ЭСГ/Чили

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< ЭСГ
Перейти к навигации Перейти к поиску

Чили, республика на юго-западе Южной Америки, площадью в 763.500 кв. км., занимает узкую (в среднем 150—200 км.), к северу постепенно расширяющуюся (самое широкое место прибл. 330 км., под 23° ю. ш.), полосу материка между Великим океаном и Кордильерами (которые входят в страну своей западной стороной) и прилегающие архипелаги: Огнеземельский (см. Огненная земля) и Чилийский (см.), растянувшись с юга на север, от м. Горн до р. Сама у залива Арика, на целых 39° (от 17°15′ до 55°55′ ю. ш.), или 4.300 км. Кроме того, в состав Ч. входят расположенные в Великом океане группы мелких вулканических о-вов Десвентурадос и Жуан-Фернандец (относительно недалеко от американского материка) и о. Пасхи (на расстоянии 38° долг. — пр. 3.800 км., уже в пределах Полинезии). На сев. Ч. граничит (по р. Сама и дальше по условной линии) с Перу, а на вост. — с Боливией и Аргентиной, при чем условная пограничная линия в средней части страны проходит по гребню водораздельного хребта Кордильер, а на С. и на Ю. отступает к вост., так что высочайшие пограничные точки остаются за Ч. На 52° ю. ш. пограничная линия круто заворачивает на восток и идет сначала прямо по параллели, а потом несколько сворачивает к юго-востоку до м. Пунта-Дунгенес на Атлантич. океане, при входе в Магелланов пролив, оставляя за Ч. всю южную оконечность материка; от м. Эспирито Санто, южнее входа в Магелланов пролив, условная граница с Аргентиной идет прямо по меридиану, пересекая главный остров Огненной Земли до канала Бигль, и дальше сворачивает по этому проливу на В., оставляя за Ч. все южные о-ва Огнеземельского архипелага с о-вом и м. Горн. Таким образом, в руках Ч. остаются оба берега Магелланова пролива на всем его протяжении.

По устройству поверхности — Ч. сплошь возвышенная и по преимуществу гористая страна. По своей природе, населению и экономическому характеру Ч. легко разделяется на 3 части — северную, Атакамскую, среднюю, собственно Ч., и южную, Патагонскую; рельеф и строение этих весьма различных частей имеют много общих черт, особенно хорошо выраженных в средней части страны, где собственно и возникла и развилась испанская колония (впоследствии государство) Ч. Часть эта простирается пр. от 30° ю. ш. (в пров. Кокимбо) на С. до пролива Чакао и зал. Релонкави (ок. 41½° ю. ш.) на юге; здесь расположены 16 наиболее плодородных и населенных провинций государства. По рельефу страна распадается на Береговые Кордильеры на З., Чилийскую продольную долину в середине и собственно Кордильеры, или Анды (Cordilleras de los Andas), на В. Береговые Кордильеры представляют вытянутый вдоль берега океана, то более узкий (на Ю.), то более широкий (на С.), горный кряж с плоско-волнистой поверхностью с вершинами от 1 до 2 т. м. высоты (высочайшая точка Серро-де-Робле у северной границы достигает 2.210 м.); по происхождению — это хорст, состоящий в главной своей массе из древних изверженных (гранит, сиенит) и архейских метаморфических пород (слюдяных сланцев, кварцитов); только близ моря местами встречаются богатые углем мезозойские (преим. меловые) пласты, прикрытые сверху позднетретичными морскими наносами, — очевидно, массив испытал относительно недавнее погружение с последовавшим (неполным) поднятием. На В., внутрь страны, Б. Кордильеры спускаются уступами, а на З. к океану обрываются круто, образуя местами высокую, на Ю. одетую густым лесом, а севернее б. или м. голую стену, прорезанную, кое-где даже рассеченную на части, глубокими долинами рек, текущих изнутри страны; в немногих местах эти реки намыли узкую колосу песчаного пляжа и образовали лагуны (напр. лаг. Букалема близ устья р. Маипо), служащие для добывания соли. Вследствие этого берег на большом расстоянии лишен природных гаваней; имеющиеся бухты неглубоки и открыты либо южным, либо северным (Вальпарайсо) ветрам; только в затопленных морем устьях некоторых рек (напр. Калле-Калле) имеются удобные порты (напр., Корраль — аванпост Вальдивии, или военная гавань Талькауано).

За Береговыми Кордильерами к В. лежит средоточие сельскохозяйственной и промышленной жизни республики, — „Чилийская Продольная долина“, — ряд приподнятых, разделенных невысокими порогами котловин до 40 слишком км. в диаметре, постепенно повышающихся с Ю. от залива Релонкави на С. до г. Сант-Яго (569 м.); под 33° с. ш. весь ряд замыкается поперечным хребтом Куэста де Чакабуко, отходящим до Анд и сливающимся с Береговыми Кордильерами. Дно Продольной долины покрыто толстым (местами до 100 м. мощностью) слоем новейших наносов (продуктов разрушения соседних гор) и орошено многочисленными реками, стекающими с западного склона Анд; почва долины чрезвычайно плодородна и только на самом юге покрыта обширными болотами („ньядис“). На В. Продольная долина замыкается предгорьями Анд, в которых вытекающие из гор реки прорезали короткие и глубокие поперечные долины; в южной половине здесь лежат, выступая иногда и в Продольную долину, многочисленные и очень живописные озера.

Севернее Куэста де Чакабуко, в пров. Аконкагуа и Кокимбо Продольная долина отсутствует. Береговые Кордильеры расширяются и сливаются с подступающим к ним с В. отрогами Анд, образуя сплошную горную страну, разделенную глубокими долинами текущих с В. рек на короткие поперечные хребты, круто обрывающиеся к морю. Склоны хребтов и долины покрыты растительностью и плодородны, особенно в южной богато орошенной пр. Аконкагуа.

Чилийские Анды (ср. XXV, 173) — могучие, молодые (сложились в третичный период) складчатые горы со множеством древних и новейших излияний лавы и вулканов, — на всем протяжении представляют высокую, вечно-снежную стену, замыкающую Продольную долину с В. и видны издалека при подъезде к Ч. с моря поверх Береговых Кордильер. Особенно высоки они в своей северной части. Здесь, хотя и в пределах Аргентины, но у самой чилийской границы, поднимаются высочайшие вершины всего материка: Мерседарио — 6.800 м. и Аконкагуа — 7.010 м., а несколько южнее, на чилийско-аргентинской границе, — оспаривающий у Мерседарио второе место Тупунгато (6.850 м. по одним, 6.710 и 6.500 м. по другим данным); дальше к югу, по границе с Аргентиной идет ряд высоких, постепенно убывающих вершин (Сан-Хозе — 5.900 м., Маипо — 5.336 м., Тингвиририка — 4.480 м. или 4.238 м., Кампанарио — 4.002 м., Ланин — 3.774 м., Тронадор — 3.400 м.), из которых большинство (напр. Сан-Хозе, Маипо, Тингвиририка, Ланин) — потухшие вулканы. Другой ряд вулканов меньшей высоты, частью потухших, частью действующих, тянется несколько западнее, в пределах самого Ч.; таковы (с С. на Ю.): Дескабезадо (3.900 м.), Дескабезадо-Чико (3.330 м.), Азу или Сан-Педро (3.600 м.), Чильян (2.904 м., действ.), Лонкимай (2.952 м.), Льяйма (3.050 м., действ.), Вилларика (2.905 м., действ.), Озорно (2.550 м.) и Кальбукко (1.691 м.), прославившийся своими грозными извержениями. Чилийские Анды пересечены целым рядом перевалов, из которых многие имеют для Ч. важное значение как торговые пути в Аргентину и к берегам Атлантического океана; перевалы эти, очень высокие на С., чем южнее, тем становятся ниже: так, знаменитый перев. Валле Гермозо (между Мерседарио и Аконкагуа), который прошел с войском освободитель Ч. Сан-Мартин, имеет 3.637 м.; не менее известный, доступный для колесного сообщения пер. Успалатта (близ Аконкагуа), под которым поср. туннеля проходит северная Трансандийская жел. дор. из г. Вальпарайсо в Буэнос-Айрес — 3.927 м., пер. Диаманте (близ вулк. Маипо) — 3.423 м.; пер. Плончон (пров. Курико) — 2.854 м.; пер. Копульве (бл. вул. Антуко) — 2.089 м.; между верховьями р. Бил-Био (Ч.) и Алюмине (Аргентина) Анды, понижаясь до 1.370 м. (пер. Арко), образуют почти незаметный переход с З. на В., через который предположена постройка ж. д. из порта Лебу (Ч.) в г. Запала (Аргентина); через пер. Вилларика (бл. вул. Ланин), 1.240 м., проходит южная Трансандийская ж. д., пересекающая материк от г. Талькауано (Ч.) до г. Багиа-Бланка на Атл. океане; на юге пер. Перес Розалес (к С. от Тронадора) имеет всего 980 м. высоты. В противоположность высоте вершин и перевалов, снеговая линия, в связи с возрастающей влажностью, быстро, хотя и постепенно, понижается от сев. к югу, а вместе с тем возрастает и количество и размеры ледников: так, под 30° ю. ш. она лежит на 4.900 м., на Аконкагуа (32°33′) — на 4 тыс. м., под 36° ю. ш. (вул. Кампанарио) — на 3 тыс. м., под 37°21′ (вул. Антуко) — на 2 т. м., и на Тронадоре (ок. 41°10′) — на 1.500 м. При этом на С. даже на Аконкагуа ледники почти не играют роли в ландшафте, а на склонах Тронадора лежат громадные глетчеры, грохочущие обвалы которых и дали повод к его названию („Громовник“).

