Эперне (Вяземский)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Эперне
автор Пётр Андреевич Вяземский (1792—1878)
См. Стихотворения 1854. Источник: lib.ru
 
Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


Эперне



Денису Васильевичу Давыдову


Икалось ли тебе, Давыдов,
Когда шампанское я пил
Различных вкусов, свойств и видов,
Различных возрастов и сил?

Когда в подвалах у Моэта[1]
Я жадно поминал тебя,
Любя наездника-поэта,
Да и шампанское любя?

Здесь бьёт Кастальский ключ, питая
10 Небаснословною струёй;
Поэзия — здесь вещь ручная:
Пять франков дай — и пей и пой.

Моэт — вот сочинитель славный!
Он пишет прямо набело,
15 И стих его, живой и плавный,
Ложится на душу светло.

Живёт он славой всенародной;
Поэт доступный, всем с руки,
Он переводится свободно
20 На все живые языки.

Недаром он стяжал известность
И в школу все к нему спешат:
Его текущую словесность
Все поглощают нарасхват.

25 Поэм в стеклянном переплёте
В его архивах миллион.
Гомер! Хоть ты в большом почёте,
Что твой воспетый Илион?[2]

Когда тревожила нас младость
30 И жажда ощущений жгла,
Его поэма, наша радость,
Настольной книгой нам была.

Как много мы ночей бессонных,
Забыв все тягости земли,
35 Ночей прозрачных, благосклонных
С тобой над нею провели.

Прочтешь поэму — и, бывало,
Давай полдюжину поэм!
Как ни читай — кажись, всё мало,
40 И зачитаешься совсем.

В тех подземелиях гуляя,
Я думой ожил в старине.
Гляжу: биваком рать родная
Расположилась в Эперне.

45 Лихой казак,[3] глазам и слуху,
Предстал мне: песни и гульба!
Пьют эпернейскую сивуху,
Жалея только, что слаба.

Люблю я русского натуру:
50 В бою он лев; пробьют отбой —
Весельчаку и балагуру
И враг всё тот же брат родной.

Оставя боевую пику,
Казак здесь мирно пировал,
55 Но за Москву, французам в пику,
Их погреба он осушал.

Вином кипучим с гор французских
Он поминал родимый Дон,
И, чтоб не пить из рюмок узких,
60 Пил прямо из бутылок он.

Да и тебя я тут подметил,
Мой бородинский бородач,[4]
Ты тут друзей давнишних встретил,
И поцелуй твой был горяч.

65 Дней прошлых свитки развернулись,
Все поэтические сны
В тебе проснулись, встрепенулись
Из-за душевной глубины.

Вот край, где радость льёт обильно
70 Виноточивая лоза;
И из очей твоих умильно
Скатилась пьяная слеза.


1838


Приписка



Так из чужбины отдаленной
Мой стих искал тебя, Денис!
75 А уж тебя ждал неизменный
Не виноград, а кипарис.[5]

На мой привет отчизне милой
Ответом скорбный голос был,
Что свежей братскою могилой
80 Дополнен ряд моих могил.

Искал я друга в день возврата,[6]
Но грустен был возврата день,
И собутыльника и брата
Одну я с грустью обнял тень.

85 Остыл поэта светлый кубок,
Остыл и партизанский меч;
Средь благовонных чаш и трубок
Уж не кипит живая речь.

С неё не сыплются, как звезды,
90 Огни и вспышки острых слов,
И речь наездника наезды
Не совершает на глупцов.

Струей не льётся вечно новой
Бивачных повестей рассказ
95 По льды Финляндии суровой,
Про огнедышащий Кавказ,[7]

Про год, запечатленный кровью,
Когда, под заревом Кремля,
Пылая местью и любовью,
100 Восстала русская земля,

Когда, принесши безусловно
Все жертвы на алтарь родной,
Единодушно, поголовно
Народ пошёл на смертный бой.

105 Под твой рассказ народной были,
Животрепещущий рассказ,
Из гроба тени выходили,
И блеск их ослеплял наш глаз.

