Антигона (Софокл; Шестаков)/I. Пролог/ДО

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Антигона — I. Прологъ
авторъ Софоклъ (496 г. до н.э.—406 г. до н.э.), пер. Сергей Дмитріевичъ Шестаковъ (1820—1857)
Языкъ оригинала: древнегреческій. Названіе въ оригиналѣ: Αντιγόνη. — См. Антигона. Дата созданія: около 442 г. до н.э., опубл.: 1854. Источникъ: «Отечественныя записки», 1854, томъ XCV, отд. I, с. 1—5 Антигона (Софокл; Шестаков)/I. Пролог/ДО въ новой орѳографіи
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


I. Прологъ.

Антигона и Исмена.


Антигона. — Головка милая родной Исмены!
Какихъ же бѣдъ эдиповыхъ ещё
Не совершилъ ужь Зевсъ при нашей жизни?
Нѣтъ скорбнаго и преступленья нѣтъ.
И нѣтъ позорнаго, безчестья нѣтъ,
Чего бы я не видѣла въ твоихъ,
Чего бъ въ моихъ не видѣла несчастьяхъ.
И вотъ опять приказъ какой-то новый
Креонтъ, какъ говорятъ, народу далъ.
Ты знаешь ли? ты слышала ль объ томъ!
Иль скрыто отъ тебя, что милымъ нашимъ
Враги готовятъ поруганье.

Исмена. — Нѣтъ,
Ни съ радостью, ни горемъ, Антигона
Объ милыхъ вѣсть ко мнѣ не доходила
Съ тѣхъ самыхъ поръ, какъ двѣ сестры двухъ братьевъ
Лишились мы, въ одинъ погибшихъ день,
Другъ другу смерть родной рукой нанёсшихъ.
И съ той поры, какъ въ нынѣшнюю ночь
Исчезъ Аргосцевъ станъ, я ничего
Не знаю вновь ни къ радости, ни къ горю.

Антигона. — Я знала то, и для того тебя
Я вызвала сюда за двери дома,
Чтобы одна ты слышала меня.

Исмена. — Но что? тебя тревожитъ слово, вижу.

Антигона. — Такъ ты не знаешь, что Креонтъ почтилъ
Лишь одного изъ нашихъ братьевъ гробомъ,
Другаго же лишилъ послѣдней чести?
Какъ говорятъ, онъ Этеокла съ честью
Обычною въ землѣ похоронилъ,
Да будетъ онъ и тамъ почтенъ, средь мёртвыхъ[1].
А Полиника трупъ, лежащій жалко,
Онъ запретилъ гражданамъ, говорятъ,
И въ гробѣ скрыть и слёзы лить надъ нимъ.
Велѣлъ безъ слёзъ оставить, безъ могилы,
Чтобъ былъ находкой сладкой хищнымъ птицамъ.
Вотъ, говорятъ, что добрый нашъ Креонтъ
Тебѣ и мнѣ (себя считаю тутъ же),
Всѣмъ объявилъ. Онъ скоро будетъ здѣсь,
Чтобъ тотъ приказъ всѣмъ громко объявить,
Которые о нёмъ ещё не знаютъ.
И не ничтожнымъ онъ считаетъ дѣло,
Но въ городѣ умрётъ отъ камней тотъ,
Кто вопреки поступитъ повеленью.
Вотъ всё тебѣ, и скоро ты покажешь,
Родилась ли съ душой ты благородной,
Иль съ низкою отъ благородной крови.

Исмена. — О гордая душа! но что жь могу
Связать иль развязать я въ этомъ дѣлѣ?

Антигона. — Подумай, мнѣ помочь рѣшишься ль ты?

Исмена. — Но въ чёмъ, скажи: какая мысль твоя?

Антигона. — Поднимешь ли со мною вмѣстѣ трупъ?

Исмена. — Такъ хочешь ты его похоронить,
Когда то городу запрещено?

Антигона. — Я брата моего похороню
И вмѣстѣ твоего; коль ты не хочешь:
Въ предательствѣ меня не обвинятъ.