Северная часть Ч., занимающая пров. Атакама, Антофагаста, Тарапака и Такна, значительно отличается от среднего Ч. Продольной долины здесь нет; поперечные хребты, идущие от Анд к морю в пров. Кокимбо, в южн. части пров. Атакама становятся все короче и быстро сходят на нет, а у моря вновь появляются Береговые Кордильеры; расстояние между ними и Андами постепенно увеличивается, достигая максимума под тропиком, в пров. Антофагаста, а затем постепенно уменьшается к С. Место Продольной долины занимают вытянутые с сев. на юг на сотни километров узкие плоскогорья, ступенями поднимающиеся к Андам. Последние носят тоже иной характер: уже на широте Аконкагуа Анды дают ряд параллельных цепей, а дальше к северу они расширяются на сотни км., образуя высокое (3—4 т. м.) плоскогорье — „пуна“, на котором по краям и внутри разбросаны отдельные вулканы и высокие горные хребты; южная, самая высокая часть этого плоскогорья — „Пуна-де-Атакама“ — представляет бесплодную, песчано-каменистую, высокогорную пустыню с холодным и суровым климатом, почти лишенную населения. Значительный кусок этой Пуна-де-Атакама (под шир. 23—24½° ю. ш.) принадлежит Ч., вдаваясь клином между Боливией и Аргентиной. К С. и к Ю. отсюда Ч. принадлежит только высокий край Пуны с сидящими на нем вершинами; таковы по границе с Аргентиной и Боливией горы Серро-Инкахуасси (6.620 м.), С. Лагуна-Брава (5.338 м.), С. Азуфре (5.630 м.), Льюльяйльяко (почти 6.620 м., вулк.) — на юге и Ликанкаур (6.000 м.), Ойягуа (5.560 м.), Лирима (5.830 м.), Паринакота (6.376 м.), Помарапе (6.250 м.) и Такора (6.010 м.) — на сев.; внутри страны здесь тоже имеются громадные вершины, напр. С. Ласкар (5.870 м.), С. Пуляр (6.340 м.) и С. Мениквец (5.900 м.) на Пуна-де-Атакама. С. Де-лос-Леонес (5.868 м.), Копиапо (6.072 м.) и г. Св. Петра и Павла (5.920 м., второй по высоте действующий вулкан в мире); на первом уступе к З. около последнего вулкана находится знаменитый перевал Аскотан (440 м.), через который проходит жел. дор. из г. Антофагаста на Тихом океане в лежащий среди Пуны крупный горнопромышленный центр Боливии г. Оруро; другая ж. д., соединяющая тихоокеанский порт Арику с столицей Боливии Ля-Паз, идет через пер. Такора (4.180 м., близ г. того же имени); лежащий на юге Пуны пер. Св. Франциска (4.700 м.) послужил, между прочим, дорогой для завоевателя Ч. Альмагро. Вообще, перевалы в этой части Анд чрезвычайно высоки (б. ч. выше 4 т. м.) но, благодаря тому, что снеговая линия лежит здесь тоже очень высоко (4½—5 т. м.), открыты для движения круглый год; по той же причине постоянный снеговой покров имеют здесь только самые высокие вершины. Ступенчатая возвышенная страна, лежащая между Андами и Б. Кордильерами, в большей своей части представляет песчано-глинистую пустыню, известную под общим названием пустыни Атакамы; сев. часть ее называется Пампа де Тамаругаль, южная — собст. Атакама. Уступы, из которых состоит эта страна, сложены породами мезозойского возраста, как осадочными (известняк), так и изверженными, и прикрыты третичными морскими глинами, поверх которых лежит еще толща современных наносов, как ледниковых (валунных), так и эоловых; породы эти чрезвычайно богаты различными солями (хлористыми, сернокислыми, азотнокислыми), которые, вследствие сухости климата, не вымываются и не уносятся, а остаются на месте. Поверхность Атакамы (в широком смысле) волнистая, с отдельн. холмами мягких очертаний, совершенно лишенная растительности; только на сев. в пров. Такна и на юге к Ю. от г. Копиапо пустыня сменяется сухою степью. Верхний уступ, лежащий на высоте 2.500—3.000 м., по краю обставлен отдельными, довольно высокими (до 4 т. м.) горными хребтами (напр. Сиерра-де-Сарапана), С.-де-Хуатаконда (с отдельными, более высокими вершинами), Донья-Инес (5.092 м.). На его поверхности, как и на соседней Пуна-де-Атакама, разбросаны многочисленные солончаки (салярес) внутри с солеными озерами, увеличивающимися во влажное и уменьшающимися в сухое время года (напр. Саляр-де-Аскотан на Пуне, С.-де-Педерналес, С.-де-Борато, С.-де-Атакама на верхнем уступе); они занимают огромные площади (С.-де-Педерналес 30 т. гектаров, С.-де-Атакама в несколько раз больше) и служат источником весьма значительной промышленности (добыча буры и поваренной соли). Самая нижняя, примыкающая к Бер. Кордильерам ступень имеет высоту 1.000—1.100 м. и содержит богатейшие залежи селитры — главное богатство Ч. — расположенные у подножья Береговых Кордильер; ступень эта до известной степени соответствует Продольной долине Средн. Ч. и по ней проходит жел. дор., прорезывающая страну с С. на юг, от г. Писагуа до г. Пуэрто Монт на З. Релонкави (на протяжении почти 22° широты). Снега Анд и краевых хребтов питают немногочисленные реки, которые, спускаясь на нижнюю ступень, прорыли себе глубокие зияющие ущелья, единственные места в Атакаме, где имеется сколько-нибудь значительная растительность. Вступая на нижнюю ступень, эти реки вскоре исчезают — часть их воды разбирается на искусственное орошение, создавая по восточной окраине пустыни, у подножья гор, поселения — озазы, а большая часть уходит в землю, образуя слой пресной грунтовой воды, извлекаемой во многих местах Атакамы путем артезианских колодцев. Если не считать полусоленой р. Лоа, отделяющей Пампа-де-Тамаругаль от собств. Атакамы, на всем протяжении от Писагуа до Копиапо ни одна река не достигает моря; севернее и южнее реки достигают моря лишь в дождливое время года, и только в пр. Такна на С. и Кокимбо на юге имеются первые постоянные водостоки. Береговые Кордильеры здесь, в отличие от среднего Ч. состоят почти целиком из архейских, часто эруптивных пород и содержат богатейшие залежи меди и тоже очень богатые, хотя уже значительно истощенные, залежи серебра. Высота Б. Кордильер, равно как и ширина их, в средней части страны в пр. Антофагаста довольно значительная (до 2.600 м.), постепенно уменьшается к Ю. и к С.; севернее г. Икике они имеют не более 1.200 м. высоты и очень узки; наконец, на самом С., в пр. Такна они имеют не более 400 м. высоты, так что являются как бы первым уступом лежащей за ними ступенчатой страны. Вид их с моря еще более мрачный и угрюмый, нежели в Ср. Ч., так как склоны их совершенно лишены растительности; береговая линия почти так же мало изрезана и лишена природных гаваней, как и там. Только в одном месте к С. от г. Антофагаста в море перед Береговыми Кордильерами расположен короткий, но сравнительно высокий выступ п-ов Мейльонес с верш. Морро-Морено (1.270 м.) — обломок лежавшего западнее Б. Кордильер горного хребта. В неглубоких вырезах берегов и на узкой песчаной полосе, местами сопровождающей горы, расположились значительные портовые города и городки (Хуаско, Кальдера, Чаньяраль, Тальталь, Антофагаста, Мейльонес, Токопилла, Патиллос, Икике, Писагуа и др.), от которых вглубь страны и идут поречные „селитряные“ жел. дор., по б. ч. впадающие в Продольную жел. дор.

