Alibi (Тэффи)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Alibi : Рассказ
автор Тэффи
Опубл.: 1907. Источник: az.lib.ru (доревол. орф.) • Впервые: Сѣрый Волкъ. — 1907. — № 1.

Подруга сама проводила ее на станцию.

— Напрасно торопишься, — говорила она. — У нас в Озерках теперь чудесно. Вечером — закат, утром — восход. Разве у вас в Петербурге найдешь что-нибудь подобное? Осталась бы ночевать.

— Не могу, — отвечала Ольга Петровна. — Понимаешь? Ровно в одиннадцать я должна быть уже на Финляндском вокзале.

И она улыбнулась так, чтобы вышло загадочно.

Подруга поняла намерение.

— У тебя rendez-vous?

— Гм… почти… Но не в этом дело. Впрочем, все равно. Я решила развестись с мужем.

Подруга сразу оживилась.

— Вот молодец! А какие же причины?

— Причин масса! Во-первых, я люблю свободу больше всего на свете. Я все отдам, всем пожертвую только бы быть снова свободной. Во-вторых, я, может быть, выйду замуж за другого. И наконец, моя теперешняя жизнь совершенно невозможна. Разве ты не знаешь? Муж все время в клубе. Он говорит: будто у него такой организм. Понимаешь? Что бы ни случилось — все на него действует одинаково: он должен идти в клуб. Созвали первую Думу — он пошел в клуб. Дума заседала — он сидел в клубе. Разогнали Думу — он пошел в клуб, оттого, что разогнали. Созвали вторую пошел в клуб оттого, — что созвали. Поймали максималистов — пошел потому, что поймали. Кухаркина дочка сломала ногу — пошел в клуб. Я получила раз письмо от сестры из Парижа пишет что шляпы дешевы — пошел в клуб потому, что дешевы. Понимаешь? На все реагирует одинаково. Ему даже психиатр говорил. Психиатр тоже в клубе сидит — они там все с ним и советуются. Так вот он говорил мужу: вы, говорит, как глаз, чтобы вы с глазом ни сделали, он на все реагирует одним зрительным впечатлением. Так и вы. Что бы с вами ни случилось — вас потянет в клуб. Я решила развестись. Только трудно…

— Возьми адвоката Сиба. Замечательно разводит. Дай ему доверенность — он все сделает. И такой милый! Такой изящный!

— Да ведь нужны там разные лжесвидетели.

— Сиба найдет свидетелей. Он все сделает, уж ты не беспокойся.

— Да ведь нужна измена мужа.

— Ах, какая ты чудачка! Уж раз у Сиба будет полная доверенность, так он сам тебе и изменит. Уж он тогда все сам, все сам, ни о чем хлопотать не придется.

Поезд подошел. Ольга Петровна поехала.

На петербургском вокзале у кассы второго класса стоял господин и высматривал проходящих.

Ольга Петровна направилась к нему.

— Это вы?— воскликнул он.

— Наконец-то — шепнула она, и тут же подумала, что нужно было сказать наоборот. Ведь он ждал, а не она. При чем же тут «наконец-то»?

— Вы не беспокойтесь. Муж сам провожал меня; он думает, что я в Озерках. Что же мы предпримем?

— Я полагал покататься на островах и поужинать где-нибудь, если вы ничего не имеете против.

— Отлично.

Они вышли.

Ольга Петровна раскрыла зонтик, чтобы ее никто не узнал. Так как был вечере и дождя не было, то зонтик привлек внимание всех прохожих.

Кавалер стал сильно беспокоиться.

— Это ужасно! Малейшая неосторожность нас погубит… И какие у всех удивительно знакомые рожи, то есть, pardon, лица…

Придумали из осторожности поднять верх у пролетки. Извозчик долго не мог понять, в чем дело. Другие извозчики хохотали и галдели, что он пьянь.

Подошел городовой, справился в чем дело.

— У меня кашель!— умоляющим голосом говорил кавалер Ольги Петровны — и дал городовому на чай.

Наконец поехали.

— Не правда ли, как хорошо! Вдвоем!— шепнула Ольга Петровна, думая о том, кто верх очень низок и перо на шляпке наверное сломается.

— Вам хорошо, а я мучаюсь, — ответил кавалер.

— Забудьте!— сказала она. — Впрочем, в чем же дело. Я могу доказать свое alibi; он сам меня провожал, а теперь наверное в клубе.

— Вот в том-то и дело, что в клубе. Он-то в клубе, а меня-то в клубе нет. А мы последнее время все вместе играем. Он легко может подумать, что я к вам в Озерки поехал.

— Пустяки!

— Нет не пустяки! Он так следит за мной последнее время… Верно догадался. Два раза меня из клуба домой сам завозил.

— Гм… Как-же быть?

— Нужно и мне как-нибудь alibi устроить. Только как?

— Очень просто…

— Как же?

— Очень просто, только нужно придумать.

— Заехать разве на минутку в клуб? Только показаться…

— А я-то как же?

— Вы… гм… Не знаю. Или вот что: вы посидите на извозчике. Ведь это ровно одна минута. Я только покажусь ему и сделаю вид, что играю в другой комнате. Дело пяти минут, а мы этим купим себе спокойствие на несколько часов.

— Что ж, это — идея.

— Извозчик! Извозчик! Боже мой, он спит совсем! Пошел в клуб воздухоплавателей. Знаешь? Да не спи ты, Христа ради!

Это была чудная мысль. Alibi это такое дело…

Подъехали к клубу.

— Извозчик ты отъезжай немножко и постой здесь. Я сейчас вернусь.

*  *  *

Прошел час, другой. Он не возвращался. Ольга Петровна разбудила извозчика и… уехала домой.

С этого дня она каждому новому знакомому неизменно задавала один вопрос:

— А вы в клубе не бываете?