ЭСГ/Поццо-ди-Борго, Карл Андрей

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭСГ
Перейти к навигации Перейти к поиску

Поццо-ди-Борго
Энциклопедический словарь Гранат
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Поляновский мир — Пуазель. Источник: т. 33 (1916): Поляновский мир — Пуазель, стлб. 167—168 ( скан ) • Другие источники: ВЭЛ : МЭСБЕ : РБС : СЭС : ЭВМН : ЭСБЕ : OSN


Поццо-ди-Борго, Карл Андрей (1764—1842), корсиканец, русский дипломат. Адвокат по образованию и профессии, П. в качестве представителя Корсики в законодательном собрании 1792 г. занял место на скамьях жирондистов. Примкнув к дворянской корсик. партии, он был поставлен конвентом вне закона, и с этого момента началась его неустанная, по выражению современника, „великая вендетта“ против революционной Франции, a затем и против порожденного ею Наполеона. Поклонник Цезаря и популярного в эпоху террора Тацита, почитатель маккиавелевых комментариев к Титу Ливию, П. видел „во всей истории лишь две государственные формы, достойные изучения, это — римскую империю и французскую монархию“. Председатель корсик. государственного совета, он после занятия о-ва французами (1796) начал скитальческую жизнь при дворах Европы; в Лондоне и Вене, в Петербурге, везде, где только враждовали с Францией, он вел свою борьбу, умея „лучше говорить и лучше ненавидеть“, чем кто-либо другой. Война 1812—14 гг. приблизила П. к Александру, его настойчивости союзники были обязаны в некоторой степени тем, что решено было войти в пределы Франции. Начало реставрации было и началом длительной (1814—1839) и влиятельной дипломатической карьеры П., сначала при французском, a затем при английском дворах. „Сохранение общественного порядка от напора идей и действий революционных“ — это была та мягкая формула, следуя которой, П. приветствовал все репрессии эпохи реставрации и бил тревогу при малейшем оказательстве либерализма. Неудивительно, что одна лишь Франция (до 1830 г.) казалась ему возможною союзницею России. Франция после июльской революции и Англия после Bill of reform внушили ему опасения за будущее европейских монархий, и он видел в консервативном блоке России с Австрией и Пруссией единственное их спасение. В частности он боролся и против предоставления конституции Греции, но здесь победил не он, а Пальмерстон. О нем см. Ouvaroff, „P. et Stein“ (1846); Maggiolo, „Corse, France et Russie“ (1890). Дипломат. переп. П. начата печатанием в „Сборн. Р. И. О.“, тт. 112, 119, 127.

С. В.