В противоположность северной части, южная часть Ч., занятая западной, чилийской частью Патагонии, сильно изрезана морем. Продольной долины здесь нет; она заменена меридиональными проливами („каналами“): Анкуд, Корковадо, Мораледа, Элефантес, Чип, Мессиер, Консепсион, Смита и др., разделенными низменным перешейком Офква на п-ве Таитао; дальнейшим продолжением их можно считать западную часть Магелланова пролива и канал Барбара, который связывает эту более или менее меридиональную систему с широтными „каналами“ Дарвина и Бигль. Бер. Кордильеры представлены крупными и мелкими островами Чилийского и Огнеземельского архипелагов, лежащими к З. и Ю. от перечисленных проливов, и выступающим в море п-вом Таитао. Все они состоят частью из гранита и др. массивно-кристаллических пород, частью из кристаллических сланцев архейского возраста, высоки (г. Энсинас на п-ве Таитао, 1200 м.) и снизу до верху покрыты мрачным, непроходимым лесом; только самый большой северный о-в Чилоэ много ниже и в значительной мере сложен из третичных отложений. Патагонские Анды, в отличие от средне-чилийских, не представляют непрерывного горного поднятия; они тянутся несколькими параллельными грядами и на всем своем протяжении разбиты и рассечены на части глубокими понижениями, доходящими до уровня океана и ниже. Вся западная сторона материка (как и прилегающие острова) разбита трещинами, идущими в двух взаимно-перпендикулярных направлениях — на сев.-восток и на юго-запад; долины, расположенные по этим трещинам, заняты морем, которое глубоко врезается в материк, образуя длинные и узкие заливы, типичные фиорды, по своей грандиозности и живописности не уступающие фиордам Норвегии (напр., „каналы“ Айзен, Св. Франциска, Бэкер и др.). На самом юге материка заливы эти значительно шире и вдаются так глубоко, что пересекают всю систему гор до Патагонского плоскогорья (зал. Ворслей, Скиринг, Отуэй, центральная часть Магелланова пролива, зал. Инутиль на Огненной Земле), разбивая горы на высокие полуострова (Муньоц-Гомеро, Брунсвик) и о-ва (Риэско между зал. Отуэй и Скиринг, Даусон в Магеллановом проливе); глубокие фиорды занимают здесь долины Анд (зал. Последней Надежды, з. Обструкции на материке, з. Адмиралтейства на Огненной Земле). Восточная сторона Анд в свою очередь разбита глубокими опусканиями по трещинам, давшими начало большим патагонским озерам; главная масса их лежит в Аргентине, но целый ряд (в том числе самые крупные — Буэнос-Айрес и Сан-Мартин) равно принадлежат как аргентинскому, так и чилийскому склону. Из этих озер и из восточных предгорий вытекают реки, которые прорезывают Анды во всю их ширину, образуя глубокие ущелья, открывающиеся в фиорды западного побережья грандиозными, напоминающими раскрытые ворота, устьями („амбрасо“). Патагонские Анды еще очень мало исследованы. Насколько мы их знаем, по высоте они значительно уступают средне-чилийским, нигде не достигая 4 т. м. Высочайшие вершины расположены то в глубине страны (г. Фицрой 3.340 м., г. Агассица 3.170 м., г. Св. Лоренцо 3.660 м.), то почти у самого моря (г. Св. Валентина 3.780 м., г. Ареналес — 3.340 м.); на юге они ниже (С. Паине — 2.840 м. на материке, г. Сармиенто 2.070 м. и г. Дарвина 2.100 м. на Огненной Земле). Большинство их, вероятно, потухшие вулканы. Несомненные вулканы, как потухшие, так и действующие, лежат здесь в сев. части страны, у моря, на продолжении ряда Озорно, Кальбукко и др.; таковы, напр., Яте (2.124 м.), Минчимавида (2.470 м.), Янтелес (2.050 м.) и действующий Гуэки (против о. Чилоэ). Благодаря большой влажности и обилию осадков снеговая линия в патагонских Андах лежит очень низко: от 1.360 м. на С. против о-ва Чилоэ она быстро спускается до 1.000 м. (на г. Св. Валентина), а на юге на г. Сармиенто лежит всего на 260 м. над ур. моря. Вследствие этого и ледники здесь достигают громадных размеров и спускаются чрезвычайно низко, в область вечнозеленых лесов, на г. Св. Валентина, на 44°33′ (прибл. широта Генуи или Севастополя), ледник спускается в береговую лагуну Сан-Рафаэль, а на юге могучие глетчеры доходят до самого моря. Развитие ледников на отдельных вершинах здесь необычайно сильно, а к югу от фиорда Бэкер, прибл. до 50° ю. ш., лежит еще почти не исследованная область сплошного оледенения, напоминающая времена ледниковой эпохи. Современные ледники представляют, однако, только слабые остатки древнего оледенения, которое охватывало, постепенно уменьшаясь к С., всю Патагонию и значительную часть Среднего Ч.; следы древних ледников встречаются и гораздо севернее (даже в Пуна-де-Атакама). К В. от Анд Ч. принадлежит значительный участок Патагонского плато, расположенный по обоим берегам восточной части Магелланова пролива (на материке и на большом острове Огненной Земли) — невысокое до 280—300 м. плоскогорье, состоящее из горизонтальных пластов третичного периода, прикрытых сверху валунным суглинком ледникового происхождения и представляющее травянистые пространства, пригодные для овцеводства. Так как Анды — горы молодые и к тому же богатые вулканами, во всем Ч. с юга до севера очень часты землетрясения, как местные, захватывающие небольшие участки, так и более общего, тектонического характера, охватывающие огромные районы и дающие отзвуки по всему земному шару; наиболее часты они на С., в пров. Такна, близ зал. Арика и в некоторых местах среднего Ч. Чилийцы различают два типа землетрясений — „тремблор“ — относительно легкие, однако заметные по качанию предметов, дребезжанью стекол и т. д., толчки, сравнительно очень частые (в Сант-Яго в среднем 22 в год), и гораздо более редкие „терремото“ — катастрофические сотрясения, сопровождающиеся разрушительными последствиями, напр., землетрясение, разрушившее г. Вальпарайсо в авг. 1906 г. (последнее разрушительное землетрясение в Ч. было в ноябре 1927 г.). В связи с этим для жилья в Ч. возводятся преимущественно легкие постройки; наиболее стойкими (как это ни странно) считаются дома из „адобе“, крупных кусков необожженой глины.

