ЭСБЕ/Тянь-шань

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭСБЕ(перенаправлено с «ЭСБЕ/Тянь-Шань»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Тянь-шань
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Трумп — Углеродистый кальций. Источник: т. XXXIV (1901): Трумп — Углеродистый кальций, с. 390—394 ( скан ) • Другие источники: МЭСБЕ


Тянь-Шань — обширная горная система Средней Азии, раскинувшаяся широким поясом гор на пространстве 30,5° (66°—96,5° в. д. от Гринвича) от З к В; она состоит из делого ряда хребтов, имеющих то WNW — ESE, то ENE — WSW простирание, другие же направления, а именно NE — SW и E — W, хотя и встречаются, но значительно реже и притом в хребтах второстепенного значения. По мнению проф. Мушкетова, в Т.-Шане следует признать два главных направления поднятия: NE — SW и NW — SE; первое из них — более древнее, гранитовое, производившееся еще в палеозойскую эпоху и, вероятно, одновременно с первоначальным образованием Кунь-луня; другое, сравнительно новое, наиболее сильно проявившееся в третичную и послетретичную эпохи и, может быть, еще продолжающееся и в настоящее время. Оно было результатом стяжения, направлявшегося с NE к SW и нагромоздившего складки, которые преобразили древнее поднятие в том отношении, что значительно увеличили высоту гребней, придали им другое направление и соединили многие из них в одно целое с с.-з. складками, образовав таким образом непрерывные дугообразные хребты, которые хотя и имеют различные направления в разных своих частях, но эти части геологически так тесно связаны между собой, что их нельзя выделить в разные системы, как это делает, напр., бар. Рихтгофен. Результатом последнего процесса должна была получиться весьма развитая складчатость, и действительно, вся обширная горная система Т.-Шаня от вост. пределов до Памира и Гиндукуша представляет совокупность многочисленных разнообразных по величине, но однообразных по направлению дугообразных складок, выпуклых к Ю и вогнутых к С; однообразие и правильность их нарушается только в тех местах, где нагромождавшиеся колоссальные складки встречали на своем пути массивные выходы древних кристаллических и метаморфических пород; здесь образовались так называемые горные узлы, из коих заслуживают упоминания: Джунгарский массив, достигающий громадного развития в верховьях р. Бороталы; Музарт, Хан-Тенгри, ледниковая область Ак-шийряк, массив в верховьях р. Су-самыр и др. Тарбагатайские горы, равно как и зап. их продолжение — горы Чингиз-тау и др. высоты Арало-Иртышского водораздела, относимые Рихтгофеном к так им назв. Кара-тауской горной системе, включаются проф. Мушкетовым в состав гор обширной Т.-Шаньской системы, где они образуют сев. группу хребтов этой системы. Составной частью названных гор, кроме древних кристаллических пород, являются также и более новые — мелафиры, порфириты, диабазы и др., простирание коих соответствует общему направлению гор, имеющих вогнутые, крутые, короткие сев. склоны и пологие южные. Совершенно такие же орографические и геологические отношения существуют и в хр. Боро-хоро, называемом иначе Талки, Ирян-харбут. Зап. конец его чрезвычайно неправилен вследствие столкновения его с древним Джунгарским массивом (Джунгарский Ала-тау), который вместе с горами Учкара, может быть, представляет промежуточную складку между Тарбагатаем и Боро-хоро. От перев. Талки к В Боро-хоро подымается быстро, и за верховьямп р. Джиргадты он уже почти всеми своими точками переходит за линию вечного снега; здесь он очень узок, крут, скалист и малодоступен. В верховьях Манаса Боро-хоро упирается в колоссальный горный массив Дос-меген-ора, к В от которого простирается горная страна с весьма запутанным рельефом; она довольно круто заканчивается на меридиане Урумчи, к В от которого встает громадный пик Богдо-ола, вытягивающийся в высокий, крутобокий хребет ENE простирания; хребет этот, впрочем, довольно скоро понижается и расплывается; за этим же понижением снова встают горы, которые в группе Карлык-таг достигают снеговой линии; вост. конец Т.