет также опытом социальной физики (название это, впрочем, впервые употребил не К., а Конт), предмет социальной физики определяется так: она должна изучать причины естественные и пертурбационные, которые влияют на развитие человека; должна стараться измерить действие этих причин и те изменения, какие они производят одна в другой; она только констатирует факты и явления, касающиеся развития человека, и старается познать, при помощи наблюдения, законы, которые связывают явления между собой. Вся социальная физика строится на учениях о среднем человеке и средней величине, о тожественности законов физического и духовного миров, на определении значения этих законов и, наконец, на приложении теории вероятностей к обобщениям из наблюдений. В сочинении о человеке излагается сначала учение о народонаселении; затем идет чисто физиологическое исследование о развитии в человеке веса, мускульной силы, скорости вдыхания и выдыхания, быстроты бега; далее К. рассматривает развитие умственных способностей в различные возрасты человека, говорит о помешательстве, о нравственных качествах человека, о самоубийстве и дуэлях. Излагая учение о преступлениях, К. развивает свою теорию о наклонности к преступлению (penchant au crime), которой посвящена, кроме того, еще специальная работа: «Recherches sur le penchant au crime aux différents âges» («Mémoires de l’Académie», 1831). К. находит, что каждому человеку присуща известная наклонность или склонность к преступлению, могущая, при известных условиях, превратить его в преступника (от этого представления ведет свое начало так называемая антропологическая школа криминалистов; см. Ломброзо). К. допускает, что в каждом обществе существует средняя наклонность к преступлениям, и изучает различные влияния, которые производят отклонения от этого среднего типа. Постоянство — впервые открытое К., — с которым одни и те же преступления ежегодно воспроизводятся приблизительно в том же числе и вызывают те же наказания, в тех же пропорциях, приводит К. к следующему выводу: «есть бюджет, который уплачивается с ужасающей правильностью; это — бюджет темниц, каторги и эшафотов; об уменьшении этого-то бюджета следовало бы особенно позаботиться». Письма о теории вероятностей представляют собой лучшую попытку применения этой теории к изучению явления общественной жизни; сверх того, они заключают в себе весьма ценные данные о собирании и, в особенности, обработке статистического материала, так что могут быть рассматриваемы как краткое, написанное в весьма популярной форме пособие к изучению статистики.

Значение К. в истории общественных наук вообще заключается в том, что, поставив себе задачей применить к изучению общественных явлений приемы точного наследования, которыми пользуются естественные науки, он первый показал, что человеческие деяния, подобно явлениям физического мира, подчинены известной закономерности. В области статистики К. первый — если не считать Зюсмильха, труды которого во время К. были забыты, — занялся статистикой не в одностороннем направлении так называемых политических арифметиков (см.), но стал искать философских выводов, рассматривал наблюдаемые статистикой единичные явления в жизни людей, как проявления законов, и считал исследование этих законов единственной задачей достойной статистики как науки. К., поэтому, по всей справедливости можно считать основателем новой статистики, которая — в отличие от прежде господствовавшего направления (Ахенваль — Конринг — Шлёцер), ограничивавшегося преимущественно лишь описанием явлений, — ставит себе целью исследование их причинной зависимости. Затем К. первый применил правильное статистическое исследование к явлениям духовно-нравственной жизни человека и создал тем так называемую нравственную статистику (см.). Наконец, К. усовершенствовал статистический метод, развил его, философски обосновал и применил с большим успехом в своих исследованиях. Слабой стороной К. представляется то значение, которое он придавал созданной им теории среднего человека. Теория эта имеет, несомненно, чрезвычайно важное методологическое значение, в смысле установления известной, чисто условной, вполне фиктивной величины, необходимой для сравнения, так как нельзя рассуждать об изменениях и колебаниях, не имея определенного уровня, которым бы они измерялись; но К., по-видимому, идет дальше и считает среднего человека типом, к поддержанию которого направлено все действие причин постоянных и без действительного существования которого разрушается сама возможность научного исследования данных, относящихся к человеку. Другой упрек, который можно сделать К., состоит в том, что он, вообще вполне правильно понимающий закон, как отношение сосуществования или последовательности явлений, весьма существенно удаляется от такого понимания во многих местах своих сочинений, придавая законам наблюдаемого порядка смысл законов, производящих явления, а не просто выражающих правильность их повторения и взаимной последовательности.

Весьма важное значение имела практическая деятельность К., как организатора первого международного статистического конгресса. К. был проникнут убеждением, что общественные явлении могут и должны быть изучаемы только на основании правильно устроенного систематического наблюдения, и во все продолжение своей долгой жизни упорно трудился над осуществлением этой мысли; все организаторы статистических учреждений в Европе с середины 50-х годов были его учениками, и до самого конца своей жизни, на целом ряде статистических конгрессов, с брюссельского (1862) до петербургского (1872) включительно, К. поддерживал их своей опытностью. Если в настоящее время сделалась, до известной степени, возможной сравнительная статистика (см.), то исключительно благодаря некоторому объединению принятых в различных странах способов и приемов наблюдения над явлениями общественной жизни, к каковому объединению К. постоянно стремился.

Литература. Кроме общих сочинений по истории и теории статистики, см. статью А. Вагнера в изданном под ред. профессора Янсона сборнике: «История и теория статистики в монографиях» (СПб., 1879); Ю. Янсон, «Направления в научной обработке нравственной статистики» (СПб., 1871). Полный список трудов К., в хронологической их последовательности и систематической группировке, вместе с общей критической их оценкой — в ст. профессора Кнаппа (Gr. F. Knapp, «Hildebrand’s Jahrbücher», вып. 1871 г.). Для биографии К.: Мaillу, «Essai sur la vie de Quetelet» (Брюссель, 1875); Райхесберг, «Адольф Кетле» (биографическая библиотека Павленкова, СПб., 1894; здесь же указание некоторых других источников). Для ознакомления с главнейшими результатами, добытыми К. в области нравственной статистики, может служить сочинение Ad. Wagner, «Die Gesetzmässigkeit in den scheinbarwillkürlichen menschlichen Handlungen» (ч. 1, Гамбург, 1864).

Н. Р.