Климат Ч., вследствие громадности протяжения по долготе, весьма различен, начиная от почти жаркого в северных, лежащих за тропиком, провинциях и до умеренного по берегам Магелланова пролива; огромное влияние на него оказывает умеряющее крайности соседство океана и охлаждающее действие холодного Гумбольдова течения, сопровождающего берега Ч. прибл. от 50° ю. ш.; кроме того, вдоль самого побережья существует, повидимому, еще подъем холодной глубинной воды, еще более охлаждающей прибрежные воды. Прямым следствием из этого является резкое преобладание в Ч. западных ветров — юго-западного и сев.-зап., переходящего в северный (на севере); пониженная, защищенная Береговыми Кордильерами Продольная долина характеризуется почти полным безветрием. Все это делает климат Ч. (в особенности его северной, тропической части) не по широте холодным и вместе с тем (за исключением высокополярных местностей в роде Пуна-де-Атакама) мягким морским, с прохладным летом и теплыми зимами. Ни в одном пункте, как на побережьи, так и внутри страны, средние годовые температуры не достигают +20°, за исключением лежашей в особо благоприятных условиях Антофагасты (+20,3°), при чем, с передвижением на юг, температура убывает чрезвычайно медленно и постепенно, так что лежащий в Магеллановом проливе г. Пунта-Аренас (53°10′ ю. ш.) имеет ср. год. темп. +6,3° (в отд. годы +7,3°); лежащие у моря: Арика (18°25′ ю. ш.) имеет сред. год. темп. +19,7°, Икике (20°25′ ю. ш.) +18,3°, Кальдера (27°05′ ю. ш.) +16,4°, Вальпарайсо (33°01′ ю. ш.) +14,3°, Конститусион (35°20′) +13,6°, Вальдивия (39°49′) +11,6°, Анкуд (41°28′, на о-ве Чилоэ) +10,4°; внутри страны — Копиапо (27°22′ ю. ш., 395 м. над ур. моря) +16,4°, Сант-Яго (33°97′ ю. ш., 530 м. над ур. м.) +13,6°, Талька (35°26′ ю. ш., 15 м. над ур. м.) +13,4°. Точно так же разница между ср. темп. самого теплого и самого холодного месяца (прежде всего определяющая континентальность климата) нигде не достигает 15°, несколько повышаясь с передвижением внутрь страны; так, в Арике ср. темп. самого теплого месяца +22°, самого холодного +17,3° (разница 4,7°), в Икике соответ. +21° и +15,9° (разн. 5,2°), в Кальдере +20° и +12,6° (р. 7,4°), в Вальпарайсо +17,3° и +11,4° (р. 5,9°), в Конститусионе +17° и +10° (р. 7°), в Вальдивии +16,4° и 7,2° (р. 9,2°), в Анкуде +13,6° и +7,7° (р. 5,9°), в Пунта Аренас +10° и +1.9° (р. 8,1°), в Копиапо +21° и +11,8° (р. 9,2°), в Сант-Яго +19,9° и +7,5° (р. 12,4°), в Талька +21,2° и +7,2° (р. 14°) и в Консепсионе +17,3° и +10,2° (р. 7,1°). Из приведенных цифр ясно также и то, что смягчение климата в Ч. происходит, гл. обр., за счет уменьшения летнего зноя, при чем в северной, лежащей за тропиком и близ него части страны и зима холодна совершенно несоответственно широте и что с передвижением на юг это несоответствие постепенно сглаживается. Некоторая континентальность климата внутренних частей страны сказывается в значительных суточных колебаниях температуры, доходящих в отдельных случаях до 20 и даже до 30°. Ночи во внутреннем Ч. или всегда прохладные, или даже холодные, особенно летом, что объясняется спускающимися с Анд охлажденными слоями воздуха. Так как в странах с жарким и теплым климатом холодный ветер является иссушающим, северная часть Ч., за исключением высоких Анд с их холодным климатом, совершенно лишена осадков (в Арике, напр., дождь идет раз в 10—20 лет, и количество осадков равно нулю, в Икике — раз в 2 года, и общее годовое количество осадков 0,5 мм., доходя в счастливые годы до 1,5 мм.; даже на юге пров. Атакамы, в Кальдере и Копиапо дожди идут не чаще 2 раз в год, и среднее годовое количество осадков 8—9 мм. С передвижением на юг, количество дождливых дней и осадков, выпадающих исключительно в зимние месяцы, постепенно прибывает (на побережьи быстрее, чем во внутренних частях страны); Вальпарайсо имеет 50 дождливых дней при средн. год. количестве осадков 514 мм., Сант-Яго соответств. 47 и 356 мм., Конститусион — 55 и 576 мм., Талька — 50 и 640 мм. В южной части Среднего Ч. количество осадков быстро возрастает до огромной цифры (слишком 2½ м.), при чем дожди идут во все времена года: Консепсион имеет 70 дожд. дней при 1.280 мм. (ср. год.), Вальдивия 160 при 2.700 мм., Пуэрто Монт (41°28′, при зал. Релонкави) 207 и 2.530 мм., Анкуд 178 и 2.360 мм. Для почти не населенного южного Ч. мы не имеем точных указаний ни относительно температуры, ни осадков, но количество выпадающей влаги там значительное: на маяке Евангелистов (при выходе из Магелланова пролива) зарегистрировано 3.834 мм. (наибольшее в Ч.); наоборот, земли по обеим сторонам центральной и западной частей Магелланова пролива, заслоненные от западных ветров Андами, имеют сравнительно сухой климат и мало осадков (Пунта Аренас 450 мм., Пунта Дунленес при входе в пролив 143 мм. в год). Путешественники, плававшие в водах Чилийского архипелага, описывают его как царство дождей и туманов. Густые туманы, особенно в летнее время, часто окутывают берега и в среднем и в северном Ч., несколько увлажняя склоны Б. Кордильер. Все осадки в среднем Ч., за исключением более высоких гор, выпадают в форме дождя; град и снег, даже в зимнее время, редкость; точно так же очень редки и грозы. Из всего сказанного ясно, что все северное и северная часть среднего Ч. страдают от недостатка влаги: в пустыне Атакама (в широком смысле) даже питьевую воду, где нет артезианских колодцев, привозят на судах из южных частей страны. Во всей северной части государства, до пров. Сант-Яго, земледелие ведется при искусственном орошении, на которое всячески используются бедные водой и непостоянные реки области; широко применяется ирригация и южнее, в лучше орошенном среднем Ч., вплоть до пров. Консепсион (басс. р. Био-Био).

Реки Ч. мало пригодны для судоходства. О реках северной части уже говорилось выше; более полноводные реки среднего Ч. (самая большая — Био-Био, 256 км.) в верхнем течении бурны, порожисты и обладают большим падением, а в устьи загорожены мелководными барами, дозволяющими входить в реки только мелкосидящим судам. Среднее их течение в области Продольной долины подвержено значительным суточным колебаниям, в зависимости от дневного таяния горных снегов: вздуваясь к вечеру, они под утро мелеют настолько, что становятся переходимы в брод; более постоянным уровнем обладают только реки самого юга страны, вытекающие из больших озер. В виду всего вышесказанного, все судоходные реки среднего Ч., начиная от р. Мауле к югу (Био-Био, Каутин, Тельтен, Калле-Калле, Буэно, Маулин и др. с их притоками), хотя и являются важными путями сообщения, пригодны лишь для небольших пароходов, и только устье р. Калле-Калле (Рио-Вальдивия) до г. Вальдивии доступно для океанских судов. Многоводные реки южного (Патагонского) Ч. — Пуэло, Иельхо, Палена, Айзен, Бэкер, Чиснес, Токо и др. при относительно небольшом падении (напр., Чиснес — 600 м. падения на 100 к. течения) загромождены валунами, песчаными и галечниковыми отмелями и при прорыве через хребты образуют узкие непроходимые теснины („ангостуры“), а в устьях — мелководные бары. Озерами Ч. необычайно богато; главная масса их находится в южной части среднего Ч., в предгорьях Анд, а затем в южном Ч., в поперечных долинах Патагонских Анд. К озерам первой группы относятся: Вилларика (сист. р. Тольтен), Паугвипулли и Ринкиве (р. Калле-Калле), Ранко и Пуйеве (р. Буэно), Льянкиве (р. Маулин), Тодос-Сантос и многие другие меньшего размера; все эти озера тектонически-ледникового происхождения, и у выходящих в Продольную долину концов их нередко лежат конечные морены древнего оледенения; самое большое из них — Льянкиве (740 кв. км. — значительно больше Женевского), имеет пароходное сообщение. Севернее лежат только отдельные горные озера меньшего размера, служащие истоками горным рекам (напр., оз. Мауле на высоте 2.194 м., оз. Де-ла-Лайя на 1.512 м., оз. Тено на 3.047 м.). Патагонские озера, тоже тектонического происхождения, обработанные ледниками, несмотря на свое часто невысокое положение над ур. м., носят характер настоящих горных озер, окруженных снеговыми горами, суровыми скалистыми вершинами, далеко спускающимися ледниками и имеют различные, иногда очень крупные размеры: таковы, помимо уже упомянутых озер, Сан-Мартин (на р. Тако) и Буэнос-Айрес (на р. Бэкер, 212 м. над ур. м.), большое оз. Кочране (там же, 112 м. над ур. м.), оз. Генерал Паз на р. Палена — все разделенные пополам чилийско-аргентинской границей, — и еще ряд крупных озер, лежащих целиком на чилийской территории (напр., оз. Иельча на р. того же имени, оз. Росселот, сист. р. Палена, оз. Инфериор на р. Пуэло или окруженное громадными моренами оз. Маравилья на самом юге, бл. зал. Последней Надежды).