-Шаня теряется в каменистой пустыне, близко подходя к горам Бэй-шаня. Всю эту цепь хребтов Мушкетов связывает в одну, третью, считая с С, весьма сложную систему складок, образованную главным образом метаморфическими породами; древние кристаллические породы преобладают только на крайнем В, в Карлык-таге; засим, граниты обширными массами выступают также в верховьях Каша; в ущ. Талки обнажаются гранито-сиениты и т. д.; в этом же районе Т.-Шаня имеются и выходы диабазов, мелафиров, порфиров и проч., а также еще более новых образований, а именно — додеритов. К ЮЗ промежуточную систему складок образуют Чу-илийские высоты с их NE продолжением в горах Чулак, Алтын-эмель и Аламан-тау. Затем следует Заилийский Ала-тау с его с.-з. отрогом Кандык-тау, образующий самостоятельную дугу гор. К Ю от г. Верного ее правильность нарушается гранитным массивом, сочленяющим ее со следующею, более южною, системой складок, начинающейся у г. Аулиэ-ата, под 72° в. д. от Гринвича, Александровским хребтом, продолжающейся в Кун-гэй-Алатау и оканчивающейся горами Ишки-лик и Нарат-тау под 86,5° в. д.; во всей этой цепи гор на крутых вогнутых северных склонах нередки выходы диабазов, мелафиров и проч., а в Ишкилике даже долеритов. Следующая к Ю система складок отличается наибольшею длиной, сложностью и запутанностью, так как на ней приходятся наиболее массивные выходы древних пород. Она начинается горами Кара-тау под 68° в. д., продолжается в Таласском Ала-тау, через горы Сусамыр и Каракол переходит в Терскей Ала-тау на Музарт, Хан-Тэнгри и оканчивается у города Карашара, где смыкается с горами Бэй-шаньского нагорья. Правильность ее нарушается обширными выходами гранитов в Таласском Ала-тау, на Сусамыре, Караколе, Ак-шийряке, Хан-Тэнгри и Музарте. Эта цепь гор по своим размерам в длину (19°) и в высоту превышает все другие хребтовые дуги, почему ее и следует считать главною, срединною складкою. Южнее этой последней находится целая свита складок, так назыв. Центральный Т.-Шань, из коих наибольшая составляет в то же время и южную окраину собственно Т.-Шаня. Эта окраинная складка начинается Ферганским хр. (диабазовым), переходит в горы Суёк, Теректы и продолжается в хр. Кокшал. В этой дуге граниты также выступают неоднократно. От третьей, южной группы хребтов Т.-Шань собственно отделяется таким же резким перерывом, какой наблюдается между Тарбагатаем и Джунг. Ала-тау и Боро-хоро, с тем только различием, что третичные неогеновые отложения подняты здесь на большую высоту. За ним идут снова огромные складки. Они начинаются хребтом Нура-тау, продолжаются в Туркестанском и Алайском хребтах, вместе с которыми образуют одну дугу длиной в 8,5°, заканчивающуюся у Алайкуля и характеризующуюся, подобно Т.-шаньским дугам, значительными выходами вулканических пород на сев. склонах. Почти параллельно ей идет дуга, начинающаяся горами Кара-тау (Хазрет-Султан), продолжающаяся в Гиссарском и Заалайском хр. и сталкивающаяся с первой в двух горных узлах — в верховьях pp. Зеравшана и Карамука. Далее на Ю подымаются такие же хребтовые дуги, но на плоскогорье Памира правильность их в значительной степени нарушается громадными массами выступающих здесь древних пород.