Багратион — Ахилл душою,
110 Кутузов — мудрый Одиссей,
Сеславин, Кульнев[8] — простотою
И доблестью муж древних дней!

Богатыри эпохи сильной,
Эпохи славной, вас уж нет!
115 И вот сошёл во мрак могильный
Ваш сослуживец, ваш поэт!

Смерть сокрушила славы наши,
И смотрим мы с слезой тоски
На опрокинутые чаши,
120 На упразднённые венки.

Зову — молчит припев бывалый;
Ищу тебя — но дом твой пуст;
Не встретит стих мой запоздалый
Улыбки охладевших уст.

125 Но песнь мою, души преданье
О светлых, безвозвратных днях,
Прими, Денис, как возлиянье
На прах твой, сердцу милый прах!


1854


Вариант

Автограф (набросок)

 


После строфы 5:

На ложе пиршеств и свободы,
Когда мы юностью цвели,
Как много их в былые годы
С тобою мы перевели.

Зато, весь трепет и веселье,
Весь жажда, молча я проник
В сие глухое подземелье,
В сей поэтический тайник.




Примечания

Первая публикация: В дороге и дома: Собрание стихотворений князя П. А. Вяземского. М., 1862. — Печ. по авториз. копии в наборной рукописи. Автограф — ранний набросок начала, в сост. 31 ст., без строфы 3, с незаконченными строфами 6, 8, 10 (строфы 7—10 иные, чем в основном тексте). Черновой автограф первой части (без «Приписки»), под загл. «Из Эперне (1839 года)», без строфы 4, с вар. и с последующей правкой. Черновой автограф «Приписки 1854 года», с вар. и незаконченной строфой 13. Автограф всего ст-ния в арх. М. Н. Лонгинова, с небольшими вар.

Эперне — город в 142 км от Парижа, один из центров французского виноделия; о его посещении Вяземский упоминал в письме родным из Франции от 22 августа 1838 г. («Литературное наследство». 1937. Т. 31/32 С. 120) и в «Записной книжке» 1838—1860 гг. (ЗК. С. 261). В ВДД (с. 369) дано следующее примеч., составленное со слов Вяземского: «В конце 1838 года автор, посещая Эперне, вспомнил рассказ Давыдова о том, как в 1814 году он был с партизанским отрядом в Эперне, где встретил многих друзей, как они прослезились от радости при такой встрече и потом весело пировали. Автор написал там первую часть этого не изданного до сих пор послания к Давыдову, которое и было последним, к нему адресованным. Давыдов вскоре умер, и чувства, возбуждённые вестью о его смерти, выражены автором во второй части послания, написанной уже в 1854 году». На слова стихотворения написан романс С. В. Рахманинова.

  1. Моэт[см.].
  2. Илион — Троя.
  3. Лихой казак — возможно, Матвей Иванович Платов (1751—1818), атаман донских казаков, герой Отечественной войны 1812 г.; но скорее это обобщённый образ (в черновом автографе: «лихой земляк»).
  4. Бородинский бородач — Д. В. Давыдов, который, командуя в 1812 г. партизанским отрядом, отпустил бороду, что было необычным: с петровских времен до середины XIX в. русские дворяне бороду не носили.
  5. Кипарис — символ смерти.
  6. Искал я друга в день возврата. Давыдов умер в апреле 1839 г., а Вяземский вернулся из-за границы в июне 1839 г.
  7. Про льды Финляндии суровой, Про огнедышащий Кавказ. Давыдов принимал участие в шведской войне 1808 г. и с авангардом Кульнева стоял лагерем в Финляндии (см. его «Воспоминания о Кульневе и Финляндии», 1838); в 1826—1827 гг., во время русско-персидской войны, воевал на Кавказе (см. об этой экспедиции в его «Очерке жизни Дениса Васильевича Давыдова», 1832).
  8. Багратион Петр Иванович (1765—1812), Сеславин Александр Никитич (1780—1858), Кульнев Яков Петрович (1763—1812) — герои Отечественной войны 1812 г.