Природная растительность Ч. всецело зависит от двух факторов: от климата и от изолированности в связи с расположением на юге Америки по соседству с Антарктикой. В зависимости от климата природная растительность Ч. нигде, даже на сев. в пров. Такна, не имеет тропического характера, ничего подобного роскошным лесам восточной Боливии или пышным саваннам Чако; единственная пальма Ч., юбея (Jubaea spectabilis), растет всего лишь от 31° до 35° ю. ш., и рощи ее совершенно не имеют тропического облика; бамбуки (два вида) встречаются только на юге Среднего Ч. и то преимущественно в виде невысокого подлеска (служащего прекрасным кормом для домашнего скота). Весь север, включая пуну до 29° ю. ш., представляет собою пустыню различного характера; от 29° ю. ш., во всей северной части Среднего Ч. до истоков р. Мауле (36½° ю. ш.) преобладает сухая кустарниковая степь; остальная часть Среднего Ч. до р. Маулин и оз. Ланквихуэ представляет область лиственных (гл. обр., буковых) лесов с опадающей листвой, с значительной подмесью хвойных; все Южное Ч. до самого м. Горн, за исключением высокогорных частей Анд, занято сплошным морем сырого девственного леса, преимущественно хвойного на с., до р. Бэкер и вечно-зеленого букового на юге, до самого м. Горн; скудно орошенная область у восточных частей Магелланова пролива занята травянистой и кустарниковой степью. Благодаря изолированности (пустыня на с., Анды на в.) и южному положению флора Ч. носит отличный от остальной Ю. Америки, в значительной мере антарктический характер, который постепенно исчезает с передвижением на с. Таковы прежде всего южные буки (род Nothophagus), начиная от могучего робле (N. obliqua), важнейшего строительного и поделочного дерева страны, и до низкорослого карликового бука (N. pumilio), составляющего подлесок южно-чилийских лесов, а затем и входящие в состав этого густейшего подлеска представители семейств магнолиевых — канело (Drymis winteri), протеевых (Proteaceaceae), миртовых и фуксий; таковы, далее, хвойные — маниц (Podocarpus, 3 вида), ципрес (Libocedrus chiliensis), цедро (L. tetragona), алерче (Fitzroya patagonica) и знаменитая чилийская араукария (Araucaria imbricata), все могучие деревья, доставляющие ценный строительный и поделочный материал. Такой же характер носит и высокогорная альпийская область Анд, где рядом с травами и кустарниками северных типов (лютики, фиалки, валерьяна) большую роль играют чисто антарктические: трава туссок (Роа flabellata), зонтичные азорелля (Azorella glebaria) и др. В Среднем Ч. (кроме самого юга) леса сохранились гл. об. по склонам Анд и Береговых Кордильер; в состав их помимо буков и хвойных входит еще множество различных вечно и не вечно зеленых деревьев из сем. лавровых (р. Persea), миртовых (p. Eugenia) и др. Чем севернее, тем в связи с увеличением сухости леса становятся беднее видами. Средне-чилийская кустарниковая степь состоит преим. из низкорослых колючих кустарничков сем. мимозовых (напр., эспино — Acacia cavenia, дающий лучший уголь, главное топливо этой части страны), молочаевых (напр., колликуай, Colligkaja odorifera), сложноцветных и др., между которыми ютится богатая и яркая, хотя и недолговечная, травянистая флора. Пустыня тоже не лишена растительности: сухих колючих кустарников — алгарробо (Prosopis julifera, сем. мимозовых) и даже деревьев тамаруго (Pr. tamarygo). Где несколько повлажнее, — по склонам гор и в более орошенных местах пуны — во множестве растут кактусы, в особенности высокие, канделяброобразные цереусы (Cereus atacamensis coquimbanus). Помимо туземных, к дикорастущим растениям Ч. относятся многие вольно и невольно занесенные европейцами и совершенно одичавшие иноземные растения, напр. пурпуровая наперстянка (Digitalis purpurea). Культурная растительность Ч. (за исключением имеющего здесь свою родину картофеля и пальмы-юбеи) почти вся иноземная: в оазах более теплого Северного Ч. возделываются южно-европейские и субтропические растения — фиги, гранаты, апельсины, лимоны, гуявы, хлопчатник, виноград, табак и кукуруза, в Среднем Ч. — европейские хлеба и фруктовые деревья, а также всевозможные декоративные растения садов и парков, напр. наш пирамидальный тополь или большой эвкалипт (Eucalyptus globulus), сделавшиеся непременной принадлежностью средне-чилийского ландшафта.