В Тарбагатае, подымающемся только в одной точке — Тас-тау — до высоты 9700 фт., вечный снег лежит пятнами; в Сауре, достигающем высоты 12000 фт., он лежит уже сплошными массами, причем низший предел его спускается на сев. склонах до абсолютной высоты 9500 фт. На северных склонах гор Боро-хоро предельная снеговая линия проходит на высоте 11500 фт.; в горах Богдо-ола на высоте 12000 фт., в Алайских горах между 13000 и 14000 фт., в Заалайском хребте на высоте 15500 фт., наконец, на Памире не ниже 16500 фт., хотя ледники и опускаются здесь до высоты 14000 фт. (ледник гр. Шереметева). Горы Т.-Шаньской системы вообще бедны ледниками. В Вост. Т.-Шане только к В от пика Богдо-ола имеется небольшой ледник; в горах Боро-хоро ледников нет, но ими сравнительно богат Центральн. Т.-Шань (ледник Петрова, группа ледников в верховьях р. Иныльчек, ледники Хан-Тэнгри, ледник Музарт), где они опускаются до высоты 11000—11500 фт. над ур. океана, Музартский же (Джипарлык) до выс. 9400 фт. В Зап. Т.-Шане ледники имеются только в верховьях Майдан-тала и Ой-гаинка в Таласском Ала-тау. В горах, примыкающих к Памиру и возвышающихся к Ю от Ферганской долины, ледников мало. Самые значительные из них Зеравшанский, опускающийся до абс. высоты 9000 фт. с горного узла Кок-су, и ледник Федченко, сползающий с массива Сель-тау; с того же массива на ЮЗ спускается и группа ледников графа Шереметева.

Все воды, стекающие с Т.-Шаня, образуют реки внутренних бассейнов. На З текут впадающие в Аральское оз.: Амударья (см.; также описание главн. притоков ее — Пянджа с Вахандарьей, Вахша, Кафирнагана, Сурсана) и Сырдарья (см., а также сл. Карадарья, Нарын, Чирчик), принадлежащий к системе Амударьи — Зеравшан (см.), к системе Сырдарьи — Талас и Чу (см.); впадающие в оз. Балхаш: Или (см., а также Илийский край, Кунгес), Каратал (см.), Лепса (см.); в оз. Алакуль — р. Эмиль (см.). На С с Т.-Шаня стекают лишь незначительные реки, которые или вливаются в озера (Боротала, Джин-хо, Кийтын в Эбинор (см.), Манас в оз. Теллинор), или теряются в пустыне (Хотуби, Сату-хэ, Архоту); из них наибольшего внимания заслуживает Манас (см.). На Ю текут реки системы Тарима (см.): Кашгардарья, Тушкандарья, Музарт, в низовьях Шах-яр, Хайдык-гол, изливающийся в оз. Баграш-кул, в свою очередь выпускающий приток Тарима — Конче-дарью (см.) и др., меньших размеров, частью уже в настоящее время не добегающие до Тарима, частью теряющиеся в сопровождающих эту реку болотах. Из альпийских озер первое место по величине принадлежит Иссык-кулю (см.), лежащему на абсол. высоте 5300 фт. и находящемуся благодаря рч. Кутемалде, впадающей в озеро и питающейся образуемым разливами р. Чу болотом, в гидрографической связи с этой последней. Засим заслуживают быть упомянутыми: Сон-куль, лежащий в котловине на уровне 9400 фт., содержащий пресную воду и при посредстве речки Койджерты сообщающийся с системой р. Нарына; Чатыр-куль, уровень коего находится на высоте 11200 фт. и общий характер которого напоминает скорее степное, чем альпийской озеро; Сайрам-нор, лежащий в глубокой котловине, на высоте 7200 фт. (согласно данным Алфераки — 6200 фт.), не имеющий стока и содержащий горько-соленую воду; небольшое моренное озеро Богдо-ола в Вост. Т.-Шане, лежащее на абсол. выс. 6500 фт., у подошвы пика Богдо-ола, и замечательное величественной красотой своих окрестностей (оно почитается священным у китайцев); наконец, памирские озера Большой и Малый Кара-куль (см.), Рянг-куль и Зор-куль (см. Памир). К Т.-шаньским озерам следует также причислить и Баграш-куль, занимающий наиболее углубленную часть обширной плоской котловины (3000 фт.), замкнутой со всех сторон разветвлениями Т.-Шаня и Курук-тага и сообщающейся с нижележащей южной равниной исключительно посредством ущелья р. Конче-дарьи, по которому эта последняя прорывается через Курук-таг; оно питается водою р. Хайдык-гола и, вероятно, многими источниками на дне; наибольшая его длина с В на З — 85 вер., наиб. ширина — 50 вер., окружность же его простирается до 220 вер.; его вода совершенно пресная.

