Яблочный пир (Казанцев)/Праздник садоводства

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Яблочный пир
автор Дмитрий Иванович Казанцев
Опубл.: 1935. Источник: Commons-logo.svg Яблочный пир — Свердловск: Сверлдгиз, 1935


[75]
Праздник садо­водства

Двадцатого сентября весь Ми­чуринск вышел на улицы. В городе стало тесно. Каза­лось, городу не вместить этого человеческого моря. Тут были малыши с портре­тами Мичурина в руках и комсомольцы с яблонями, на которых алели крупные яблоки, и рабочие с вазами, наполненными грушами, виногра­дом, яблоками, и академики, и члены прави­тельства.

Портреты Мичурина, его бюсты, лозунги на всех улицах, на зданиях, на крышах домов.

Застыв в изумлении перед непривычным зрелищем, стоял на трибуне городской пло­щади американский профессор Ганзен со своим сыном.

Над площадью загудели самолеты. Открыл­ся митинг.

— Ленин открыл Мичурина всему рабо­чему классу, — сказал заместитель наркома земледелия товарищ Муралов. — Советская власть помогла ученому выйти из стен лабо­ратории и раззернуть на социалистической земле свою выдающуюся работу. Теперь на миллионах гектаров в колхозах и совхозах мы вырастим мичуринские сорта. [76]— Ученые страны Советов гордятси тем, что в их среде, у пролетариата есть великий Мичурин,— сказал академик Вавилов.

Демонстрация двинулась вдоль по улице.

Вечером у городского театра много­ тысячная толпа ожидала приезда юбиляра. Нетерпеливо спрашивали друг друга: будет или не будет юбиляр? Иван Владимирович еще не оправился после болезни.

Наконец, откуда-то издалека донеслись аплодисменты и показался долгожданный ав­томобиль. Бурные аплодисменты, звуки орке­стра, громовое „ура“, начавшееся на улице, перешли в зал, и на сцене появился Мичурин.

Яркие лучи прожекторов осветили исху­далое, умное, сосредоточенное лицо юбиляра.

— Товарищи,— сказал Иван Владимиро­вич,— благодарю вас за приветствия. Моя шестидесятилетняя работа не заслуживает та­кого пышного празднования. Наш праздник—это праздник садоводства. Колхозы и совхозы должны обратить внимание на садовые дела.

Только при советском правительстве я мог развить это дело. Правительство и в особенно­сти наш любимый вождь товарищ Сталин дали мне средства для этого.

Очень хотелось бы мне, чтобы в каждом колхозе и совхозе каждый колхозник выра­стил хотя бы одно плодовое дерево.

А я надеюсь еще поработать.

Попросил слово американский профессор Ганзен. Он сказал на английском языке: [77]— У нас, в Америке, был знаменитый ги­бридизатор Бербанк. Сделал он очень много. Но ни один гибридизатор в мире не может по­ хвалиться столькими сортами, сколько может предъявить Иван Владимирович Мичурин.

И я обращаюсь к пионерам: идите впе­реди нас, старых ученых. Мы сделали много, но вы можете сделать в десять раз больше, и только в такой стране, как ваша, могут рождаться исключительные таланты.

Я предлагаю вам, садоводам, собравшимся здесь: давайте вместе с вами создадим интер­национальный сорт яблок. У вас, в Сибири, есть исключительная зимостойкая яблоня; у нас, в Америке, есть яблоня, плоды которой хранятся в течение целого года; на юге — пре­красный сорт яблок. Так вот давайте вместе скрестим эти три разновидности и создадим такой сорт яблони, которая будет переносить и суровые морозы и даст прекрасное яблоко, способное долго сохраняться в свежем виде.

Зал ответил на призыв американского профессора продолжительными аплодисмен­тами.