Животный мир Ч., в противоположность растительному, довольно беден и не оригинален, это — по преимуществу обедневшая южно и западная-американская фауна: особенно это относится к Северному Ч., — в пустыне Атакаме многочисленны только разнообразные ящерицы и мелкий грызун, малая шиншилла (Eriomys lanigera). В более высоких местностях с их кактусовой растительностью и в Пуна-де-Атакама вплоть до вечных снегов водятся обычные животные высоких Анд — дикие гуанако, встречающиеся также и в степях по обеим сторонам Магелланова пролива, и ручные ламы из копытных, горные грызуны, — большая шиншила (Е. chinchilla) и тукотуко (Ctenomys), один из видов которого (C. magellanicus) широко распространен также и в степях Магелланова пролива, составляя один из основных элементов пищи огнеземельцев, а из птиц — громадные кондоры и роскошные фламинго (Phoenicopterus andinus) по берегам саляр. Животный мир Среднего Ч. значительно разнообразнее и богаче (хотя в довольно густо населенной Продольной долине большинство диких животных истреблено). Здесь встречаются из хищников — пума и 3 вида более мелких диких кошек, в том числе известный своим оригинальным рисунком шерсти колоколо (Felis colocolo), родственный шакалу агуарачай (Canis azarae) и несколько видов куньих — чилийская вонючка (Mephitis chilensis), гризон (Galiotis vittata) и один из видов речной выдры („гуиллин“); из грызунов — осмизуб, или дегу (Octodon Cummingii) и болотный бобр, или койпу (Myopotamus coypu); из неполнозубых — малый броненосец (Dasypus minutus) и маленький, размером с крота, щитоносец (Chlamydophorus truncatus); из сумчатых — опоссум (Didelphys Azarae). Мир птиц тоже гораздо разнообразнее: леса оживлены различными дятлами (напр., Picus magellanicus), крупными голубями (Columba araucana), ярко раскрашенными „лоика“ (Trupialis militaris) и попугаями (целых 3 вида), особенно — лоро (Psittacus cyanolyseos), изящными колибри и множеством разнообразных певчих птиц (лучшим певцом считается ильгуэро, Chrysomitris marginalis); из хищников здесь встречаются два вида соколов, два вида сарычей (Buteo), два вида мелких грифов-стервятников, из которых последний — „галлиназо“ (Cathartes auranatratus) — обыкновеннейшая средне-чилийская птица, исполняет в стране роль санитара, уничтожающего всякие отбросы и падаль; особенно обилен мир водяных и болотных птиц как на озеpax и реках внутренних частей страны — диких гусей, уток, куликов, водяных курочек, цапель ибисов (Ibis melanopis), ярких фламинго (Ph. ignipalliatus) и др., так и на морском побережьи — чаек, крачек, нырков, буревестников, альбатросов, пеликанов, бакланов (2 вида) и др. Морские птицы многочисленны и вдоль берегов Сев. Ч., где на скалах имеются даже большие скопления гуано, служившие предметом значительного промысла. Из земноводных Среднего Ч. необходимо упомянуть знаменитую носатую лягушку (Rhinodermo Darvini), самец которой вынашивает икру в своем горловом мешке. Скудно населенное Южное Ч. тоже сравнительно богато животными, хотя его бесконечные леса и кажутся пустынными и безмолвными, особенно на юге, вследствие малого количества певчих птиц. Исчезают и многие млекопитающие, требующие теплого лета, взамен которых появляются новые виды. Из копытных леса Южн. Ч. населяет довольно крупный вилорогий олень, гухмуль (Furcifer chilensis), и маленький, немного крупнее зайца, спицерогий олень, пуду (Pudua humilis); из хищников к выдре и агуарачаю прибавляется еще магелланова лисица (С. magellanicus), встречающаяся и на Огненной Земле; из воробьиных прежде всего обращают на себя внимания различные древолазы, напр. Certia familiaris, далее дрозд-церпаль (Turdus magellanicus), черкан (Troglodytes magellanicus) и хукао (Pteroptochus rubecula), целыми днями сопровождающий путешественника; далеко на юг распространен большой голубь; один вид попугая (Psittacus cyanolyseus) и один вид колибри (Trochilus sephanoides) доходят до Магелланова пролива; древолазы же (роды Cinclodes и Oxyurus, напр. Oxyurus Tupinieri) распространены и на Огненной Земле. Еще богаче животный мир морского побережья и бесчисленных заливов, морских рукавов, каналов и проливов Чилийского архипелага и Патагонии, при чем он носит, особенно на юге, более или менее антарктический характер. К широко распространенному здесь койпу присоединяется маленькая выдра utra felina), изредка встречающаяся и севернее, и несколько видов тюленей, напр. патагонский морской лев (Otaria jubata) и антарктический морской леопард (Ogmorrhinus leptonyx), тюлень Уэдделя (Leptonychotes Weddeli), южный котик (Otaria australis) и теперь уже уничтоженный здесь морской слон (Macrorrhinus leoninus); многочисленны здесь также различные китообразные, в том числе антарктический карликовый кит (Neobelaena marginata). Из водяных птиц наиболее характерными являются черношеий лебедь (Cygnus nigricollis) и нелетающая „утка-пароход“ (Micropterus cinereus), и различные буревестники — исполинский (Ossifraga gigantea), серый (Procellaria cinerea), капский (Daption capense), нырцовый (Pelecanoides Berardi), и пингвины (Spheniscus Humboldti и magellanicus, Eudyptes chryscome, Aptenodytes pennati) — все чисто антарктические птицы, особенно разнообразные на крайнем юге, у берегов Магелланова пролива и Огнеземельского архипелага.

Население Ч. — 4.024.938 ч. (на 1 янв. 1928 г.) — невелико по обширной территории страны (750.572 кв. км.) и распределено чрезвычайно неравномерно: при ср. плотности около 5,37 на 1 кв. км., только центральная часть Ч. (от пр. Аконкагуа на с. до пров. Каутин на ю.) населена более или менее густо — от 9,4 на 1 кв. км. (пр. Аконкагуа) до 30,9 (пр. Консепсион), 40,3 (пр. Сант-Яго) и даже 74 ч. на 1 кв. км. (пр. Вальпарайсо); вся северная, атакамская часть населена очень редко — от 0,7 (пр. Атакама) до 3,1 (в „селитряной“ провинции Тарапака), а занимающая весь юг Магелланова территория на обширном пространстве почти совершенно лишена населения (0,2 ч. на 1 кв. км., при чем ⅔ падает на лежащий в Магеллановом проливе г. Пунта Аренас). Главную массу населения Ч. составляют метисы — потомки туземцев, смешавшихся с завоевателями испанцами. Остатки индейцев, населявших страну до прихода последних, еще сохранились в числе слишком 110 тыс. чел.; это главным обр. арауканцы (101,1 тыс. ч.) в южной части Среднего Ч. (начиная от пров. Арауко) и немногочисленные, относимые к племени инков индейцы квихуа (в пр. Такна) и аймараэ (в Бер. Кордильерах и возле саляр в пр. Тарапака, Антофагаста и Атакама); к ю. от п-ва Таитао, на о-вах Чилийского и Огнеземельского архипелагов живут еще более малочисленные огнеземельцы — стоящие на очень низкой степени культуры алакалуфы, а на Огненной Земле — усиленно истреблявшиеся колонистами степные охотники она и лесные рыболовы ягана. Все эти племена сохранили свой язык и в значительной степени религию и образ жизни; наиболее жизнеспособные арауканцы, оседлые сельские хозяева, жестоко обезземеленные за последние 50 лет, все более и более переходят к европейскому образу жизни. Кроме метисов в стране живут сохранившиеся в чистом виде потомки прежних испанских переселенцев — небольшая, но очень влиятельная группа, и различные иностранцы (до 40%), гл. обр. англичане в горнопромышленных провинциях севера и немцы — сельскохозяйственные колонисты в южных провинциях Среднего Ч.

Первоначальная история Ч., в результате которой сложилось ее современное население, такова. До пришествия испанцев страну населяли индейцы: северную часть, относившуюся к Перу — инки, южную, к югу от пустыни Атакамы — воинственные арауканцы. После занятия испанцами Перу сподвижник Пизарро, Диэго Альмагро, с отрядом в 500 ч. с необычайными трудностями и лишениями прошел через Пуна-де Атакама и в 1535 г. вышел на юг Северного Ч. возле теперешнего г. Копиапо; вынужденный вскоре вернуться, он прошел на север через всю пустыню Атакаму (в широком смысле), которую и присоединил к испанским владениям. Посланный Пизарро в 1540 г. для завоевания Ч., Педро Вальдивия прошел с войском через пустыню Атакаму до Среднего Ч., где и основал г. Сант-Яго, а затем постепенно, путем долгой борьбы с арауканцами, в течение 13 лет присоединил к владениям Испании почти все Среднее Ч. и основал ряд городов, в том числе Консепсион и Вальдивию, но сам погиб в борьбе с арауканцами, сохранившими свою независимость на юге страны; только его преемники Виллагран и Мендоза заняли страну вплоть до о-ва Чилоэ, но арауканцы и на этот раз не были окончательно покорены и в течение всего последующего колониального периода устраивали кровопролитные восстания, приводившие к истребительным войнам, страшно уменьшавшим их число, но не уничтожавшим их сопротивления и стремления к независимости; сила арауканцев была сломлена только в последний республиканский период благодаря разрушению их экономического благосостояния: львиная доля сохранившихся за ними обширных земель была бессовестно и даже противозаконно скуплена за бесценок колонистами, пользовавшимися пристрастием арауканцев к спиртным напиткам и незнакомством их ни с законами, ни с ценами на землю.