В климатическом отношении Т.-Шань мало изучен. Простираясь от З к В на 30,5° поясом гор, раскинувшихся местами в ширину градусов на 5—8, заключая и плоскогорья, и широкие открытые долины, и высочайшие горные группы, то стоящие одиноко, то поднимающиеся среди стеснившихся вокруг них горных кряжей, Т.-Шань не может, конечно, обладать на всем своем пространстве одинаковым климатом. Особенно резко разница в климатических его особенностях проявляется при следовании через него с С на Ю, причем она выражается и флорой, когда мы переходим от густых сырых ельников и кислых лугов к высокой сухой пустыне Памира, почти лишенной растительности, и подъемом линии вечного снега. Это поступательное движение на Ю сравнительной сухости воздуха объясняется огромной высотой хребтов Т.-Шаня, встающих на пути движения влажных сев.-зап. ветров, которые достигают Памира уже значительно обедненные парами. Здесь, но главным образом — на южных склонах Памира, более доступных влажным ветрам, еще выпадают летние дожди или, в зависимости от высоты, — снега, но зимы обыкновенно бесснежны, чем и пользуются киргизы, перекочевывая сюда из хорошо орошенной, но зимой заваливаемой снегом Алайской долины. А так как вместе с тем Памир представляеть площадь, приподнятую на огромную абсолютную высоту (около 12000 фт. в среднем), совершенно обнаженную от растительного покрова, с почвой частью каменистой, частью песчаной, быстро поэтому нагревающейся, но быстро и остывающей, то ясно, что горная страна эта должна обладать климатом, отличающимся в чрезвычайной степени крайностями континентального климата: чрезмерной сухостью, значительностью суточных и годовых амплитуд, ветрами (главным образом местного происхождения), низкой температурой зимы и в зависимости от высоты над ур. океана — суровым летом. Все эти резкости памирского климата проявляются значительно слабее к С от Заалайского хр., в пределах Т.-Шаня собственно. Местами, впрочем, и здесь встречаются районы с суровым климатом (напр. долина Чатыркуля), тем не менее, условия существования человека здесь легче памирских, что, главным образом, зависит от сравнительно большей влажности воздуха, допускающей развитие травянистого покрова. Т.-Шань обнимает не только высокие хребты и возвышенные нагорья, но и глубокие долины с относительно небольшим превышением над ур. ок. Эти долины в противоположность Памиру отличаются теплым, даже знойным климатом, допускающим культуру таких нежных плодовых деревьев, как гранатовое и персиковое, и растений, как кунжут (Sesamum indicum) и хлопок. Особенно мягким климатом отличается Илийская долина, по своим климатическим особенностям благодаря обилию осадков, умеряющим образом действующих на летний зной, и защищенности от сев. и сев.-вост. холодных ветров приближающаяся к периферическим областям с теплым морским климатом. Особенно знойным климатом, но со строго выраженными континентальными особенностями обладают некоторые долины Горной Бухары, напр. Каратегинская. Наибольшее количество осадков, как и следовало ожидать, выпадает на сев. склонах передовой цепи Т.-Шаня собственно, притом в зоне между 5 и 8 тыс. абсолютного поднятия. Эта именно зона особенно богата ельниками.