Исмена. — Несчастная! на зло Креонта волѣ?

Антигона. — Но разлучить меня съ моими онъ
Не въ правѣ.

Исмена. — Горе мнѣ! Сестра, ты вспомни
Какъ нашъ отецъ, презренный и безславный,
Погибъ, когда, открывъ свои грѣхи,
Своей рукой себѣ разбилъ онъ очи,
А тамъ жена и мать, двойное имя,
Снуркомъ плетёнымъ жизнь свою сгубила;
Потомъ два брата общій жребій смерти
Въ одинъ и тотъ же день другъ другу дали.
Несчастные! погибъ отъ брата братъ.
Остались мы лишь двѣ теперь: смотри,
Чтобъ наша не была страшнѣе гибель,
Когда, закону вопреки, мы презримъ
Креонта приговоръ и силу власти.
Мы женщины — о томъ подумать надо;
Родились мы не съ тѣмъ, чтобы съ мужами
Вступать въ борьбу. Подумай и о томъ,
Что мы подвластны тѣмъ, кто насъ сильнѣй.
И горьше этого намъ слушать надо.
Такъ буду я покорна тѣмъ, кто силенъ,
И попрошу у мёртвыхъ въ томъ прощенья,
Когда къ тому меня неволитъ сила.
А не по силамъ дѣлать — смысла нѣтъ…

Антигона. — И требовать не стану я, и даже,
Когда бъ ещё ты дѣйствовать рѣшилась,
Твоё участье мнѣ не будетъ мило.
Какъ хочешь, дѣлай ты; но я его
Похороню. Умру прекрасно я,
Исполнивъ то. И, милая ему,
Съ нимъ вместе тамъ лежать я буду…
Вѣдь больше тѣмъ, которые въ землѣ,
Мнѣ должно угождать, чѣмъ здѣсь живущимъ:
Тамъ буду я лежать всегда. А ты,
Коль хочешь, презирай пожалуй то,
Что у боговъ самихъ въ почтеньи.

Исмена. — Нѣтъ,
Не презираю я; а дѣлать то,
Что гражданамъ противно, я не въ силахъ.

Антигона. — Оправдывай себя, а я пойду
Могилу брату милому насыпать.

Исмена. — О горе! какъ боюсь я за тебя!

Антигона. — Нѣтъ, за меня не бойся, а подумай,
Свою судьбу какъ лучше бы устроить.

Исмена. — Не объявляй же ты, по-крайней-мере,
Объ этомъ дѣлѣ никому, но скрой,
И скрою я.

Антигона. — О нѣтъ! ты говори.
Не говоря, врагомъ мнѣ больше будешь,
Когда не всѣмъ о томъ разскажешь ты.

Исмена. — Горячъ твой духъ къ тому, что въ дрожь бросаетъ.

Антигона. — Но знаю я, что тѣмъ угодна буду,
Кому всѣхъ больше нужно угодить.

Исмена. — Когда бъ ещё могла ты это сделать!
Но невозможнаго желаешь ты.

Антигона. — Когда не въ силахъ буду, то оставлю.

Исмена. — Но невозможнаго и начинать
Не слѣдуетъ.

Антигона. — Не повторяй ещё,
А то тебя я буду ненавидѣть,
И брату по-дѣломъ немилой будешь,
Когда въ могилѣ съ нимъ соединишься.
Оставь же ты меня съ моимъ безумьемъ,
Оставь терпѣть ту страшную судьбу.
Но, что бы надо мной ни учинилось,
Коль я умру, умру прекрасной смертью.

Исмена. — Иди, когда такъ хочешь ты; но знай,
Хоть ты безумная теперь идёшь,
Но все жь друзьямъ своимъ ты милый другъ.

Примѣчанія.

  1. По понятіямъ древнихъ, непогребённые или похороненные безъ надлежащихъ обрядовъ, были въ презрѣніи и у мёртвыхъ. (Прим. перев.)


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России и странах, где срок охраны авторского права действует 70 лет, или менее, согласно ст. 1281 ГК РФ.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.