За завоеванием последовал длительный период испанской колонизации. В стране оказалось некоторое количество золота, а также серебра и меди, привлекавшее значительное число рабочих, главным образом из беднейших частей Испании — Эстремадуры и страны басков — энергичного и трудолюбивого народа; позже, с переходом испанской короны к династии Бурбонов, прибавились и французы. Переселенцы, приезжая без женщин, брали себе в жены индианок, и так мало-по-малу из их потомства получились „чилийцы“ — испанцы по языку и культуре, но с различными признаками индейского влияния как в физическом и духовном облике, так и в материальной культуре (напр., в одежде); язык их — особое наречие с множеством арауканских и инкских корней и слов. Приезжавшие в Ч. с женами и семьями испанцы, гл. обр. более крупное чиновничество, держались особняком, абсолютно не смешиваясь с местными жителями.

Период испанской колонизации был временем глубокого экономического упадка Ч., т. к. испанское правительство, подавляя всякое стремление к культурному развитию и самостоятельности в стране, вместе с тем высасывало у нее все, что можно, путем налогов и монополий.

Пример Соедин. Штатов и завоевание Наполеоном Испании толкнули всю Ю. Америку, в том числе и Ч., на путь освобождения: в 1810 г. в г. Сант-Яго была провозглашена впервые независимость Ч., после чего возгорелась освободительная война, окончившаяся в 1818 г. благополучно благодаря помощи пришедшего с войском из Аргентины знаменитого революционного вождя Ю. Америки генерала Сан-Мартина. Последующий республиканский период, продолжающийся и по настоящее время, характеризуется постепенным экономическим и культурным подъемом страны, а также постепенной, хотя все еще весьма скромной демократизацией управления; вместе с тем это время известного (хотя неизмеримо меньшего, чем, напр., в Бразилии или Аргентине) наплыва иностранцев-предпринимателей и колонистов. Из внешних событий здесь нужно отметить происходившую в правление презид. Переза (1861—1871) войну в союзе с Перу против Испании, пытавшейся захватить богатые гуано береговые острова Чинча, и победоносную „селитряную“ войну 1879—84 гг. против Перу и Боливии, отдавшую в руки Ч. окончательно провинции Тарапака и Антофагаста и, в виде временной оккупации (продолжающейся, однако, и по настоящее время), пр. Такна; в этот же период, при презид. Эрразуризе (1896—1901) произошло, наконец, разграничение с Аргентиной, окончательно закрепившее за Ч. всю южную часть страны, включая Магелланов пролив и большую часть Огненной Земли. Из внутренних событий, помимо ряда арауканских восстаний (наиболее крупные в 1861 и 1871 гг.), надо отметить несколько революций, которых, однако, здесь было неизмеримо меньше, нежели в любом другом испанско-американском государстве, и борьбу светской власти с католической церковью, принявшую при презид. Санта-Мариа (1881—1886) характер настоящего „культуркампфа“, который дал народу, между прочим, гражданский брак и гражданские похороны. Тем не менее, президент до сих пор приносит клятву заботиться об интересах католической церкви, и количество и влияние духовенства и различных монашеских орденов в Ч. еще очень велико. Первый президент О’Хиггинс объявил себя диктатором; в дальнейшем президенты выбирались на 10 лет, и лишь после упорной борьбы власть президента была ограничена 5 годами без права переизбрания. Исполнительная власть принадлежит президенту и 6 министрам: внутренних дел (он же премьер) и заместитель президента, иностранных дел, культа и колонизации, юстиции и народного просвещения, промышленности и общественных работ, финансов и военному; это не специалисты, но политики и рекомендуются президенту политическими партиями. Вся страна разделяется на 16 провинций и две территории (Айсен и Магелланову — обе в Патагонии), а те и другие — на департаменты. Законодательная власть принадлежит парламенту, который состоит из двух выборных палат — палаты депутатов (от департаментов) и сената (от целых провинций); он не может быть распущен до срока распоряжением президента. Народные представители обеих палат выбираются прямым и равным голосованием, депутаты на 3 года, сенаторы на 6 лет (через 3 года половина сената обновляется); избирательное право принадлежит только умеющим подписать свою фамилию. Состав парламента почти исключительно аристократический и плутократический (крупные землевладельцы, промышленная и финансовая буржуазия, крупные адвокаты и т. п.). Ни одна из политических партий не является господствующей, так как четыре наиболее сильных (консерваторы, „либералы-доктринеры“, „либералы-демократы“ и радикалы) имеют почти равное количество голосов, и вопросы разрешаются либо соединенными голосами обеих партий центра („либералов“), либо коалицией. Население распадается на несколько хорошо выраженных и резко отграниченных общественных классов: 1) „хэнта“ — родовая аристократия — потомки испанцев, сохранивших в чистоте свое европейское происхождение — помещики, духовенство, юристы, дипломаты; 2) крупная буржуазия различного происхождения (владельцы рудников, каменноугольных копей, лесных и других промышленных предприятий), — тоже группа немногочисленная, но очень влиятельная в парламенте; 3) „медиспело“ („полуволосые“) — главная масса креолов (потомков испанцев, но с некоторой примесью индейской крови) — все офицерство, почти все чиновничество до высших его ступеней и лица интеллигентных профессий (врачи, учителя, деятели искусства и т. д.); 4) „ротериа“ — рабочий класс (промышленный пролетариат, сельскохозяйственные рабочие, поденщики), а также мелкие ремесленники и уличные торговцы — все сплошь метисы по происхождению; среди сельскохозяйственных рабочих, помимо вольнонаемных („пеонов“), главную массу составляют „инкилины“, барщинники — нечто среднее между арендатором и крепостным; ротериа составляет главное ядро чилийской армии (воинская повинность в Ч. обязательна); 5) „васо“ — крестьяне-земледельцы, тоже метисы по происхождению; к мелким земельным собственникам, живущим своим трудом, относятся и оседлые арауканцы.

Первоначальное образование в Ч., бесплатное, а с 1926 г. и обязательное, еще далеко не является всеобщим (в 1924 г. начальных школ казенных было 3.357 и 459 частных), хотя в этом отношении Ч. опередило большинство государств Ю. Америки. Для высшего образования, помимо отдельного католического университета (с 1.417 студ.), существует в Сант-Яго государственный (светский) университет с 4.688 студ. обоего пола, состоящий из трех б. или м. самостоятельных „школ“ (факультетов), права, медицины и „инженерии“, и педагогического института, а также несколько специальных высших школ (агрономическая, архитектурная, коммерческая и др.).

Как в стране по преимуществу сельскохозяйственной и горнодобывающей промышленности, сельское население в Ч. еще преобладает над городским (57% против 43% в 1907 г.); последнее является преобладающим только в Северном Ч. с его „селитряными“ городами и в безлюдном Южном Ч. с г. Пунта Аренас (20 т. жит.), хотя и в сельскохозяйственном Среднем Ч. в связи с ростом индустрии городское население быстро и неуклонно прибывает. Городов с населением свыше 10 т. ж. — 24 (1920), из них 4 превосходят 50 т. ч.: столица Сант-Яго (507½ т.), Вальпарайсо (182½ т.), Консепсион (64 т.) и Антофагаста (51½ т.). Естественный прирост населения в Ч. весьма невелик (6‰ в 1923 г.), — несмотря на высокую рождаемость (38—39‰), доходящую в отдельных провинциях до 70‰, — благодаря очень большой детской смертности (30—40‰) всех новорожденных; вообще же смертность в Ч. очень невелика, особенно в южных, более влажных провинциях Среднего Ч., где общая смертность понижается до 17,2‰ (в пр. Ля-Унион). Иммиграция в Ч. в настоящее время совершенно ничтожна, хотя правительство всячески заботится об ее увеличении. В связи с этим женщины в стране уже преобладают, хотя и незначительно, над мужчинами (1.011 женщин на 1.000 муж.).