Сев. склоны Тарбагатая почти безлесны, зато изобилуют лугами, южн. же — беднее травянистой растительностью, но бороздящие их ущелья поросли лиственным лесом, преимущественно тополем, ивой, Cotoneaster, Crataegus, Pyrus, с разнообразною кустарною порослью в виде подлеска, среди коей преобладают Spiraea, Berberins, Caragana, Lonicera и др. Особенно богаты лесом, притом высокоствольным хвойным (лиственница, ель), Барлыкские горы, менее Саурские альпы. Изобиловали им некогда и сев.-зап. склоны Джунгарского Ала-тау, в настоящее же время леса эти значительной частью вырублены. Хр. Боро-хоро с обоих склонов одет густыми ельниками, которые на С спускаются до абс. выс. 5500 фт. — 7000 фт.; лиственный лес встречается здесь только в долинах и состоит преимущественно из березы в верхних зонах, тополя в нижних; еще ниже преобладает карагач (Ulmus). В горах верховий Или, т. е. в долинах Кунгеса и Текеса, по преимуществу лиственные леса имеют обширное распространение и очень разнообразны по составу (береза, рябина, черемуха, тополь, осина, дикая яблоня, абрикосовое дерево и др.); в верхних горизонтах к ним присоединяются хвойные породы — ель и древовидный можжевельник (Juniperus pseudosabina), который встречается также и на сев. склонах Боро-хоро, но только здесь растет сплошными насаждениями, далее же к югу он становится главной составной частью горных лесов. Ельники встречаются во всем Вост. Т.-Шане; на крайнем В, в Карлык-таге, к ели присоединяется даже лиственница; но на Ю распространение ее так далеко не идет; крайний предел ее распространения в этом направлении находится в горах к В от Гульчи; однако на всем пространстве между этим пунктом и долиной Нарына она почти не встречается: ее здесь вытесняет Juniperus pseudosabina, который хорошо растет даже там, где луг сменяется степью. Вообще, надлежит заметить, что хр. Терскей Ала-тау служит до некоторой степени границей — к сев. преобладает луг и лес, к югу — высокая степь, на южн. скатах Т.-Шаня (хр. Кокшал) мало-помалу переходящая в пустыню со свойственной этой последней жалкой растительностью; только долина Музарта делает в этом отношении исключение, будучи одета превосходными лугами и еловыми рощами. В Алайских горах лес лиственных пород и арчи (J. pseudosabina) встречается главным образом на сев. склонах, южные же почти безлесны; впрочем, арча встречается рощицами даже в Алайской долине, ниже устья Кок-су; Заалайский хр. безлесен; нет леса и на Памире; в пределах горной Бухары лес встречается в Дарвазе, в долине Хингоба, в долине Ак-су, кое-где в Гиссарском хр., наконец, в горах Хазрет-Султан и в сев. части Байсун-тау; луга изобилуют в хр. Петра Великого и в горах Бальджуанского бекства, луговая же растительность одевает и сев. часть Баба-тага; засим вся остальная часть горной Бухары одета или степною растительностью, или представляет почти бесплодные каменистые участки. Скалы преобладают и в долине Зеравшана, в особенности в верховьях этой реки, но вообще сев. склоны Гиссарского и южн. Туркестанского богаче растительностью, чем смежные части Гиссарского бекства. Нуратинские горы безлесны и покрыты степной растительностью, хотя местами они и достигают высоты 7000 фт. Зап. оконечн. Т.-Шаня собственно — хр. Кара-тау только к В от мер. Чимкента одет в верхних горизонтах луговой растительностью, а местами и лесом, к З же он приобретает пустынный характер и только в падях покрыт степными травами и кустарниками; в этом отношении он представляет совершенную противоположность вост. оконечности Т.-Шаня — Карлык-тагу, который даже на южных склонах богат пастбищами и лесами, преимущественно тополевыми.

Из промысловых животных в Т.-Шане водятся ирбисы (Leopardus uncia), рыси, дикие кошки, каменные куницы, хорьки (Putorius sarmaticus), горностаи, барсуки, выдры, медведи (Ursus leuconyx), сурки (Arctomys dichrous), зайцы, лисицы, волки, альпийские волки, джиггетаи (Equus hemionus, в Вост. Т.-Шане), аркары (Ovis Poloï), сайги (Saïga tatarica, в Вост. Т.-Шане), антилопы-каракуйрюки (Gazella subgutturosa), маралы (Cervus maral), косули, дикие козы, кабаны.

Главная масса населения Т.-шаня — кочевники киргизы и кара-киргизы; в долинах Текеса, Кунгеса, Хайдык-гола, на сев. склонах Боро-хоро и южн. — Тарбагатая кочуют калмыки; калмыцкое же, но омусульманившееся племя дорбут населяет сев. склоны Т.-Шаня к югу от Гучэна; в горах Уркошар и Джаирских кочуют каракалмыки. Но, кроме кочевников, некоторые горные долины Т.-Шаня населяют полупастушеские, полуоседлые народности; таковы — таглыки (т. е. горцы) Хамийских гор, горные таджики верхней части Зеравшанской долины, долины Ванджа, Язгулана, Мук-су и т. д.