В экономическом отношении Ч. делится на 3 части — Северное, где преобладает горно-химическая промышленность с тропическими культурами по базам, Среднее, с преобладанием сельского хозяйства (крупного и мелкого) обычного европейского типа, а в менее плодородных местах — скотоводства, и Южное — с морскими и лесными промыслами и скотоводством. Кроме того, на ряду с сельским хозяйством в Среднем Ч. важное значение имеет и лесное дело (на юге) и горная промышленность (в Бер. Кордильерах). Земледелие, особенно в крупных хозяйствах, ведется по усовершенствованной системе с травосеянием и различным плодосменом на орошаемых и неорошаемых землях. Главным продуктом является пшеница, идущая также и для вывоза; остальные продукты (рожь, ячмень, картофель, кукуруза, виноград, фрукты и овощи) — только для внутреннего употребления; много также возделывается бобов и гороха как для себя, так и для экспорта. Из скотоводства наиболее важно овцеводство, которое практикуется особенно широко в степях близ Магелланова пролива (свыше 1.900 тыс. голов) и во всем Среднем Ч., начиная от пров. Кокимбо, и разведение крупного рогатого скота, высокосортных молочных пород — в Среднем Ч., особенно в его южной лесистой части (на особых бамбуковых и буковых пастбищах); широко практикуется также покупка дешёвого и тощего степного аргентинского скота и выкормка его на мясо на сеяных люцерновых лугах. Из морских промыслов существеннейшим является ловля нескольких видов морских рыб (в том числе и сельдевых) и особенно „морисков“ — съедобных моллюсков и ракообразных (вызвавшая устройство на юге Среднего Ч. и о-вов Чилийского архипелага ряда консервных фабрик), а также китобойный промысел (для экспорта). Весьма значителен промысел пушной (шиншилла, лисица, выдра, гуанако) и быстро развивающийся лесной. Ч. имеет ценных строительных и поделочных (преим. с цветной древесиной) деревьев до 40 видов, из которых 15 питают крупную лесную индустрию. Главное богатство страны — полезные ископаемые: богатейшие залежи высокосортной железной руды (65—70%, до 96% чистого металла) в Береговых Кордильерах пров. Кокимбо и Атакамы частью заарендованы американцами, частью разрабатываются и выплавляются близ г. Кокимбо; бурый уголь прекрасного качества, добываемый на морском побережьи (гл. обр., под морским дном) в пр. Консепсион, почти целиком покрывает весь весьма значительный внутренний спрос; добыча серебра (в окрестн. г. Копиапо, г. Атакама и в пр. Кокимбо), бывшего в течение долгих лет главным предметом экспорта, хотя и сильно упала (расцвет был в 80—90 годах XIX ст.), все еще составляет важную статью дохода; медь, важнейший после селитры предмет экспорта, добывается в Береговых Кордильерах смежных частей пров. Атакама, и Кокимбо в виде сернистых и кислородных руд в огромном количестве (второе место в мире); залежи селитросодержащей породы „каличе“ в смежных частых пров. Тарапака и Антофагаста, продуктивнейшие в мире, вызвали к жизни крупную химическую промышленность, новые города и рельсовые пути; в качестве побочных продуктов при добывании натровой селитры получаются в больших количествах иод и поваренная соль; в больших количествах добывается последняя вместе с бурой (пред. экспорта) и в высокогорных „салярах“ (близ Аскотана или у г. Сан-Педро-де-Атакама). Горное дело ведется частью крупными предприятиями, как при участии иностранных (гл. обр. английских), так и местных капиталов, частью (медные рудники) мелкими, почти кустарными предприятиями с крайне примитивным оборудованием. Помимо широко распространенной ремесленно-кустарной промышленности, в стране существует крупная индустрия, направленная, гл. обр., на превращение громоздкого сырья в пригодные для экспорта полуфабрикаты, — заводы медно-серебро и чугунно-плавильные, химические (по обработке каличе), лесопильные, кожевенные — и на обработку продуктов питания (мельницы, консервные фабрики). Первоначальным источником энергии служит местный каменный уголь (железо выплавляется на древесном угле), реже вода. Прочие виды промышленности (напр., текстильная), хотя и сильно выросли во время войны 1914—1919 гг., но все же далеко не покрывают внутреннего спроса. Вывоз из Ч. значительно превосходит ввоз: в 1923 г. вывоз был на 537,2 млн. золотых песо (1 зол. песо = 1½ герман. марок, около 75 коп. золот.), ввоз — на 329,3. Важнейшие предметы вывоза (в 1923 г. в млн. золот. песо): селитра (309,8), медь и др. руды (136,4), иод (13,2), шерсть (8,6), пшеница (8,5); ввоза — текстильные товары (99), машины (32), химические прод. (28,6), металлические изделия (28), сахар (14), керосин (11). Главным импортером, как и экспортером являются Соединенные Штаты, далее Англия, Франция и соседи — Перу и Аргентина; важнейшими портами как для внешней, так и внутренней каботажной торговли служат Вальпарайсо, Инике, Антофагаста, Талькауано, Вальдивия и Арика.

Благодаря огромной береговой линии и большому количеству приморских городов важнейшим путем сообщения в Ч. служит море, но и железнодорожная сеть в Среднем и Северном Ч. развита значительно — в 1922 г. — 8.127 км. (об отдельных ж. д. линиях сказано выше). Значение ж. д. для Ч. увеличивается еще и потому, что 2 из них являются транзитными путями для боливийских товаров (медь, серебро, олово). Колесные дороги даже в Продольной долине очень плохи.

В мировой войне Ч. не принимало непосредственного участия, но, храня формальный нейтралитет, снабжало своим сырьем военную промышленность держав Согласия. Период войны отразился на Ч. сравнительным экономическим подъемом, с одной стороны, и относительным политическим спокойствием, с другой. Президентские выборы 1915 г., давшие победу кандидату консервативного объединения — Хуану-Луису Санфуэнтес, сопровождались, однако, значительным возбуждением. Последующие годы ознаменовались непрерывной сменой кабинетов, при чем ни одна политическая группировка не смогла приобрести достаточного влияния для руководства жизнью страны. Конец войны, уменьшение спроса на продукты чилийской горной промышленности и начавшийся вследствие этого кризис — были поводом к более серьезному политическому движению, главным застрельщиком которого был на этот раз чилийский пролетариат. В атмосфере исключительного возбуждения прошли президентские выборы 1920 г., на которых консерваторы и умеренные либералы, представляющие интересы аристократии и крупной буржуазии, выступали объединенной коалицией („Union“) против блока („Alliance“) левых либералов, радикалов и демократов, собравшего значительное количество голосов рабочих, интеллигенции и мелкой буржуазии. Большинством одного голоса (177 против 176) был избран в президенты кандидат левого блока Артуро Алессандри (см. XLVII, иностр. полит. деятели), сторонник американской ориентации. Вступив на пост президента, Алессандри оказался, однако, бессильным сделать что-либо для смягчения создавшегося напряженного положения. Его связывали по рукам и по ногам консервативное большинство в сенате, раскол либерального блока, дефициты, падение валюты и жестокий экономический кризис в промышленности. Некоторое облегчение положения принес с собой подъем в производстве нитратов в 1923—24 гг., но правительство все более и более теряло кредит в глазах населения. Слабость правительства позволила генеральской „хунте“ произвести в 1924 г. государственный переворот: конгресс был распущен, выборные муниципалитеты частью заменены назначенными чиновниками, исполнительная и законодательная власть перешла в руки правительственного комитета (Junta de gobierno). В январе 1925 г. произошел новый государственный переворот. Различные демократические группы вновь объединились в требовании возвращения Алессандри и восстановления конституционного режима. Возвращение Алессандри ознаменовалось, однако, поворотом фронта направо и введением (после плебисцита) новой конституции, основной чертой которой являлось усиление власти президента. Раздраженные новым курсом политики рабочие выдвинули на президентских выборах 1925 г. своего кандидата, получившего ок. ⅓ всех голосов. Победа досталась стороннику Алессандри — Эмилиано Фигероа. Поражение рабочего кандидата сопровождалось вспышкой революционного движения, объявлением всеобщей забастовки и захватом столицы. Однако, движение было подавлено, и вновь начались репрессии, особенно усилившиеся после нового реакционного переворота, произведенного полк. Ибаньецем в 1927 г. В декабре 1927 г. прошло новое, основанное на принципе экономического единства, административное разделение страны, — имевшиеся провинции были укрупнены (вместо 23 — мы имеем теперь 16), а Патагония разделена на 2 территории вместо одной.

С. Григорьев.