Литература. Реклю, «Земля и люди» (VI); Richthofen, «China», Мушкетов, «Туркестан»; Костенко, «Туркестанский край» (I—III); его же, «Чжунгария» (в «Сборнике геогр., топогр. и стат. матер. по Азии», XXVIII); Венюков, «Опыт военного обозрения русских границ в Азии»; Каульбарс, «Материалы по географии Т.-Шаня» («Зап. Имп. русск. геогр. общ.», V, 1875); Семенов, «Предисловие» ко 2 т. «Землеведения» Риттера (1859); его же, «Первая поездка в Т.-Шань до верховий Яксарта или Сырдарьи в 1857 г.» («Вестн. Имп. русск. геогр. общ.», 1858, XXIII); его же, «Поездка из укр. Верного через пер. у Суок-тюбе и ущелье Буам на зап. оконечность оз. Иссык-куля в 1856 г.» («Заи. Имп. русск. геогр. общ.», 1867); Вадиханов, «Очерки Джунга-рии» («Зап. Имп. рус. геогр. общ.», кн. I); Федченко, «В Коканском ханстве»; Куропаткин, «Кашгария»; Северцов, «Орографический очерк Памирской горн. системы» («Зап. Имп. рус. геогр. общ.», XIII, 1886); его же, «Путешествия по Туркестанскому краю и исследование горн. страны Т.-Шаня» (1873); его же, «Вертикальное и горизонтальное распределение туркест. животных»; его же, «Поездка в зап. часть Небесного хр.» («Зап. Имп. рус. геогр. общ.», 1867); Татаринов, «Поездка на Тарбагатайский хр. в 1864 г.» («Горн. журн.», 1865, II) и др. его статьи; Голубев, «Краткий отчет об Иссык-кульской эксп.» («Вестн. Имп. рус. геогр. общ.», 1860 г.. кн. 4); его же, «Заилийский край» (в «Зап. Имп. рус. геогр. общ.», 1861, кн. 3) и др. статьи; Гегель, «Путешествие в Турфан» («Изв. Имп. рус. геогр. общ., 1881, IV); Ошанин, «Каратегин и Дарваз» («Изв. Имп. рус. геогр. общ.», 1881, кн. 1); Венюков, «Замечания об оз. Иссык-куль и р. Кашкар»(»Вестн. Имп. рус. геогр. общ.", 1860, XXX): его же, «Очерки Заилийского края» («Зап. Имп. рус. геогр. общ.», 1861): Потанин, «Очерки Сев.-Зап. Монголии» (I); Пржевальский, «От Кульджи за Т.-Шань и на Лобнор»; его же, «Третье путешествие в Центр. Азии»; его же, «Четвертое пут. в Центр. Азии»; Певцов, «Путевые очерки Чжунгарии». его же, «Труды тибетской экспедиции» (I); Богданович, «Геологические исследования в Вост. Туркестане» («Труды тиб. эксп.», II); Г. Е. Грум-Гржимайло, «Le Pamir et sa faune lépidoptérologique» («Mémoires sur les lépidoptères», red. par N. M. Romanoff, т. IV); его же, «Описание путешествия в Зап. Китай» (т. I); Алфераки, «Кульджа и Т.-Шань» («Зап. Имп. рус. геогр. общ.», XXIII); Краснов, «Опыт истории развития флоры южной части Вост. Т.-Шаня» («Зап. Имп. рус. геогр. общ.», XIX); Игнатьев, «Предвар. отчет об эксп. для исследования горн. группы Хан-Тенгри» («Изв. Имп. рус. геогр. общ.», 1887, II); Иванов, «Верховья сист. Таласск. Ала-тау» («Изв. Имп. рус. геогр. общ.», 1881, 3); его же, «Путешествие на Памир» (там же, 1884, 3); Сорокин, «Путешествие по русскому Т.-Шаню в 1884 г.» (т. же, 1885); Св. Гедин, «В сердце Азии».

Г. Е. Грум-Гржимайло.